Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания
© Зеличенко А.Л., 2011. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 октября 2011 года

Александр Леонидович ЗЕЛИЧЕНКО

Круиз, иль 25 лет спустя

Рассказ-воспоминание о том, как в 1987 году группа сотрудников милиции отправилась впервые за рубеж на отдых – на роскошном средиземноморском лайнере… Первая публикация.

 

…В 1987 году, спасибо горбачевским веяниям, сотрудникам милиции впервые разрешили выезжать за рубеж. Тогда же отменили обязательный прежде «хвост», оставив, правда, гэбэшный инструктаж…

Первыми повезло нам с Омурбеком Суваналиевым. Служили на Иссык-Куле, и, прознав, что обком комсомола получил разнарядку на четверых кандидатов в Средиземноморское турне, «включились».

Про то, как пробивались – отдельная песня. Получив «добро», круто обмыли. Потом выяснилось, что мне не в чем ехать. Долго искали спортивный костюм, такой, чтоб «не стыдно было». Нашли немецкий, канареечного цвета, из недавнего поступления. В них, разных расцветок, на круизном судне потом половина экскурсантов щеголяла.

«Гуляй, рванина», — на семь стран разменяли нам целых 57 долларов. В Одессе порекомендовали сдать советские червонцы, все заперли в сейфе. В обмен выдали корабельные чеки – купить что-то на борту, сауной воспользоваться.

На таможне устроили беспредел. Шмонали дико, особо – девчонок. Те прям рыдали от унижения. Мы их потом утешали… Сверх положенных двух баночек икры и пары бутылок водки, матерые «контрабандисты» втащили на борт кофе, плойки, по две-три электробритвы – вплоть до утюгов. Все это в Турции пользовалось особым спросом. Сам видел, как «рабочий» гладильный прибор протирали принесенным из ресторана уксусом, заворачивали в специально припасенную промасленную бумагу и меняли на джинсу, что тогда была у нас в страшном дефиците…

Удивляли совершенно на наш взгляд непропорциональные «ченжи». Прямо на Морском вокзале в Одессе на последние не сданные в банк три рубля, купил я, — выбора не было, «игрушку» — кошмарную фиолетовую лягушку. В Стамбуле, прям в порту, поддавшись всеобщему синдрому неотоваренности, дико стесняясь, выменял ее на блок диковинного чуингама. Жвачку мы тогда только в вестернах «жевали»…

Лайнер – загляденье: три палубы, четыре бара, бассейн, танцполы… Восемьсот пассажиров, две трети – девчонки. Сервис на борту был шикарным. Сейчас, объездив полмира, мне есть с чем сравнить. И сам круиз – мечта: Испания – Греция – Мальта – Италия – Турция. Такое раз в жизни бывает. Не столь руины и прочие достопримечательности, как меня тогда поразили люди: веселые, даже беспечные, улыбающиеся... «Good morning, how are you?» Как это диссонировало с вечно хмурыми «совковыми» физиономиями…

В Пирее искали магазин авто, кто-то решил купить популярный тогда клаксон. Все мы – без языка… Останавливали прохожих и, вертя перед их носом несуществующую баранку, нещадно «сигналя», орали «Кукарачу» (такой звуковой сигнал тогда в Союзе устанавливали только на самые крутые тачки)…

Барселона, куда мы попали в какой-то праздник. В три часа утра бульвары полны народа, в толпе – клоуны, марионетки. Люди смеются, едят мороженное, флиртуют… А Мальта с ее тамплиерами? Эх… Первая моя «заграница», после которой всерьез взялся за английский…

…Рвали апельсины-дичку на проезжей части в Неаполе. Вдруг – запах кофе. Генетически почувствовал – настоящего! Глядь – пицерия, мы тогда таких слов и не знали. Тут же, разложив на асфальте целлофан, нехитрый товар выложил уличный торговец.

И одна из наших девчонок буквально «споткнулась» о простенькие, но изящные, мельхиоровые сережки. И так их к ушкам приложит, и эдак. «Си, си, синьора!» — поддакивает негоциант. А денежек – тю-тю! И тут, порывшись, достаёт синьорина из загашника на груди три контрабандных червонца. Красненьких, с Лениным. Протягивает…

Торгаш взял, повертел, понюхал даже… “It’s noт а money. It’s paper”, — сказал, и дунул в распростертую ладонь. И ну порхать десяточки… Представляете ситуацию?! Девчонка рыдает, деньги клубятся, эфиопец презрительно хохочет… В лоб его, что ли?!

Тут – Омурбек, Ома. Сняв с пальца модную тогда печатку, швырнул торгашу. Поймав, африканец вмиг распознал благородный металл и, продемонстрировав искусство перевоплощения, с почтением поклонился. Приложив к покупке еще кое-какую бижутерию, — вот проняло, — дал сдачу…

Ее как раз достало на первые в жизни реальную итальянскую пиццу, хороший кофе и один на троих бокал настоящего «Кьянти»…

 

Сентябрь 2011

 


Количество просмотров: 1232