Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Наргиса Карасартова, 2011. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 10 июля 2011 года

Наргиса КАРАСАРТОВА

Сильнее смерти: Из жизни поэта Акынбека Куручбекова

Очерк о жизни и творчестве поэта

 

Есть истории, которые нас учат простым вещам – верности, любви и преданности, как бы это тривиально не звучало. И сейчас хочется рассказать об одной истории из жизни, или вернее о двух личностях, живших в непростую эпоху. Об их чувстве, которое они пронесли в течение всей жизни, и в военное время, и в мирное.

Как вспоминает Тукен Кокушева, Великая Отечественная Война началась совсем внезапно. Никто её не ждал. Но, как известно, если приходит беда, она не стучит в ворота».

В то время Тукен Кокушева была в четырнадцатилетнем возрасте. Жила она в селе Жон-Арык Джайылского района Чуйской области. Школы в их селении не было. Тогда ребята ходили на учебу в соседнее село Эриктуу. Так, в один из военных дней, пришла в школу и не обнаружила своих одноклассников, – вспоминает она. Да и их было всего раз, два и обчелся. Две девочки вышли замуж, ведь не секрет, что тогда по кыргызским традициям в юном возрасте, девочки узнавали все тяготы супружества. Мальчики начали работать на полях. И вот Тукен осталась одна в своем классе. Как она помнит, тогда в кабинет зашли трое взрослых и объявили: " Ты отличница, а у нас не хватает учителей. Видишь, на дворе война, многие сейчас работают в тылу для фронта, поэтому тебе непременно надо учительствовать, обучать младшие классы". Услышав это, Тукен расплакалась: "Как я буду учить детей, как?", – недоумевало её юное сердце. Но слезами горю не помочь, надо было, засучив рукава, и утерев слезы работать, работать. Так Тукен Кокушева стала учителем начальных классов.

«А тогдашним парням старшеклассникам даже не сиделось на уроках. Все мальчики поголовно забросили учебу; – говорит Тукен. – Как можно учиться в такое время, когда там враг, которого необходимо уничтожить! Они были полны патриотизма, геройства и мечтали о боях и шинелях».

В один день, когда она стояла у доски и объясняла новую тему детям, в окно заглянуло несколько старшеклассников. Они внимательно посмотрели на неё и убежали. Среди них был Акынбек Куручбеков. Как выяснилось потом, юная учительница ему сразу приглянулась. Тогда отец Акынбека работал почтальоном, а догадливый отрок придумал сам носить почту. Как-то Акынбек постучал в дом Тукен, принеся газеты, а когда она вышла, он, пытаясь быть решительным, но в то же время, борясь с волнением, вручил ей письмо-треуголку. Девочка, укрывшись у себя в комнате, вскрыла послание, там были написаны любовные строки стихов старательным почерком, но неровным почерком. Новый почтальон стал приходить все чаще и чаще. И каждый раз он приносил с собой незамысловатые письма-треуголки, в которых рассказывал о своих сокровенных чувствах. Вскоре молодое сердце учительницы было лиричными и чистыми строками.

В то время Акынбек маялся, он не желал уезжать из своего села, ему хотелось видеть свою первую любовь, но и суровая война манила и привлекала его. Пламень патриотизма и неизведанного чувства одновременно начал пылать в его сердце! А ненасытная до крови война зазывала к себе новые, молодые и свежие силы. Как же она была безжалостна и хладнокровна.

В 1942 году Акынбек Куручбеков был призван на фронт в Калининград. В одном из боев он получил ранение в правую ногу. Шесть суток он лежал в яме, истекая кровью. «Лучше бы я умер…»; – невольно мысли проносились в голове от боли. Хотелось пить и кушать, и он лежал и ел сырой песок. Да, песок был единственной трапезой в те дни – водой и едой, в мирное время такое даже на ум не придет. В то же время он боролся с тяжелой, невыносимой и острой болью. Непоседливые мухи и надоедливые комары кружили возле запекшейся крови. Одно успокаивало – воспоминания о родине, о семье и о своей девушке. Раненный солдат частенько наблюдал за столкновением советских и вражеских самолетов в небе. Если нашим удавалась сбить летающие машины врагов, он бессильно кричал: – "Ура! Ура!". Но, как сложно было быть простым наблюдателем.

Тогда Акынбек понял, что есть вещи сильнее смерти. Сильнее смерти было чувство к милой девушке с неповторимым взглядом. Сильнее смерти была непреодолимая сила, когда он шел под пули во имя родины, не зная, выживет он, или нет. В такой переломный момент новые строки стихов рождались в его голове.

Мой город Фрунзе – колыбель моя
    С ним с детских лет навеки связан.
    Как сын с отцом,
    Как беркут с поднебесьем.
    Мой город Фрунзе – колыбель моя.

Возможно дни солдата и закончились бы в сырой яме, если бы раненного случайно не нашел командующий, который и позвал санитарный отряд. Акынбека и несколько других раненых, которые лежали на поле боя положили в большую телегу. Но он потерял слишком много крови, поэтому в один момент, когда боец очнулся, оказался лежащим на чуть влажной зеленой траве, в лесу, где пахло соснами и елями. "Я упал с телеги, что же делать? Боже мой, когда закончатся эти мучения!", – душа его, рыдала. Но в этом горе, солдат был не один, в телеге он видел других раненых, но особенно его потрясла картина – человек, который полностью остался без рук и ног, больно было даже на него посмотреть. Акынбек размышлял о тяготах войны, о своей грязной, искровавленной военной форме и о чистом, голубом небе. Потом он снова впал в забытье. К счастью, и траве его заметили. Потом солдат был отправлен в Полевой госпиталь, где у него обнаружили гангрену из-за того, что он не получил своевременную помощь. А в 1943 году Акынбека демобилизовали.

С радостью и с волнением на поезде он возвращался домой – в Кыргызстан, к родным, к любимой Тукен. Только переживал и беспокоился, как она воспримет, что он лишился ноги. Вроде я такой же, как прежде, но…, это чертово ранение, захочет ли она быть мне женой. Однако тревоги оказались напрасными. Для Тукен он оставался прежним, даже ещё более любимым… и они собирались пожениться:

Как я счастлив, что вновь тебя вижу!
    Светлой памятью полниться грудь.
    Подойди, ненаглядная ближе,
    Дай в глаза мне твои заглянуть.
    Говори откровенно и строго,
    Заклинай, укоряй и вини
    Только сердце немою тревогой
    И презреньем немым не казни.

Правда, поначалу отец девушки воспротивился женитьбе. В ту пору он был председателем сельсовета – уважаемым человеком. Родитель поставил перед женихом условия – калым в сорок тысяч рублей. Ну, откуда же у бедного солдата, вернувшегося с войны – столько денег! Первое, что пришло на ум – сбежать с Тукен. Но молодая учительница чтила своих родителей и не могла решиться на такое безрассудство: "Я думаю все это можно как-то решить, давай подумаем ещё". И Акынбек – боец по духу – решил. Собрал своих друзей, родственников, сельчан, и они всем миром собирал калым за Тукен. И не зря – вместе они прожили в согласии сорок пять лет, и вырастили четверых детей.

Сам Акынбек Куручбеков знаком любителям поэзии. Первые опыты начались, как уже говорилось, с любовных посланий, потом он писал фронтовые стихи и строки о родине. За годы жизни выпустил девять поэтических сборников, среди которых, – Письмо к отцу, Жизнь, Обращение к человечеству, День расскажет, Сильнее смерти. Стоит отметить, что стихи Акынбека Куручбекова пользовались успехом у читателей. Он был членом союза писателей Кыргызстана, а затем и СССР.

Интерес так же факт, что во время войны и Тукен Кокушева писала ему стихи в свою девичью тетрадь. Однако она их никогда не публиковала: – «Для меня главное было, чтобы мой муж издавался». И сейчас в свои восемьдесят пять лет, вдова поэта работает, как говориться "в стол". Публиковаться не хочет, просто для души, – улыбается теперь уже миловидная бабушка с ясным взглядом и цепкой памятью. Но, скорее всего от избытка сердца говорят уста. Вдова любовно перебирает большие черно-белые фотографии мужа, и надеется создать музей на родине Акынбека Куручбекова. «Я рада, что в селе Эриктуу школа носит его имя. Каждый год ко Дню Победы я езжу туда на встречу с учениками. Они даже разыгрывают сценки, как мы писали друг другу стихи, рассказывают их. Это все так трогательно, и сердце наполняется радостью. Я рада, что прожила жизнь с таким честным и духовно чистым человеком».

Пусть я с войны вернулся без ноги,
    Спины моей не видели враги –
    Ведь трусом не был я на поле боя;
    Разил и бил захватчиков, как мог,
    И честь свою солдатскую берег –
    И потому доволен я судьбою.

Эти строки рассказывают о жизненной позиции и о бойцовском характере Акынбека Куручбекова, который ушел из жизни в шестьдесят шесть лет, прожив достойную жизнь и оставив большое лирическое наследие.

 

© Наргиса Карасартова

 


Количество просмотров: 1470