Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Легенды, мифы, притчи, сказки для взрослых
© Наргиса Карасартова, 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 15 августа 2011 года

Наргиса КАРАСАРТОВА

Перья голубей

(Сказка для взрослых)

Сказка для взрослых об удивительных событиях, которые произошли на медиафоруме в Белоруссии с нашими журналистами…

 

Посвящается Геннадию Кузьмину, Алине Дадаевой и Мусе Толобаеву

 

Своенравная, но благосклонная жизнь изредка подбрасывает сюрпризы. Однако вслед за нечаянными подарками могут произойти и неожиданные невероятности, как это случилось в нашем случае. Но, наверное, все дается по силам, и сейчас я хочу рассказать вам правдивую сказку, которая случилась со мной и моими коллегами. 

В городе Минск должен был состояться международный медиафорум. Там, как правило, собираются журналисты из разных стран. Из Кыргызстана направили меня с оператором, а также организаторы форума пригласили главного редактора бишкекской многотиражки – Геннадия байке.

Лично для меня это поездка была приятной неожиданностью. Меня увлекала возможность посмотреть на древнюю и уникальную страну, благо участие в медиафоруме предполагало, кроме конференций и семинаров, туристические маршруты по областям.

Сказать честно, о Белоруссии у меня были крохотные познания. При упоминании об этой стране у меня возникал стандартный ассоциативный ряд: Минск, Хатынь, Александр Лукашенко, ансамбль «Песняры», Брест, Брестская крепость, Беловежская пуща, и, конечно же, знаменитое белорусское сало.

Так вот, телеоператор и я в боевой готовности узнать что-то новое и снять увлекательную передачу об этой стране, сели в самолет и стали обсуждать, в какую область поедем после столичных конференций. Я открыла план мероприятий программы и стала читать:

– Минская, Брестская, Могилевская, Витебская, Гомельская, Гродненская, – и, подумав, добавила. – Лучше всего, наверное, посетить брестскую область и побывать в беловежской пуще, по-моему, это где-то на западе страны.

Тут оператор Муса высказал братолюбивую мысль:

– Я поеду туда, куда направятся братья казахи.

– Но мы же ещё не знаем коллег из Казахстана? – удивилась я.

– Ну и что, познакомимся на форуме. И вообще с казахами я готов поехать, хоть на край света.

– Надо же, какое добрососедское чувство, это меня радует.

Примерно через четыре часа вылета из Бишкека мы приземлились в Москве. Координаторы форума нас встретили в аэропорту и повезли в белорусское Посольство. Этим же вечером, точнее ночью мы на поезде отправились в Минск.

Мероприятие проходило по запланированному графику. Приглашенных представителей масс-медиа из разных стран было около двухсот человек. Больше всего моего соратника Мусу и меня (имя мое Наргиса) радовали знакомства с коллегами из стран СНГ. Мы сдружились с русскими, белорусами, азербайджанцами, армянами, таджиками, казахами и с узбечкой. В каждом из них было что-то притягивающее, близкое и родное. Как-никак, нас длительное время объединяло одно геополитическое и межкультурное пространство.

Телевизионщики, как и полагается, были с операторами, а журналисты газет с непобедимыми оружиями – с диктофонами. Девушка Алина из солнечной земли, где живут такие исторические города, как Самарканд и Бухара была в прекрасном одиночестве, представляя печатное издание.

Три семинарских дня незаметно растворились, как сухие листочки в земле. Наступил день, когда пишущая братия должна была отправиться по туристическим маршрутам. Братья-казахи выбрали Брестскую область.

– Муса, едем с казахами в знак нашей солидарности! – предложила я.

– Нет, давай лучше поедим в Гродненскую область.

– В Гродно? А чем обоснован твой выбор?!

– Понимаешь, ну понимаешь, туда едет, – и глубоко вздохнув, произнес: – Алина.

Двадцатитрехлетнего оператора я сразу поняла. Юная узбечка Алина была просто хрустальным изваянием с темно-васильковыми глазами.

И мы решили поехать в Гродненскую область. Там пресс-тур проходил в динамичном ритме. С нами было ещё около пятнадцати журналистов. Наш автобус останавливался почти каждые десять минут. Буквально за три часа мы посетили культурный центр сельчан, школу, детский сад, крестьянскую ферму и мясоперерабатывающий комбинат. Нас радовали встречи со спокойными, трудолюбивыми и миролюбивыми белорусами. По дороге в областной центр мы уже начали засыпать от невероятной дозы информации, а неутомимая женщина-гид с восхищением рассказывала о своем крае.

На следующий день в Гродно мы посетили живописный туристический центр со сказочными зверушками, а затем направились в церквушку двенадцатого века. После знакомства со стариной мы поехали к главной достопримечательности этого древнего, исторического города – к высотному, белому католическому костелу.

Когда мы зашли в храм, одухотворенный священник в черной рясе попросил пришедших присесть на деревянные скамьи, ведь католики могут молиться сидя, в отличие от православных. Своей молитвой он решил нас освятить, несмотря на то, что в нашей группе были люди разных вероисповеданий: православной, католической и мусульманской. Все из уважения к традициям и религиям присели. Я внимательно посмотрела на сосредоточенные лица коллег сидевших со мной на одной скамеечке. Это были Геннадий байке из Бишкека, Алина, Муса, Айя из Азербайджана, Анэс из Армении, и Гульнора из Таджикистана.

Монах размеренно читал "Отче наш". Становилось темно и душно. Мною ощущалась невероятная сконцентрированная тяжесть во всем теле, оно начало перемещаться в иную виртуальную плоскость. Это продолжалось некоторое время.

Когда я открыла глаза, то увидела всех, кто сидел рядом со мной на одной скамеечке в костеле. Мы семеро оказались в ином пространстве и ошеломленные сидели на скользкой поверхности посреди омерзительного болота, от которого перло духом невыносимой затхлости. Громадные, отвратительные жабы с истошными кваканьями и неживыми глазами выпрыгивали из болота и нагло цеплялись своими лапами за наши тела. Обычно крохотные одноклеточные амебы разрослись в этой зеленоватой густой и мутной жижи до невероятных размеров, и бултыхали на поверхности своими громадными телами. Змеи с длиннющими языками высовывали свои головы из болота и шипели. Не было ни одной светлой щелочки, в пространстве цвета темных сосновых иголок. Скользкая поверхность испарялась под ногами, и болото начало всасывать в себя наши тела.

Я нащупала руку Алины и почти плача шептала:

– Что произошло, как мы отсюда выберемся, неужели это наш конец?! Что это? Где мы?!

– Не знаю… – она показалась мне почти неживой.

Вдруг мы все услышали громкий голос, правда, при этом никого вокруг не увидели:

– Вы находитесь в пространстве низших личностных качеств людей таких, как: зависть, скудоумие и подлость, – сказал Некто невидимый четко и грозно. – Отсюда вы не выберетесь, пока не выполните порученные задания. Вы все окажитесь в разных местах земли. При этом будете отчетливо и ясно видеть друг друга.

И тут же быстро и легко, со скоростью пущенных стрел Алина и я оказались в другом месте, возле девятиэтажки с отбойными молотками в руках. Крыша дома, напоминающая панцирь черепахи, сама улетела в небо, и мы взлетели на верхний этаж.

– Долбите кирпичи этого дома, или иначе не выберитесь отсюда никогда! – приказал Некто невидимый, и ему нельзя было неповиноваться.

Мы начали эту странную работу, она причиняла физическую и душевную боль. Красноватые кирпичи, падая, превращались в большие кровавые слезы. "Зачем ломать уже выстроенный дом? Сколько труда было в него вложено! Зачем его рушить? И почему нашими руками?!" Мои мысли были угаданы невидимым голосом:

– Почему вашими?! Хм, вы умели только держать ручку, или постукивать пальчиками по клавиатуре. А вы посмотрите на другие руки своими руками.

"Как же можно посмотреть на другие руки своими руками", – недоумевала я и начала искать невидимого.

Вдруг мы с Алиной увидели Анэса из Армении и Айю из Азербайджана. Они находились где-то на севере, стирая в студеной, леденящей реке, от которой шел холодный пар замызганные, ветхие вещи, но грязь на многочисленной одежде не смывалась проточной водой. Не выдержав Айя, упала на снег и начала плакать:

– Я уже совсем не чувствую рук, да и всего тела. Мои пальцы стали синюшными. Мне надоела это бессмысленная работа! Нужна ведь горячая вода с порошком.

Анэс взял её ладони и, дуя на них, стал их греть:

– Успокойся, Айя, мы должны выбраться отсюда, у нас хватит сил, мы с тобой вместе, мы сможем.

Оглянувшись на восток, мы увидели Мусу. Перед ним стоял белый дворец, а рядом неказистое, скрюченное ведро с черной краской. Он должен был перекрашивать это здание в цвет ночи. Было видно, что эта работа отвращает его.

Примерно в двух километрах от Мусы находился странный деревянный городок. Окна там были в виде больших человеческих глаз; крыши, как взъерошенные волосы людей; двери, как носы. Дома могли своим корпусом двигаться на месте. Геннадию байке дано было задание стрелять в эти дома. Шум выстрелов, запах пепла и гари стал доноситься до нас.

"Так они тоже смотрят на другие руки своими руками?", – размышляла я, тогда Некто, негодуя, произнес:

– А вы, что засмотрелись впечатлительные натуры?! Трудитесь, ломайте, долбите!

Мы снова принялись за работу, со стуком долбя проклятые кирпичи, которые становились кровавыми слезами. Было страшно посмотреть вниз, ведь там проступали красные, смрадные лужи.

У нас вспотели спины, подмышки, пот лил со лбов и проступал на носу и над верхними губами. Мы уже не обращали внимания на доносившиеся взрывы, и едкий запах вокруг, но чьи-то громкие всхлипы заставили нас приостановить работу. Мы увидели Гульнор из Таджикистана на юге в какой-то пустынной земле. Она осыпала землю солью. И соли, и земли было много. Бедная женщина с горечью бросала едкие крупинки, и сходила с ума от сумасбродного задания.

С каждым мгновением обстановка накалялась, и в каждой молекуле воздуха чувствовалась боль. Вездесущая инфернальная обстановка подавляла нашу природу и сущность. Геннадий байке, выстрелив в очередной дом, откинув винтовку, широко размахивая руками, закричал нечеловеческим голосом:

– Эй, ты Некто, лучше умертви нас в одно мгновение! Зачем издеваешься над нами?! Мы же люди, а не скоты! Дай нам достойную смерть! Мы не казнокрады и не убийцы, не взяточники и не лжецы! Зачем нам делать такие бездарные, глупые и сволочные дела?! Мы ведь все находящиеся здесь, – его мускулы на лице начали дрожать, – работали честно, лучше дай нам силы бороться с этим нечестием! – и он закрыл лицо руками от невыносимой досады.

И мы все услышали отчетливый и сильный голос:

– Как сказал один известный поэт – в этой жизни умирать не ново, сделать жизнь значительно трудней, и по сути никто над вами не издевается. Вы просто примерили шкуру некоторых собратьев, которые выбрали путь разрушения, ведущий в смрад, или в никуда. К сожалению, они не смотрят на землю глазами земли, и не видят мир глазами мира. Но к счастью, я дам вам средство для борьбы с порочными явлениями общества.

После этих слов вспылил со всей яростью гром, грозно потрескивая фиолетовыми изогнутыми линиями. Мы со скоростью пущенных стрел оказались внутри обрыва посреди высоких скал, цветом вороных коней на тонюсеньком, шафрановом берегу стремительно текущей реки. Только с голубого неба, как с поляны на нас глядели, соцветия множества колокольчиков и всюду разносился их чистый звон.

– Надо взбираться на скалу, а потом искать дорогу – сказала Айя. – Иначе нас с собой заберет безжалостная река.

Вековая скала, находящаяся на тоненькой линии берега была отрывистая и тучная. Лезть на неё было трудновыполнимой задачей. Однако мы подбадривали и поддерживали друг друга, подавая руки помощи в нужные моменты, хотя сами в любое мгновенье могли упасть в бушующую воду. Так наша семерка, обессиленная и запыхавшаяся, докарабкалась почти до середины скалы. Мы держались пальцами, руками, ногами, и всеми телами об холодные, неприветливые барельефные камни. Самый старший из нас Геннадий байке вымученный, но улыбающийся промолвил:

– Ничего, всем вместе легче перенести трудности. Помните, как у мушкетеров, один за всех и все за одного. Вот под нами напористая вода, опасность, и мы все перед ней равны.

Совершенно неожиданно скала раскололась.

Мы со скоростью падающих кристаллов очутились на золотистом берегу волнистого, переливного моря. Солнце блаженствовало на синей небесной простыне и любовалось своим отражением в воде, начищая свои лучи для мироздания. Вокруг диска собрались пухленькие, взбитые, белые атласные подушки-облака, угождая оранжевой царственной особе, а недалеко от берега росло множества диковинных цветов, которые источали ароматы.

Мы увидели Иисуса в светлом, сияющем одеянии в ореоле немыслимой чистоты. Возле него летела стая неповторимых сказочных голубей с перьями всех цветов радуги. Казалось, что он не идет, а величественно плывет по земле. Мы находились в каком-то оцепенении под властью его солнечной ауры. Он смотрел на нас с безграничной любовью – глазами мира:

– Ловите эти разноцветные перья голубей и крепко держите их в руках во имя мира, – сказал он и растворился в воздухе.

А в это время облака, собравшиеся у диска, расплылись по небу удивительной арабской вязью…

А в это время волны, играющее в пространстве, извивались в море удивительной арабской вязью…

А в это время голуби, летающие над нами, роняли свои перья удивительной арабской вязью…

Мы заворожено стояли перед неслыханной и неведомой красотой и лишь потом начали ловить разноцветные перья, и не заметили, как со скоростью падающих кристаллов вновь очутились в католическом костеле.

Увидев неожиданных гостей, столетний сторож храма испуганно перекрестился:

– Господи Иисусе, пресвятая дева Мария! Всяко видывал, а такого не видывал. Всяко слыхивал, а такого не слыхивал! Кабы моя старуха была живенька-здоровенька, да не поверила бы, – и, дрожащими руками, открывая двери костела, приговаривал. – Идите, идите дети мои с миром...

 

Вместо эпилога

В тот момент, когда мы исчезли из храма, наши коллеги подумали, что мы, имея другое вероисповедание, незаметно вышли из костела.

К сроку закончился и медиафорум, мы все разъехались по домам, а вот совсем недавно ко мне на электронную почту пришло сообщение от Анэса, где он написал о том, что собирается связать свою судьбу с Айей. Намечается также и другая пара – Муса каждый день созванивается с Алиной, видимо не может забыть её темно-васильковые глаза.

На этом я хочу закончить свою правдивую сказку.

 

© Наргиса Карасартова, 2010. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1141