Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Исторические / — в том числе по жанрам, Бестселлеры
© Аммиан фон Бек, 2006. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 24 ноября 2010 года
Обновлено: 5 августа 2014 года

Амангельды Абдыжапарович БЕКБАЛАЕВ

Гунны. Книга III (окончание). Аттила – хан гуннов (434-453 гг.) / ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ

Исторический роман

Мощной гуннской империей (древней тюркско-кыргызской) управляют двоюродные братья Беледа и Аттила, причем последний является младшим ханом левого крыла. Поссорившись со своим старшим братом, Аттила в 445 году убивает его.

Хан гуннов Аттила из племени хуннагуров, прозванный современниками за свою жестокость Бичом божьим, всю свою жизнь провел в военных походах. Он подчиняет себе обоих императоров Западной и Восточной римских империй, которые вынуждены платить ему ежегодную дань золотом. Уничтожение германского племени бургундов (437 г.) вошло сюжетной линией во многие предания германских народов («Песнь о нибелунгах», «Сказание о Дитрихе Бернском», «Сказание об Аттли» и другие). Страшась гнева Аттилы, римский сенат удостаивает его почетного воинского звания «Военный магистр обеих Римских империй» (соответствует современному воинскому званию генерала армии).

Вошла в историю битва народов на Каталаунских полях в северной Галлии (451 г.). Гунны, аланы, остготы, алеманы, анты и другие под предводительством хана Аттилы сражаются с объединенным войском римлян, вестготов, сарматов, галлов, франков и других под началом римского полководца Аэция, с которым Аттила в юности и в молодости, будучи заложником в Риме и состоя на римской военной службе, был очень дружен. С обеих сторон в сражении участвовало, по свидетельству очевидцев, около полумиллиона человек. Схватка продолжалась три дня. Погибло примерно сто пятьдесят тысяч человек. Ни одна из сторон не смогла одержать победу.

В 452 г. гунны вторглись в Италию, но из-за эпидемии чумы, не дойдя до Рима, повернули назад. В 453 г. после женитьбы Аттилы на юной германке Ильдико утром его нашли в спальне бездыханным. По достоверной версии, ему преподнесли отравленное вино. После его смерти сыновья начали борьбу между собой за великоханский престол. Гуннская империя распалась.

Гуннские племена разошлись в разные стороны и положили начало образованию новых народностей: акациры, биттогуры и сабиры вернулись на Алты-Тао (Ала-Тоо) (в основном предки современных кыргызов, а также отчасти казахов, уйгуров и других), майлундуры и хайлундуры ушли в Малую Азию (предки современных турков), кутургуры и утургуры расселились по северным берегам Гуннского (Каспийского) моря (предки современных болгар), угоры и хуннагуры остались в Паннонии (предки современных венгров). Некоторые гуннские племена и роды перекочевали на реку Эдел (Волга) – предки современных башкир, татар, чувашей и других и в Предкавказье (предки современных балкарцев, карачаевцев, осетин и других).

Публикуется по книге: Аммиан фон Бек. Аттила – хан гуннов (434-453 гг.). Ист. роман. Т. II. Второе издание. – Б.: 2006. – 405 с.

ББК 84Ки7-4
    А-62
    IBSN 9967-21-620-4
    А 4702300100-03

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Действующие лица

Глава 1. Год 446

1. Жаувизирь Усур на покое в своем кочевье
    2. Великий каган Аттила и коназ туменбаши Онегизий посещают таверну
    3. Дипломатические гуннско-румийские переговоры в Сингидуне
    4. Великий каган Аттила занимается обустройством нового орду
    5. Тамгастанабаши Эскам и минбаши Стака прибывают в Константинополь
    6. Хозяйственные будни сенгир-хана Аттилы
    7. Бывший аталак Усур принимает челобитчиков

Глава 2. Год 447

1. Каган получает известие из Константинополя
    2. Гунны и их союзники переправляются в устье Дуная
    3. Старший воинский каринжи Орест вручает предписания
    4. Старший гуннский писарь Орест делает доклад кагану
    5. Новоиспеченный командующий Стака начинает действовать
    6. Битва на реке Утус на добруджских землях
    7. Гунны овладевают балканскими и понтийскими городами

Глава 3. Год 448

1. Различные мысли старого жаувизиря этельбера Усура
    2. Великий каган Аттила возвращается из боевого сапари
    3. Тамгастанабаши Эскам покупает германскую рабыню
    4. Поимка утургурского беглеца бека Борулы
    5. Великий каган Аттила осматривает свое хозяйство в орду
    6. Великий каган Аттила принимает византийских посланников
    7. Знатоки языков – телмечи Эскам и Вигилий спорят между собой

Глава 4. Год 449

1. Из записок Приска Панийского: в пути к королю Аттиле
    2. Из записок Приска Панийского: во владениях короля Аттилы
    3. Из записок Приска Панийского: на приеме и в гостях у короля Аттилы
    4. Великий каган Аттила получает важный пергамент из рук Зерко
    5. Дипломатические заботы великого кагана Аттилы
    6. Ответ великого кагана Аттилы вандальскому конунгу
    7. Чудесное предзнаменование высоких синих небес

Глава 5. Год 450

1. У священного мазара готского конунга Балта
    2. Второе предзнаменование для великого кагана гуннов
    3. Дорожная беседа о высоких материях племянника-кагана и дяди-шамана
    4. Великий каган Аттила встречает византийских послов
    5. Душевные смятения и сомнения великого кагана Аттилы
    6. Великий каган Аттила в столице восточных остготов
    7. Последние приготовления великого кагана перед большим воинским сапари

Глава 6. Год 451

1. Чувство вины и ощущение опасности в груди у великого хана Аттилы
    2. Гунны берут приступом румийский город Могунтиак
    3. Верховный хан Аттила пребывает в веселом расположении духа
    4. Неожиданное предложение от сарматского хана Сангибана
    5. Христианские епископы в войне за Галлию против гуннов
    6. Гунны и их союзники готовятся к битве
    7. Незавершенная битва на Каталаунских полях

Глава 7. Год 452

1. Верховный гуннский правитель рассматривает карту земель
    2. Спор в лесу около добытой туши парды
    3. Славянская тризна по герою-багатуру Онегизию
    4. Гуннские тумены под стенами города-кастелла Аквилеи
    5. Великий каган Аттила посещает христианский собор в Вероне
    6. Переговоры гуннов и румийцев на реке Минцио
    7. Великий каган Аттила поспешает к городу Аквилее

Глава 8. Год 453

1. Гунны встречают своих послов в византийском городе Найсе
    2. Будни великого кагана Аттилы в орду
    3. Элтуменбаши Орест рекомендует кагану ругийку Ильдихо
    4. Верховный властитель гуннов Аттила занемог в дороге
    5. Застольные беседы во дворце германского конунга в Вилве
    6. Беспокойная ночь великого кагана Аттилы
    7. Последнее сапари великого кагана гуннов

Эпилог

 

СКАЧАТЬ полный текст романа

 

Образец текста

Из главы 3: 5. Великий каган Аттила осматривает свое хозяйство в орду

Около года отсутствовал великий каган в своем орду на среднем левобережье Тиссии. Издали на фоне тающих снегов и проступающих черных полосок земли в весеннем мареве возвышались высокие строения его деревянного орду. Над островерхими устремившимися вверх металлическими блестящими и черепичными тусклыми крышами терегемов с криками кружились предвестники быстрой оттепели – большие стаи черных грачей. Деревянная ограда орду, своими мирным видом никоим образом несравнимая с укрепленными каменными стенами румийских городов, поблескивала свежей ярко-зеленой окраской; постарались подданные к приезду своего правителя.

Несколько дней верховный хан провел в своих дворцах в кругу своей семьи, по вечерам посещая баню и получая от банщика отличный массаж. Первые день и ночь по приезду главный сенгир провел в большом деревянном двухэтажном доме своей байбиче-гуннки Эрихан, которая искренне была рада возвращению благоверного из далекого боевого сапари. Серые ее глаза излучали приветливость и доброту, она подгоняла бесчисленных своих служанок, стараясь угодить мужу в его гастрономических пристрастиях. Зная его большую любовь к вяленому мясу, выдержанному в течение пары лет в ржаном толокне-далгане крупного помола, она выставила на дастархан несколько сортов таких блюд из вырезок филе зубрицы, буйволицы, ячихи, медведицы и барсучихи. И с заговорщицкой улыбкой верная жена, главная ханыша Эрихан, который уже было под сорок, протянула своему супругу кружок темновато-желтой колбасы из вяленого мяса:

– А вот эта еда только для тебя, мой дорогой каган. Помнишь ли ты того тигра, которого ты собственноручно убил в верховьях Олта, еще там в нашем дакийском орду? По моей просьбе у этого зверя было отрезано его достоинство самца; я это тигровое достоинство иссушила, как завещала нам великая небесная праматерь Умай, измельчила в порошок и добавила вот сюда в эту колбасу из медвежьего мяса. Эта еда способна на долгие годы вернуть тебе в любовных делах юношескую неутомимость. И я полагаю, от этого выиграем только мы, любящие тебя очень крепко твои хатунки.

Взглянул удивленно главный гуннский сенгир на свою старшую жену-байбиче, которая, как теперь подметил каган, вырядилась в свои самые лучшие одеяния из шелка, парчи и бархата, подвела брови и губы аравийскими приятно пахнущими красками и выглядела еще красивее. Белоснежные зубы сверкали при ее милой улыбке.

– Хорошо, моя хатун, я поем этой чудодейственной еды, но коли такое лакомое снадобье придаст мне столько мужских сил, что я не успокоюсь на своих законных трех женах и возжелаю взять еще четвертую или пятую, как тогда быть? – засмеялся добродушно великий каган Аттила.

– Мой дорогой каган и отец моих сыновей, – скромно потупив глаза, ответствовала застенчиво первая жена, – разве от этого нам будет плохо? Ведь мы, твои законные хатуны, получим каждая причитающуюся нам долю. А этого в жизни, особенно в женской, представляется достаточным. Лишь бы ты был здоров и неутолим, а мы бы были при тебе, мой дорогой каган.

Уже глубокой ночью, немного усталый после реального проявления этой чудотворной лакомой еды, верховный гуннский властитель собрался было уже засыпать, как внезапно ему пришла в голову мысль и он тихо вопросил:

– Для мужчин – ээренов имеется такое благоприятное целебное средство. А есть ли нечто подобное для женщин-хатунок?

Немного помедлив, старшая ханыша отвечала чистосердечно:

– Женщины у нас пользуются настоями, изготовленными из особо редких трав и из половых органов горных буйволиц. Такая настойка, добавляемая в свежее парное молоко козы, излечивает от бесплодия и повышает вероятность забеременеть, хорошо выносить ребенка и вовремя родить. Я однако уже вышла из детородного возраста, – со вздохом добавила байбиче, прижимаясь ближе к своему мужу, – а вот обе другие, более молодые твои хатынки Сванхильда и Гудрун, сейчас пьют такой настой, они еще хотят подарить тебе маленьких детей. Твоя вторая жена Сванхильда также уже целую луну не позволяет прислужницам выносить из своего дома пустую посуду, боится недоброго глаза, который отвращает женское счастье. А твоя младшая токал Гудрун повелела убрать с пола в своих покоях все деревянные предметы, которые она могла бы нечаянно перешагнуть, ведь в этом случае она может в этом году не забеременеть.

Усмехнулся гуннский хан Аттила, прижал к себе покрепче свою любимую байбиче и быстро заснул.

Вскоре вернулась с Понта Эвксинского посланная туда с разъяснительной миссией дипломатическая группа во главе с тамгастанабаши Эскамом. Он доложил, что посетил почти все северные и восточные припонтийские города, и везде проводимая им работа имела хорошие результаты, ни один из пригородных рынков, на которые съезжались гуннские и союзные им племена и народы, не был закрыт и цены там на все виды товаров, в первую очередь, на рабов, железо и скот, оставались на прежнем уровне. Верховный хан сердечно поблагодарил руководителя общегуннского таможенно-дипломатического ведомства тархана Эскама за хорошую и верную службу ему, кагану Аттиле, и всему гуннскому государству. Также он поблагодарил членов посольской группы юзбаши сабиров Коркута и румийского аманата Карпилия, сына Аэция, за примерное выполнение своих нелегких посольских обязанностей. Более всего верховный сенгир пришел в восторг и восхищение от того, что его посланники наняли два объемных румийских военных корабля и совершили большую часть своего дипломатического объезда именно на этих кайыках, куда они постоянно загружали даже своих лошадей, а ведь у двух сотен нукеров почетной охраны было вдвое большее количество коней.

– Так ты, мой тамгастанабаши Эскам, научишь всех гуннов плавать на морских судах, а также и воевать на них. Тогда мы будем как вандалы, которые уже сейчас считаются владыками бескрайнего Внутреннего теплого моря, а я уподоблюсь их вандальскому конунгу, моему старинному приятелю Гейзериху, который хозяйничает на этом море, стану обладателем самого большого флота на Понте Эвксинском и буду повелителем тамошних вод, – смеялся счастливый великий каган.

И, оставшись наедине с баши всех гуннских тамгастанов грамотным полурумийцем Эскамом, верховный правитель всех гуннов сенгир-хан Аттила спросил его:

– А как там мое золото, вложенное в иудейские банки? Ты справлялся об этом?

– Голом* твоего золота, мой каган, уже возрос за эти годы на одну треть, – начал пояснять тамгастанабаши, – оно в целости и сохранности, на данный момент очень много золота взяли под проценты строители-подрядчики в Константинополе, там после прошлогоднего землетрясения идет серьезное строительство. Заново сооружают огромный ипподром для конских бегов и скачек.

(*Голом – по-гуннски: объем, сумма)

– Душа радуется слушать твои речи, тамгастанабаши Эскам, ведь это так хорошо, что золотой голом сам по себе возрастает во времени. Этак и никаких походов не надо объявлять, коли то же самое можно получить, лежа в своей юрте на кошме и попивая кумыс из рук любимой жены. Как говорят наши друзья-готы, фулло голума иса гута*. Спасибо, твоему отцу, старшине купцов благоразумному Варинию Пизону, это он меня надоумил вложить золото в монетах в иудейские банки Таны. Как, кстати, его здоровье?

(*Fullo goluma isa guuta – по-готски: Большой (fullo) объем (goluma) это есть (isa) хорошо (guuta))

– Он тебе кланяется, мой каган, и в знак уважения и дружбы посылает тебы в дар беловолосую юную рабыню-германку.

– Беловолосую, это хорошо, люблю беловолосых. И чтобы была вся блондинистая, но не только на голове, – еще раз засмеялся главный гуннский сенгир. – А как там поживают наши верные союзники, арыманский царь Ваче и его алванский главный военачальник Вардан, какое у него там второе имя, по-моему, Мамоконян?

– У них дела обстоят не очень хорошо, их теснят иранцы, уже вынудили уйти из всех низинных мест: зеленых лощин, плодородных котловин и многоводных низин. Я сам встречался с их людьми в Трапезунде и в Фасисе, они скоро пришлют посольскую делегацию к тебе, мой каган, и будут просить военной помощи.

– Интересные ты мне вещи говоришь, тамгастанабаши, это ведь такой далекий и дорогостоящий поход… но зато какие там богатые трофеи!

В первые же дни после возвращения из боевого сапари пригласил великий хан Аттила к себе главного шамана сабиров и восточного крыла гуннов абу Айбарса, который оставался на время отсутствия верховного степного правителя в качестве ответственного за центральную ставку-орду, а негласно он должен был поддерживать порядок и во всей громадной гуннской империи, имея при себе некоторые воинские тумены из нукеров старших призывных возрастов.

В огромной теплой деревянной зале, на постланных прямо на полу шерстяных узорчатых кошмах, вокруг обильного дастархана принимал великий каган двоих уважаемых людей каганата: вызванного с докладом шамана Айбарса-абу и приглашенного с северо-западной окраины пушты старого заслуженного боевого жаувизиря Усура. Привечают глубокоуважаемых конаков сам верховный властитель сенгир Аттила и его старшая жена ханыша Эрихан. Степной правитель радостно возбужден. Ему приятно видеть у себя таких высокочтимых гостей.

Сабирский высокородный шестидесятитрехлетний сенгир Айбарс вырядился в честь такого важного приема в свои самые лучшие нешаманские одежды. На нем зеленый парчовый кемсель*, голубые бархатные шальвары, мягкие черные мокасы и широкополый белый войлочный колпак с черными орнаментированными узорами.

(*Кемсель – по-гуннски: камзол)

Биттогурский семидесятисемилетний этельбер Усур также имеет на себе самые дорогие и парадные одеяния: штаны из желтого бархата, кафтан из голубой парчи и широкие красные нутуги на ногах с расходящимися раструбами-голенищами. На голове у него черный, обшитый по краям мехом соболя матерчатый головной убор. Золотые зубы престарелого жаувизиря блистают при дневном свете, падающем из широких окон, в которых вставлены безумно дорогие прозрачные листы румийских стекол.

По древнему обычаю за каждым высокородным гостем прислуживает особый слуга, наполняющий бокалы и кубки белым хмельным тарпаньим кумысом, который наиболее высоко ценится у всех степных народов.

Немолодой шаман-ведун рассказывает великому кагану всякие новости и события, имевшие место за этот и прошедший год. С севера пытались было сунуться славянские племена поморских сорбов, но сенгир -временный управляющий в орду знахарь Айбарс попросил жаувизиря Усура с тысячей запасных воинов-биттогуров встать у них на пути и уговорить их идти на восток вдоль южных предгорий Западных Карпат, и в итоге незваные пришельцы ушли по водоразделу между Западными и Восточными Карпатами на северо-восток в страну Германия.

– Вот сидит здесь сам жаувизирь, он не даст соврать, — указал своими беспрестанно находящимися в действии руками на старого туменбаши премудрый шаман-провидец.

Тот в знак согласия, мол, так оно и было, покачал головой снизу вверх. А временный наместник в орду сенгир-шаман Айбарс продолжал свое повествование: якобы, до него доходили слухи о нехорошем и недостойном поведении старшей жены покойного кагана Беледы, ханышы Бланки-доттер, которая приблизила к себе некоего карлика-уродца придворного шута Зерко вместе с женой-гуннкой последнего; и они втроем устраивают постоянные безобразные пиршества, во время которых буянят, сквернословят, теряют от вина и араки трезвый разум и ведут себя даже хуже, чем самые последние забулдыги-пьяницы в обоих Румах.

– Она не знает такой простой вещи, что женская печень, как говаривали старые наши шаманы, более предрасположена к радости пития, чем мужская, и потому трудно отучить хатынок, привыкших к хмельным хорзе, араке или к вину, от этого пагубного пристрастия. Если женщины радуются при хмельном питие, то у них веселится вся печень, а это очень прискорбно, – высказался неодобрительно великий каган и показал всем своим видом, что вопрос этот исчерпан.

Под конец недолгой торжественной трапезы главный гуннский сенгир вручил абе Айбарсу и aгe Усуру драгоценные подарки: дорогие золотые мечи в серебряной оправе и широкие теплые зимние боруки, пошитые из множества искрящихся на солнце норковых шкур. Также великий хан подарил своим уважаемым гостям на головы большие румийские магистерские боевые шлемы, изготовленные в равной пропорции из золота, серебра и бронзы. Оба пожилых гостя были неимоверно довольны теплым приемом, радушным угощением и богатыми дарами из рук самого верховного гуннского властителя-кагана Аттилы.

 

СКАЧАТЬ полный текст романа

 

© Аммиан фон Бек, 2006. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 3178