Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия / "Литературный Кыргызстан" рекомендует (избранное)
© Труханов Н.И., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 26 ноября 2010 года

Николай Иванович ТРУХАНОВ

Катастрофы местного масштаба

Веселый рассказик о неудачливом молодом человеке, который готовился к визиту своей девушки. Но, пока готовился, такое произошло… Напечатан в журнале «Литературный Кыргызстан».

 

Мишка просыпался очень медленно, пребывая в каком-то сладостном, счастливом состоянии: сначала он сквозь сон стал слышать шум еще пока редких проезжающих машин, потом – тихий, но все же нудный ход кварцевых часов на стене… И все это проходило как бы на фоне того, что сегодня к нему придет Лена, Леночка! Прекрасная, чудесная девушка, которую Мишка любил уже полгода. Полгода? Он, не просыпаясь, посчитал — получалось, что даже больше.

Улыбаясь, Михаил открыл глаза – как здорово все же быть счастливым! Он лежал в постели, оглядывая свое недавно заселенное жилище. Вещи стояли не распакованными в коробках, мебель тоже стояла, как попало, еще не зная, на каком бы месте ей прижиться. Ну, ничего, вместе с Леной они расставят все так, как ей, Леночке захочется!

Нашарив рукой под подушкой пульт, включил телевизор – уже шли новости по первому каналу. Поглядывая на экран и обводя взглядом комнату, Мишка улыбался, представляя, как счастливо они будут жить здесь! И так будет всегда, каждую минуту, каждый день! И все потому, что сегодня в этой его квартире появится любимая женщина! Впрочем, это свойственно каждому человеку: переживая мгновенья блаженства, думать, что счастье будет длиться вечно!

— Что же я лежу? — уже было минут двадцать седьмого – пора было вставать и хоть немного прибраться.

Когда он водил щеткой пылесоса по паласу, в старом «Циклоне» вдруг что-то произошло, и весь мусор разом выдуло обратно в комнату. Мишка, испугавшись, поспешил выключить как-то по дурному загудевший прибор. Но оказалось, что там, в утробе пылесоса просто сорвало пылевой мешок. Облегченно вздохнув и ликвидировав аварию, Мишка продолжил уборку. Этот маленький инцидент нисколько не омрачил его приподнятого настроения. Ах, если б он знал, что это было только началом целой цепи происшествий на ограниченном участке вселенной.

На завтрак Мишка решил совершить подвиг: сделать мясную поджарку. А на гарнир… Гарнир не проблема — главное поджарка!

Поджарка, как он считал, должна быть острой, поэтому из пакетика были извлечены несколько стручков очень жгучего перца. Стручки, правда, были идеально круглой формы — оказывается и такой бывает! Михаил хмыкнул, вспомнив, как этот перец попал к нему.

Тогда один из его друзей достал из кармана круглые красные шарики:

— Угощайся, – он протянул их Мишке, — знаешь, что это? Клюква!

— Клюква. – Мишка иронично улыбнулся. – Это физалис! Бывает кондитерский и овощной, салатный. — С этими словами Михаил высыпал физалис в свою сумку.

— Да ты попробуй!

— Что я физалис не ел? — пробовать сейчас ему не хотелось.

А на следующий день, вспомнив про «клюкву», Мишка достал из сумки несколько красивых ягод, сунул одну в рот, раскусил, удивившись, что она какая-то сухая. И еще он подумал, что семена у нее необычайно крупные, а у физалиса – он это знал, — семена мелкие.

Внезапно он понял, что его разыграли: вместо клюквы-физалиса ему подсунули перец. И тут во рту как огнем полыхнуло – зажгло так, что Мишка чуть было не заорал! Бросившись к крану, он налил в стакан воды и набрал полный рот. Жжение утихло только на мгновение – он сглотнул воду, и снова припал к стакану. Во рту бушевал пожар, а вода не помогала!

Холодное молоко из холодильника несколько пригасило пламя, но, как ему показалось, оно тут же прямо во рту скисло.

Улыбаясь воспоминаниям, Михаил мелко-мелко покрошил два-три шарика перца – этого было достаточно. Потом стал чистить лук. Лук был очень едкий, и в глазах, естественно, появилась резь. А потом… И у мужчин на глазах появляются слезы, когда они чистят лук! Мишка бросился к раковине, приложил ладони, наполненные холодной водой к глазам. Потом еще раз и еще! Вроде немного отпустило. На этом бы закончить, но совершенно безотчетно, как-то рефлекторно он протер ладонями глаза. Ну, как бы умылся.

— Ой, что я делаю? – но было поздно! Когда мыло попадает в глаза, их ведь тоже невозможно открыть, но лишь отдаленно похоже на то, что случилось с Мишкой! Глаза резало так, что он, закрыв их, запрыгал, задрыгал ногами и дико завопил!

Несчастный Мишка не мог знать, что на этот крик среагировали бдительные старушки-соседки и позвонили в милицию первый раз.

Ощупью он добрался до дивана и около полутора часов отходил от дикой рези. Он даже вздремнул! Ах, если б он знал, что последует дальше!

Вернувшись на кухню, Михаил увидел, что вода так и льется из крана. Да и как бы он искал этот кран, когда глаза раскрыть нельзя было?!

Несколько раз вымыв руки с мылом, Мишка перекрыл воду. Наклонив голову, он задумчиво смотрел, как из-под крана сочится струйка воды. Потом, решившись, полез под стол и из картонной коробки стал вытаскивать все, что там было: зимний комбинезон, горнолыжные ботинки, свитера, упакованные в несколько полиэтиленовых пакетов от моли, две бухты основной веревки, карабины, ледоруб… Инструменты лежали на самом дне коробки.

Что такое подтянуть кран для мужчины, у которого что называется руки растут откуда надо! Но видимо, резьба была уже сорвана и после того, как он повернул накидную гайку всего-то на пол-оборота, кран сорвало напором воды. Мощная струя ударила в потолок!

Мгновенно на кухне все вымокло: и стол, и шкафчики, и горнолыжный костюм с ботинками, и веревки... Сам Мишка мокрый с ног до головы растерялся так, что несколько секунд вообще не двигался! Потом засуетился, рванулся в ванную – вводной кран должен был бы быть там. Но у самой двери ванной у него мелькнула мысль, что сначала нужно хоть как-то перекрыть воду. Метнулся обратно, в дверях зацепился за веревку и грохнулся на пол. Дверь почему-то закрылась за ним сама собой. Да разве было у него время отмечать такие мелочи — все вокруг мешало ему и цеплялось за мокрую одежду в самый неподходящий момент!

Мишка рукой прикрыл струю, выискивая, чем бы замотать то, что осталось от крана. На глаза попалась велосипедная камера, которую он несколько минут назад вытащил из коробки. На секунду отпустив кран, – вода снова фонтаном ударила в потолок, — Мишка схватил ее, и опять накрыл ладонью водяную струю. И так и эдак он пробовал замотать фонтанирующий кран! Ничего не получалось! Жаль камеру, но другого выхода, кажется, нет – ее нужно превратит в шланг! А как это сделать одной рукой?

Он бросил камеру на стол, с трудом дотянулся до ножа и попытался ее перерезать. Но резина каталась за ножом и сопротивлялась изо всех сил! Рассвирепев, ругаясь про себя, Мишка взял камеру в зубы, потом, наступив на нее ногой и высоко задрав голову, натянул, и опять попытался ее перерезать. Ему пришлось еще прижать ее к столу и, в конце концов, он ее все же разрезал. Но камера в последний момент отомстила: со всего маха хлестанула его по лицу.

Еще раз окатило его водой, когда он надевал на кран камеру. Свободный конец импровизированного шланга лежал в раковине, и из него хлестала вода. Ну, хоть в раковину! Но все же хлестала!

Подвернувшейся проволочкой Мишка сначала надежно привязал камеру к остатку крана, а потом еще перетянул камеру чуть дальше. И тут же она стала стремительно раздуваться, превращаясь в змею, заглотившую крупного зверя! Михаил загипнотизировано смотрел на этот разбухающий пузырь. Как кролик перед удавом он не мог даже двинуться, начисто лишенный способности соображать!

Естественно, пузырь в какой-то момент с оглушительным грохотом лопнул, опять обдав Михаила водой. Пришлось снова надевать на кран камеру, привязывать ее к торчащей пипке. Но теперь уже Михаил не стал перевязывать свободный конец, а оставил воду просто сливаться в раковину.

— Нет, теперь-то я сначала перекрою кран! — Мишка шагнул к двери, но она почему-то не открылась. Вернее она приоткрылась, но только немного. В образовавшуюся щель, невероятно извернувшись, Мишка увидел, что дверь перекрыта лыжами – они видимо упали, когда он метался туда-сюда. И упали они так неудачно, что насмерть перекрыли выход из кухни! Он пытался просунуть руку, чтобы хоть чуть-чуть отодвинуть лыжи! Но все его попытки привели только к тому, что он сильно ободрал запястье!

— Что же делать? Что делать? Как выйти? – Мишка бился в закрытую дверь, как муха в стекло! Дверь не подавалась, да и жаль было ее ломать, а лыжи, австрийские слаломные лыжи «Atomik» были очень, очень крепкими!

Мишкой овладело отчаянье и он, плюхнувшись на мокрую табуретку, с тоской глядел на кавардак вокруг себя.

— Да что ж сидеть-то! – он поискал, чем бы собрать воду с пола, но тряпки, половой тряпки нигде не было. Казалось бы мелочь, а вот, поди ж ты – без нее, как без рук! Тогда он снял джинсы, фирмовые и почти новые джинсы, и, чего уж там, — стал собирать воду с пола, выжимая брюки над раковиной. При этом молил бога, чтобы вода не успела просочиться к соседям снизу.

Закончив и с ужасом ежесекундно ожидая рассерженного звонка в дверь, Мишка, чтобы успокоится, решил выпить кофе, который еще предстояло найти – ведь почти ничего после переезда не было разобрано. Когда он раскрывал дверцы, выдвигал ящички, отыскивая банку с кофе, ему на глаза попалась скалка, обыкновенная деревянная скалка.

Вот из этой скалки, которая, кстати, почему-то очень понравилась Лене, он быстро сделал кляп, и пока грелся на газовой плите чайник, прямо сквозь резину забил этот кляп в жерло фонтанирующего вулкана! Угроза потопа миновала!

— Да, глупее положения не придумаешь! – сам себе сказал Михаил, — И главное никуда нельзя выйти! Впрочем… — Мишке пришла счастливая мысль!

Он с отвращением натянул мокрые джинсы, открыл окно: у подъезда, греясь на весеннем солнышке, сидели старушки. Мишка взял в руки бухту веревки, прочной альпинистской веревки, привязал ее к батарее. Сорокаметровая веревка, конечно же, достала до земли — новое Мишкино жилище располагалось на третьем этаже.

— Хм, пока чайник закипит, я успею. – Ему бы хорошенько подумать над последствиями, а он сразу стал спускаться — видимо еще не остыл от авральной суматохи.

— А как я дверь-то открою? — уже стоя на земле, сам себе сказал он. – Пока какого-нибудь мастера найду… А там чайник на плите!

Он снова полез по веревке. И когда был на уровне второго этажа, услышал милицейскую сирену. Из подлетевшей машины выскочили люди в форме и кинулись к нему.

Напрасно Мишка пытался объяснить стражам порядка, что он здесь живет, что у него дверь не открывается, что у него чайник на плите уже, наверное, весь выкипел и вот-вот развалится на части…

— Не надо! Что вы делаете? – закричал он, увидев, как сержант перочинным ножом отрезает большой кусок его альпинистской веревки — самой большой ценности, которая у него была!

—  А это, чтоб никто не залез! – ответил милиционер. И Мишку затолкали в УАЗик.

Откуда ему было знать, что это бдительные соедки-старушки, хоть и знали, что в двадцать шестой квартире появился новый жилец, но еще не знали его в лицо. Ну что они должны были подумать, услышав сначала дикий крик, а потом «грабитель» по веревке полез…

Когда Мишку все же выпустили, и он, так и не просохший, замерзший, с забинтованной рукой, убитый горем вернулся домой, там уже была Лена, которая, открыв своими ключами дверь, пришла в ужас от увиденного. А потом прибрала в квартире, вытерла, разложила все по своим местам, нашла сантехника, который починил кран. Еще он помог передвинуть диван и шифоньер. После его ухода она еще повесила шторы, приготовила вкуснейшую поджарку… Ну как они, женщины все успевают!?

— Я всегда считала, что мужчины – тупиковая ветвь развития человечества, – ласково поглаживая Мишку по голове, приговаривала Лена.

А Мишка, прижавшись щекой к плечу любимой, думал:

«Как хорошо, что у меня есть Лена! И вообще, без женщины жить невозможно!» — и ощущение счастья, потерянное было, вновь вернулось к нему!

 

© Труханов Н.И., 2010. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1183