Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / Детская литература / Главный редактор сайта рекомендует
© Айгумуш Аксы (Исмаилова), 2012. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 13 марта 2012 года

Айгүмүш Аксы

Сказки бабушки Моники

Четыре сказки из общего цикла «Сказка 21-го века». Сборник «Сказки бабушки Моники» также входит в этот цикл, он включает в себя много произведений для детей. Автор ищет возможность издания книги.

 

От автора

Кто такая бабушка Моника? – спросите вы, ребята. Вопрос правильный. Ведь не бывает человека без биографии. Даже былинка – маленькая, незаметная – имеет свою историю.

Отвечая на вопрос, скажу, что она сказочница. А какая сказочница – судить вам.

Как правило, первые слушатели её сказок – собственные внуки.

А они, как все дети, имеют характер, свои причуды. Иногда не совсем хорошие, вредные, как сосание пальцев, пуговиц, камешков или пристрастие к мелу, к обычному школьному мелу.

Добрая половина детей до умопомрачения любит сладости. Да будет известно вам, дорогие дети, что переступать известные пределы в шоколадно-конфетных «сладких» делах, если и не дурно совсем, то очень вредно. Можно погубить свои белые, как сахар, крепкие, как железо, зубки.

В том числе получить много других вредностей, о которых пусть расскажет вам добрый доктор Айболит или ваш семейный врач.

У иных детей бывают привычки куда хуже. Они убегают из дома без причины и с причиной. Что с того, если даже причина есть на то. Обязательно убегать из родного дома?! Просто уму непостижимо! Бродят по улицам, площадям и другим людным местам, как последние оборвыши. Ночуют в подвалах, чердаках, считая это свободой и счастьем.

Скажите, правильно они поступают?

А ещё бабушка Моника знает одну девочку, которая, где что понравится, без спроса забирает. Ничего себе привычка! – скажете вы. Присвоить любимую игрушку или вещицу из коллекции другого ребёнка, да ещё не сказать спасибо!

Это воровство, клептомания! – скажете опять с возмущением.

Что же присоединимся и мы к такому мнению. И поддержим нашу славную бабушку Монику, которая всеми силами своей души сказочницы боролась с подобными привычками.

А ещё наша добрая, но строгая сказочница не может примириться, когда дети обманывают,– друг друга, родителей. Сама она в детстве была честной девочкой и умела ценить это качество в других.

– Слово «честный» происходит от слова «честь»,– говаривала она. – Честь, согласитесь, дороже всех. Даже великий Пушкин говорил: «Береги честь смолоду».

Много чего не по нраву бабушке – сказочнице. А что по нраву? – спросите вы опять. Чистота и опрятность. Подтянутость и корректность, – ответим мы, в свою очередь.

Детей, правильно использующих время, она просто обожает. Сердится и ворчит, когда кто-то из внуков засиживается за компьютером. Или заиграется с друзьями во дворе больше положенного времени.

Превыше всего ставит бабушка Моника дружбу. Светлую, бескорыстную. Сколько ещё хороших человеческих качеств ценит и поощряет она, и говорить не нужно!

Она очень не любит жадность и лень. С ними боролась, как настоящий рыцарь средних веков, за дамскую честь.

Несколько слов о ней самой.

Бабушка Моника полжизни посвятила воспитанию детей. В далекой молодости она работала в детском саду, затем учительницей. Заслужив почетный отдых, то есть пенсию, не оставила любимое дело – воспитывать и наставлять.

Она сочиняет сказки и рассказывает внукам. Они первые слушатели и критики. Порой суровые, беспощадные. Если понравится герой, говорят: «Он хороший», если нет, то говорят: «Он злой, мы его не любим».

После сказок бабушки, дети задумываются о том, что значит Родина, семья и очаг родной. Ведь с них начинаются прекрасные стремления в жизни.

Какова её внешность? Отвечаю. Она – вполне современная женщина. Хотя в преклонных летах, она, как большинство традиционных бабушек, не носит глубоких, резиновых калош в сырую погоду, белых передников и прочих атрибутов бабушек и нянюшек.

Вместо того, чтобы у кухонной плиты варить «каши да малаши, картошки да антошки», сидит в укромном светлом уголке у окна и пишет сказки. Чтобы вы, ребята, стали лучше, чем есть. Благороднее и выше – и духом, и телом.

Как всякая современная бабушка, она носит модные шляпки, чтобы не отставать от века, цветные зонты, чтобы не получить солнечный удар и развевающиеся на весеннем ветру светлые, шелковые шарфы, чтобы освежить стареющее лицо.

Носит портфель с ноутбуком, хотя даме её возраста тяжеловата эта ноша. Но придется носить. Как когда-то свой крест, одна, знакомая на весь мир и на все века, одиозная фигура, то есть личность.

К слову сказать, бабушка Моника очень скромна в своих желаниях, естественно, кроме духовных. Не любит дорогие подарки, роскошное убранство дома и собственной персоны.

Но страсть как любит блокноты и ручки. Шариковые, графитные, чернильные и даже, смею заявить, гусиные, если бы они вдруг вошли в обиход людей 21 века.

Кстати, гусиные перья она любит по одной причине. Скрепя сердце, скажу вам эту тайну… Она любит их за то, что ими писал когда-то чудесные сказки Ганс Христиан Андерсен.

Итак, дорогие дети, прислушаемся к доброй старушке. Дружно сядем на наши к сказочные золотые кареты со звонкими серебряными колокольчиками и помчимся на четыре стороны света – куда кому по вкусу; кому на север или юг, а кому – на запад или восток.

Эй, прохожий, посторонись, пока не поздно, а не то... Резвыми копытами собьют тебя крылатые сказочные кони!

А нам – счастливой дороги в светлый мир фантазий бабушки Моники!

Бишкек, 2012 год

 

Гром 

Сидели как-то бабушка и внучка на поляне. Целый день они собирали грибы и лесные ягоды. Когда наполнились лукошки, уставшие, они присели отдохнуть.

Вдруг всё вокруг потемнело. Небо затянулось тёмными тучами. Загремело, загрохотало. Как будто кто-то сверху перекатывает огромные камни. Камни с треском падают, катятся, того и гляди, упадут на голову…

– Бабушка, кто там… наверху? Почему пугает нас? – спросила внучка, готовая заплакать от страха.

Сверкнула молния. Поляна на миг озарилась ярким светом. Внучка прижалась к бабушке и зажмурила глаза. Старушка, как могла, успокаивала внучку:

– Не волнуйся, крошка моя, сейчас всё пройдёт.

Полил дождь. Как из ведра. А тут ещё ветер: он склонял деревья, мял высокую траву. Всё живое в лесу: птицы и звери – попрятались по своим норам и дуплам.

Но вот прошла гроза, прекратился ливень. Бабушка и внучка пошли домой. По дороге старушка рассказала внучке эту сказку. А ей самой, когда она была маленькой девочкой, рассказала её бабушка. И тоже в лесу, в грозу.

 

…Давным-давно, в незапамятные времена, жила одна семья. Она была большая, много девочек и мальчиков в ней. К несчастью семьи, дети часто ссорились между собой. Бывали драки, порою даже из-за пустяков.

– Почему у меня меньше каши? – заглядывал один сын в тарелку к другому.

– Мама любит меня больше, чем тебя, – огрызался его брат.

Начинались обиды, слёзы и упрёки.

Несчастная мать не знала, как примирить детей. Пыталась уговаривать их не ссориться, а когда уговоры не помогали, наказывала их. Ничего не помогало: ни уговоры, ни наказания.

– Почему у неё красивая фарфоровая тарелка, а у меня – деревянная? – сердилась дочь и швыряла посуду на пол.

– Да потому что я красивая! Я должна есть из красивой посуды, носить красивую одежду! – кричала во весь голос вторая дочь. – Ты, уродка, сидела бы и помалкивала…

– Что… Что?! Сама ты уродка!

Оскорблённая сестра вцеплялась волосы обидчицы, и матери приходилось силой разнимать их.

Шли годы. Дети росли. Но умнее и дружнее от этого они не стали. По– прежнему ссорились. Теперь уже из-за невест и женихов:

– Отец, почему богатый жених у неё, а не у меня? – горько рыдала одна из дочерей.

– Почему красивая невеста досталась ему, а не мне? – возмущался сын, завидуя счастью брата.

«Почему… почему…» – только и слышали родители от детей. А когда те стали совсем взрослыми, то ссорились уже из-за наследства. Кому земли больше досталось, кому меньше. Кому дом, а кому мельница. Иногда дело доходило до драки.

Шло время. У всех детей были семьи, дети. И теперь уже они начали враждовать семьями. А затем и деревнями. Казалось, конца и края нет этим раздорам и войнам. Видя всё это, от горя умерла мать. Горе чуть не свело в могилу и отца. К тому времени уже глубокий старик, он решил совсем уйти. Куда глаза глядят. Впряг старую клячу в телегу и скрылся в ночи. С тех пор никто не видел престарелого отца.

Говорят, что повстречался ему на пути волшебник. Такой же старый, как он сам. Выслушав его, волшебник сжалился над бедным, несчастным стариком. У волшебника был воздушный корабль. На него он и взял старика.

Говорят, что старик построил там себе жилище. Живёт, скучая и тоскуя по детям, внукам и правнукам. И когда становится совсем невмоготу, он пускается по небу на своей скрипучей телеге. Смотрит вниз, как там живут его дети. Ведь потомство его разрослось.

А дети его по-прежнему продолжают ссориться и воевать между собой. Теперь уже город с городом, страна со страной.

Опечаленный старик сердится и ворчит. Хлещет лошадь кнутом. Гремит гром. Сверкает молния. Ворчание старого отца оборачивается громом, удар кнута – молнией, а слёзы – дождём и ливнем.

Так он временами напоминает о себе своим неразумным детям.

 

Умная внучка

Жил на свете один король. И был он очень глупый. Такой глупый, что часто забывал, что он король и у него есть королевские обязанности: охранять территорию государства, оберегать богатство народа и сам народ от посягательств врагов и войн.

– Зачем меня сделали королём? – он пожимал плечами и заливался громким смехом.

По придворному этикету вслед за королём приходилось смеяться и его свите, поэтому, когда смеялся глупый король, вокруг стоял такой хохот, что хоть уши затыкай.

Бывало, плачет глупый король, слёзы в три ручья. Придворные тоже плачут, прижимая белые накрахмаленные платочки к глазам. Можно подумать, что наступило светопреставление.

Больше всего на свете глупый король любил вкусно поесть, красиво одеваться, веселиться и танцевать. А как он любил гарцевать на лошади! Ещё он любил ухаживать за красивыми дамами. Как он пугал и смущал их, этих дам! Возьмет, бывало, травку – и щекочет даме шейку. Или поймает лягушку – и сунет её в подол широкого платья придворной даме.

Много чего любил этот глупый король: детей, поросят, оленят, резвящихся перед его дворцом. И так как он был очень добрый, народ даже не замечал, что он такой глупый. Все считали: раз он король, ему всё дозволено. Ещё бы, ведь при нём народу жилось весело и вольготно. Правда, народ трудился день и ночь, не покладая рук, веселясь и танцуя только по большим праздникам. Собравшись в праздники огромной толпой перед дворцом короля, люди оглашали его дружными криками:

– Да здравствует наш король!

– Виват король! Виват!

 

Была у этого короля внучка. Умная, красивая, необыкновенная. Она была главной его помощницей. Прежде, когда ещё не родилась внучка, из-за глупости короля в стране часто случались бунты среди народа. Войны между богатыми и бедными. Но вот появилась внучка у короля, подросла… И вдруг, на удивление и зависть другим, в стране прекратились раздоры, войны и воцарился порядок.

А дело в том, что, по просьбе внучки короля, придворные портные сшили шёлковый занавес и повесили его позади трона, на котором восседал король во время приёмов. Теперь внучка, спрятавшись за ширму, помогала королю, советовала, что нужно делать, как поступать в разных ситуациях: миловать и наказывать; с какой страной дружить, а с какой не заводить никаких отношений.

Соседние страны удивлялись, но больше завидовали, что у глупого короля все дела идут как по маслу. У них неурожай, голод, а у него амбары ломятся от пшеницы и ржи, люди сыты и довольны. Они терпят поражения в войнах, а его никто не может одолеть. В их странах беспорядки, бунты, а у него мир, тишина и покой. Народ его любит, страна процветает.

В чем причина? Нужно дознаться.

Спешно собрались короли и начали совещание.

– Послать в его страну опытных шпионов! – предложил один умный и хитрый король.

– Да, да. И немедленно, – поддержали его другие короли.

Послали в страну глупого короля шпионов – хитрых, коварных и проворных. Через некоторое время вернулись шпионы и доложили:

– Говорят, у него есть внучка. Она вместе с ним правит страной! – доложил первый шпион.

– Говорят, она очень умная. Принимает правильные решения, – добавил второй шпион.

– Она, сидя за шёлковым занавесом позади трона, подсказывает ему, что делать! – поделился информацией третий шпион.

Самую интересную и важную новость сообщил четвёртый шпион:

– Если она заиграется с подружками, и её нет за занавесом, то король принимает глупые, необдуманные решения. Или сидит, молчит, почесывая затылок и позёвывая.

Решили короли соседних стран похитить умную внучку. Они хотели, чтобы она служила им, их государствам.

И вот прибыл главный министр северного королевства во дворец глупого короля. Принцесса, разузнав о заговоре, заранее позаботилась о своей безопасности: приказала стражникам привести из королевского зверинца волка, медведя и льва и приковать их золотыми цепями за шёлковым занавесом, где она обычно сиживала в качестве советницы короля.

Принцесса, умница и красавица, понимала язык зверей и могла говорить с ними, попросить их исполнить её просьбу.

После окончания пышного приёма главный министр северного королевства говорит глупому королю:

– Разрешите, Ваше Величество, осмотреть ваш дворец!

– Пожалуйста! Пожалуйста! – сразу согласился глупый король и прислушался, ожидая получить ответ от умной внучки.

Не услышав подсказки, расстроенный король сам начал принимать решения:

– Мой дворец такой великолепный… такой роскошный… Думаю, ни у кого нет такого…

– О, разумеется! Поэтому я жажду осмотреть его!

– А вы все залы обойдите… Ничего не пропустите! – суетился глупый король, расшаркиваясь перед первым министром. – Поднимитесь в башни. Они такие высокие, сказочные.

– Благодарю. Вы так добры, – до земли кланялся гость, украдкой поглядывая по сторонам, надеясь увидеть внучку.

– А не хочет ли ваш король построить такой же дворец, как мой?

– О, да! Вы так умны, что всё угадываете наперед! – льстил первый министр, озираясь вокруг.

– Что ж, буду рад… Когда вы построите свой дворец, приеду в гости. До упаду буду танцевать на ваших балах.

– Мы будем бесконечно рады вашему присутствию.

– Много ли красивых дам в вашем королевстве? – интересовался глупый король, уже совсем не надеясь услышать подсказку из-за ширмы.

– Сколько угодно, Ваше Величество! Чего стоит одна королева наша! Своим умом, красотой и обхождением!.. – рассеянно отвечал ему министр, торопясь исполнить свой коварный замысел.

Вот приблизился министр к шёлковому занавесу – и услышал вдруг свирепое рычанье хищного зверя. Рычанье было таким мощным, что задрожали стены дворца. Министр так перепугался, что всё, что делал потом, помнил смутно.

Очнулся он в своей карете, которая бешеным галопом неслась по широкой просёлочной дороге.

Следующую попытку украсть умную внучку сделал король южных стран. Послал он своего дипломата, якобы налаживать с глупым королём торговые отношения. Сам же тайком отдал ему приказ: немедленно доставить умную внучку.

Прибыл дипломат во дворец – и давай выкладывать наказы и поручения своего повелителя. Глупый король молчит, почёсывает затылок. «Наверное, сначала подумает, а потом даст ответ», – пронеслось в голове дипломата. Глупый король слушал его вполуха, всё прислушивался, что же посоветует внучка.

А в это время принцесса с подружками играла в куклы. Сколько можно работать, править такой огромной страной, да так хорошо, что всем жилось счастливо. Она ведь ещё ребенок: поиграть, попрыгать, порезвиться и побегать хочется.

Дедушка-король, не услышав советов внучки, растерялся и запаниковал. Ни с того ни с сего, оставив людей, кинулся искать ее. Нашёл, привёл за ручку и посадил на место. Сам вернулся к гостю и говорит:

– Выкладывайте-ка ещё раз, чего хочет от меня ваш король!

Посол думает: «Хоть и глупый, но хитрый, проверяет, правду ли я ему сказал».

И пришлось посланнику повторить всё ещё раз. Глупый король подошёл к занавесу, постоял, как бы рассматривая вышитых на нём птиц. Посланнику показалось, что глупый король с кем-то шепчется, советуется. Понял он, что за занавесом – умная внучка, главная советница короля.

Глупый король, к радости посланника, теперь и печати понаставил, и ответы стал давать толковые. Самое главное – решительно и быстро.

– Ваше Величество, разрешите теперь отдохнуть в ваших апартаментах! – попросил посол.

– Пожалуйста, разрешаю. Можете даже заночевать у меня, – обрадовался глупый король, он ведь так быстро и умно разрешил все государственные вопросы.

– Спасибо, спасибо! – склонился перед королем дипломат.

– Где вам приготовить опочивальню?

Посол ответил незамедлительно:

– Я – человек скромный... Неприхотливый. Мне достаточно небольшого угла… вот за этой… ширмочкой…

– Быть посему. Я велю подать подушки, перины и широкую кровать! – ответил король.

Посланнику этого и нужно было. Но как только он прикоснулся к занавесу, из-за него раздался свирепый рык не то медведя, не то льва, а, может, волка. Перепуганному до смерти послу показалось, что рушатся стены дворца – и он бросился бежать со всех ног. Всех растолкал, одного графа с ног свалил. Одной даме разбил пенсне, другую перепугал до смерти, протащив до конца зала, зацепившись за её пышный бант.

Опомнился он в своей карете, которая неслась во весь опор по широкой дворцовой аллее.

Неудача постигла и дипломатов из западных и восточных королевств.

И пошёл гулять слух, что глупого короля день и ночь охраняют свирепые звери. Оттого он такой сильный и непобедимый.

Вот так с помощью умной внучки глупый король правил страной много-много лет. Наконец, когда совсем состарился, он передал королевство внучке. Она тоже правила страной долго. Но не одна. Вышла замуж за простого, трудолюбивого парня. Такого же умного, старательного, как сама. И детей своих учила разным наукам, в том числе и искусству справедливо и мудро управлять государством. Ведь они – принцы и принцессы, наследники королевства. Огромного, процветающего и счастливого.

Зимними вечерами, сидя у горящего камина, она читала им книги. Рассказывала всякие истории из своей жизни. Особенно поучительны и веселы были её рассказы о министрах, дипломатах и посланниках разных стран, решивших похитить её в детстве. Сыновья и дочери с интересом слушали мать и смеялись от души.

Дети очень гордились матерью-королевой, – какой же умницей была она, маленькая принцесса, в детстве!

 

Тыква

Сидела старая Тыква на пригорке и курила свою любимую трубку. От удовольствия она чихала и кряхтела, сопела и пыхтела, как паровоз, выпуская из больших ноздрей струйки голубоватого дыма.

Думаете, что она отдыхает? Или загорает и нежится на солнышке? Нет. Ни то и ни другое.

Она стерегла своё многочисленное потомство. Этих маленьких, кругленьких и оранжевых, с тёмными продольными прожилками тыквочек, разбросанных по всему широкому полю.

Пролетали над полем журавли. Просят они своего вожака:

– Вожак, есть хотим! Мы голодны!

– Попроси Тыкву, пусть угостит!

Журавлиный вожак согласился:

– Эй, Тыква, угости моих журавлят!

Тыква рассердилась, но сдержала себя. Она привыкла решать все вопросы деликатно.

– Извините, господа, но я никого не угощаю…

– Пожалуйста, разрешите поклевать тыквенные семечки.

– Чего захотели, – ухмыльнулась Тыква, но насторожилась – перестала сопеть и дымить.

– Мы летим далеко. Должны подкрепиться. Силы покидают нас, – загалдели журавлята в один голос. – Помоги нам.

Старая Тыква рассердилась теперь не на шутку. Густо задымила трубкой и говорит:

– Нечего зариться на чужое добро. Это моё потомство. Я их люблю и берегу! Не видите, что ли!

А журавлиный вожак и не думает отступать и говорит:

– Старая Тыква, хочешь, развеселю тебя?

– Как? – заблестели глазки у Тыквы.

– А вот так.

Стал вожак танцевать перед Тыквой красивый журавлиный танец. Засмотрелась Тыква на плавный танец журавля. Перестала дымить трубкой, сопеть и кряхтеть.

– До чего же красиво танцуешь! – восхитилась Тыква и захлопала в ладоши.

– Ты не умеешь, Тыква, танцевать, как я! Посмотри: и шейку выгибаю, и головою верчу, и лапками кручу, и крыльями размахиваю.

– Что правда, то правда, – согласилась Тыква, не отрывая глаз от журавля, который вовсю старался отвлечь внимание Тыквы от основного её дела.

Тем временем голодные журавлята исклевали мягкие, нежные тыквенные семечки. И, насытившись, полетели дальше.

Заплакала Тыква, что не уберегла потомство.

 

На следующий год опять появились у Тыквы детки: много-много маленьких, красивых тыквочек. Она разбросала их по полю, ухоженному, политому и унавоженному. Сама села на пригорок, на обычное своё место, и начала стеречь. От скуки затянула песню:

– Бум-бум-бум! Тум-тум-тум! Тра-ля-ля! Тра-ля-ля! Не допущу я журавля!

Пролетали над полем сороки. Усталые, голодные. Просят они Тыкву, чтобы разрешила поклевать семечки. Мамаша ни в какую. Уперлась – и всё.

Тогда их вожак говорит:

– Хозяйка, расскажу-ка я тебе новости из дальних краёв, интересные и смешные!

Тыква задумалась. Она была любознательна, хотя и стара.

– Рассказывай, – согласилась Тыква, – я люблю слушать интересные рассказы о других странах. Ведь я не летаю, у меня нет крыльев.

Сорока начала рассказывать Тыкве об Индии, Америке. О слонах и львах. О тропических лесах, густых, тёмных и непроходимых. О прериях и бизонах, огромных, рогатых и сильных. Страху нагнала… Рассказала ещё об обезьянах, милых и смешных созданиях. О вкусных бананах, которыми они любят лакомиться. Напоследок рассмешила Тыкву, развеселила.

Тыква слушала-слушала сороку – и заслушалась. Уснула крепким сном. Трубка вывалилась на травку и погасла. Шляпка сползла с головы.

Сороки исклевали её потомство. Наевшись, набравшись сил, довольные, полетели дальше.

Опечалилась Тыква, что и на этот раз не уберегла своё потомство. Рыдает безутешно. Призывает исчезнувших маленьких тыквочек.

– О, мои милые, несчастные дети! Простите меня, глупую! Променяла я вас на пустое враньё хитрой сороки! И зачем только я народила вас на съедение птицам, ненасытным и прожорливым! О! О! О! Горе мне, несчастной!

На следующий год у Тыквы случилась большая радость: столько деток уродилось, крепких, славных! И поклялась она, что будет их хорошо стеречь. Решила никого не слушать, ни с кем не вступать в разговоры, а смотреть только на поле, на своих ненаглядных тыквочек, не отрывать от них глаз.

Пролетала мимо воронья стая. Да такая большая, что затмила всё небо. Воронята говорят:

– Мы есть хотим! Хотим семечек поклевать!

Мамаша-ворона обращается к Тыкве:

– Разрешите, мадам, моим воронятам поклевать семечек.

– Не разрешу! – отрезала Тыква сразу.

Но она поправила шляпку, пригладила причёску, так как слово «мадам» обязывало к культурным манерам.

– Я тебе песенку спою. Она задорная, весёлая.

– Не буду слушать песен твоих. Наслушалась, насмотрелась!

– Нет у тебя сердца, материнских чувств, – старалась смягчить Тыкву мамаша-ворона.

– Не морочь мне голову и лети дальше, – отвечала Тыква.

– Я тебе подарок подарю, – не унималась ворона, чтобы добиться своего.

– Я подарков не беру, – буркнула Тыква и отвернулась от вороны.

– Я прокачу тебя на своей спине. Посмотришь мир, страны, горы. Не пожалеешь.

– Оставь меня в покое, прошу, – Тыква вспомнила приятное обхождение вороны и слово «мадам» и немного смягчила тон.

Ворона оказалась не из тех, кто, натолкнувшись на трудности, отступает от задуманного. А тут ещё голодные воронята галдят наперебой:

– Мама, мамочка! Мы голодны. Хотим мягких, нежных семечек! Вон сколько тыквы, всё поле усеяно.

Ворона решила испробовать ещё одну хитрость:

– Эй, Тыква. Подними голову и посмотри на небо, – предложила она вдруг.

– Что там? – спросила Тыква, полная решимости не уступать просьбам вороны.

– Там солнышко!

– Без тебя знаю, что там солнышко!

– Милая моя, не отвлекайся и смотри внимательно! – почти приказала ворона. – И не моргай!

– А что за солнцем можно увидеть?

– За ним ты увидишь океан!

– Океан? Что это?

– О, это много-много воды! Это такое зрелище! Океан бурлит, клокочет и ревёт! Волны бьются о берег, друг с другом играют в догонялки!

Тыква изо всех сил старалась увидеть клокочущий и бушующий океан, услышать его рёв и бурление. Слезились глаза, от прямых лучей солнца ничего не стало видно вокруг.

– Что-то не вижу океана.

– Увидишь… Увидишь. Присмотрись! Там водятся рыбы, киты и дельфины. Киты такие огромные, а дельфины такие умные и милые. Там плавают корабли!

– Посмотреть бы на рыб, покататься на корабле, – размечталась Тыква, вытирая выступившие слёзы рукавом, но вовремя опомнилась. – Нечего мне морочить голову своими пустыми россказнями! Лети, ворона, дальше!

– Ты не знаешь, что есть за океаном! – продолжала хитрить ворона.

– Что есть за океаном?

– Там большие города. В них живут инопланетяне.

– Инопланетяне? Что-то незнакомое, – пробормотала Тыква.

– Это такие люди. Умные, ловкие.

– Умнее наших людей? Нас с тобой?

– Нет, конечно, глупая! Были бы мы с тобой как инопланетяне, не сидели бы тут, голодные, с урчащими животами.

– Кто-кто, а я сыта и довольна жизнью, хотя бог дал мне не так уж много счастья!

– Чем ты счастлива? – чуть ли не с завистью спросила Тыкву ворона.

– Любовью к своему потомству! Мне достаточно на них посмотреть, полюбоваться – и я счастлива! Напою, накормлю, приласкаю!

– Карр! Карр! Ты, конечно, хорошая мать. Но много чего не знаешь и не видела, – ухмыльнулась ворона. – Слушай дальше и не озирайся по сторонам.

– Хорошо, – согласилась любопытная Тыква, надеясь услышать что-то интересное.

– Знаешь ли ты, что в этих городах дома строят из чистого золота? Золото для них, что камни для нас, – всё сильнее пробуждала любопытство Тыквы ворона.

– А тыквы там водятся?

– Водятся. Но они не сидят там всю жизнь на одном месте, как ты.

– Что же они делают?

– Разъезжают в автомобилях, летают в самолётах.

– Кто же за потомством присматривает?

– Роботы!

– Кто они такие?

– Люди из железа.

– О! – воскликнула Тыква, пытаясь представить роботов.

– На них много блестящих кнопок. Нажмёшь на нужную – они работают. То есть стерегут, моют, убирают и поливают.

Размечталась Тыква. Захотелось ей посмотреть, как работают роботы. Поливают, стерегут, моют и убирают. Захотелось ещё ей полетать на самолётах, искупаться в океане, полюбоваться рыбами, китами и дельфинами. Поиграть в догонялки с волнами. Так она задумалась, представляя инопланетную жизнь, самих инопланетян, что не заметила, как исклевали её потомство прожорливые птицы. Семечки, мякоть, даже кожуры не осталось! Очнулась Тыква – только голое поле простиралось перед ней…

На следующий год снова появились у Тыквы детки: много-много тыквочек. Они были ещё милее, ещё красивее и нежнее, чем прежние.

– Небывалый урожай! – говорили люди, проезжая мимо поля.

– Такого богатого урожая мы не помним пятьдесят лет, – подтверждали старики, любуясь полем, усеянным многочисленными разноцветными тыквами.

И Тыква решила стеречь их пуще глаза. Всем пернатым стало ясно как день, что на этот раз им не провести доверчивую тыкву. Они не засматривались на чужое добро, а пролетали высоко над полем. А Тыкве так и хотелось крикнуть им вслед что-нибудь обидное за их прошлые дела, но она молчала. Покой её деток был ей дороже всего на свете.

Она дымила трубкой и посмеивалась. Над собой ли, над ними ли, пернатыми, теперь неважно. Может, и то, и другое. Ведь все учатся на собственных ошибках.

 

Графство Э

Жил-был один король. Государство его называлось «Царство слов».

Однажды король собрался посетить отдалённое владение, то есть местечко с необычным и смешным названием «Графство Э».

Почему так? «Графство Э»?

Да потому, что все жители этого владения носили фамилии и имена на букву Э.

Король захотел поближе узнать жителей этого графства, познакомиться с подданными и навести там кое-какой порядок. И, естественно, встретиться с самим графом и графиней Э, с их большим семейством и от всей души пожать им руки.

Собрал король своих слуг, писцов, чтецов и глашатаев. А также музыкантов, шутов, фрейлин и придворных дам. Все они должны ехать вместе с ним, все они должны его подбадривать, веселить и ухаживать за ним. А в случае непредвиденных обстоятельств находить выход из положения.

В назначенный час прозвучал гонг, слуги поспешно подали золотые кареты. Вдоль них выстроилась многочисленная вооружённая стража в золочёных мундирах и лохматых шапках.

Снова прозвучал гонг. Королевская свита и сам король, сияющий и счастливый, уселись в кареты. Наконец процессия тронулась.

Услыхав звуки труб, извещающих приближение королевского поезда, вдоль дороги выстроились подданные короля от мала до велика: богатые и бедные, мужчины и женщины, слуги и господа.

Когда поезд подъезжал близко, люди падали ниц. Так они и лежали, не смея взглянуть на проезжающие кареты с красивыми, нарядными дамами и бравыми усатыми кавалерами. А только перешёптывались: «Ах, что за карета… что за дама! Какой бравый кавалер, какие звонкие колокольчики».

А что было в самом графстве, в графстве Э? Описать невозможно! Там стоял большой переполох. Граф, графиня и их советники, забыв дворцовый этикет, носились по замку, как простолюдины, давая распоряжения слугам.

Те мыли, чистили, скоблили всё до блеска. Как же, сам король едет к ним. Повара жарили, парили, тушили. Стол ломился от обилия пищи – кабаны, поросята, фазаны, заморские вина и фрукты. Можно сказать, что глазами уже будут сыты люди.

Короля вышли встречать граф и графиня со всей челядью. После церемонии встречи зашли в замок, который был выстроен в форме подковы, а точнее, буквы Э.

После обильной трапезы, еле двигаясь, утираясь платочками, обмахиваясь китайскими и индийскими веерами, гости направились в большую залу графского замка – вершить государственные дела.

Зала в форме подковы была переполнена.

В царстве слов был такой обычай: король садился на золотой трон, а главный чтец громким голосом называл имена подданных. Кого назовут, тот выходит вперёд на полшага. Отвешивает королю низкий поклон и объявляет о своих заслугах перед Отечеством.

Итак, чтец начал перекличку:

– Эбеновое дерево! – произнес он так громко, что король, сидевший близко к нему, зажал уши.

– Да тише! – попросил король.

– Я есть Эбеновое дерево, – вперёд вышло зелёное, густое и раскидистое существо и низко поклонилось королю. – Я есть самое крепкое дерево в мире. Крепче меня нет. Меня трудно расколоть, распилить, растопить.

– Вот как! – изумился король и стал рассматривать Эбеновое дерево.

– Ваше Величество, из нас делают мебель для королевских домов. Все мои предки: дедушка и бабушка, отец и мать, дяди и тёти – отменно служили Вашим Величествам.

– Молодец! – похвалил его довольный король. – К награде его! – приказал он помощнику, который тут же надел на дерево серебряный орден.

– Эгейское море! – прокричал чтец с нетерпением, не дожидаясь, пока закончится возня свиты с вручением ордена.

– Я есть Эгейское море, – выступило вперёд круглое вальяжное существо, подтягивая живот и низко кланяясь.

– Чего молчишь, говори свои заслуги перед королём, – напомнил ему грубоватым тоном чтец.

– В моих недрах много флоры и фауны. Из моих глубин добывают рыбу для вашего королевского стола, – скромно закончил свой отчёт существо, именуемое Эгейским морем.

– И всего лишь? – поморщился король. – А ещё море называется. Рыбу можно поймать и в реке. Она вкуснее морской. Да будет тебе известно: я не ем морской рыбы.

Существо не растерялось и сказало:

– Мои волны бороздят многочисленные корабли! Королевский флот, Ваше Величество!

– Это уже дело! Королям нужно служить только так. К награде его!

Свита, с главным королевским помощником в центре, засуетилась, зашушукалась, решая, какой орден ему вручить.

Наконец выбрали орден: большой и неотесанный деревянный, то ли круг, то ли овал. В суматохе толком и не разглядели. Но и этому был рад Эгейское море. Про себя подумал: «Лучше что-нибудь, чем ничего. Хоть и деревянный, но всё-таки награда, да ещё из рук самого короля!»

– Эврика! – услышали люди следующее имя.

– Я есть Эврика, ваше высочество! – крикнуло громче чтеца слово и выскочило вперёд, сморкаясь в грязный, серый платочек.

– Что-что? – переспросил король, приподнимаясь с трона.

– Кого-кого, а меня вы обязаны знать.

Существо топталось на месте, словно танцуя. Потом весело хихикнуло и оглянулось по сторонам. Хихиканье все сочли неуместным и несерьёзным. Как же. Ведь такое важное государственное мероприятие.

Король насупил брови:

– Ненормальная она, что ли?

Кто-то из свиты решил её проучить:

– Не хихикай и не кривляйся. А также не топчись. Говори прямо: что ты означаешь? Не все знают, что такое «Эврика».

– Прощу прощения, дамы и господа. Многоуважаемый король! Когда кто-то что-то открывает новое, то от радости кричит во весь голос: «Эврика! Эврика!»

Дошла очередь до следующего подданного:

– Эдельвейс!

– Я – Эдельвейс, – застенчиво улыбаясь, вперёд вышел красивый, нежный серовато-фиолетовый цветок.

Королю цветок очень понравился, но он не подал вида. Зачем давать повод для сплетен и пересудов. Того и гляди, все косточки перемоют. Особенно пожилые дамы и глупые фрейлины.

С серьёзным видом король обратился к цветку:

– Ты что, каши утром не ел? А ну, громче скажи имя.

– Эдельвейс, Ваше Величество, – цветок поклонился и отвесил изящный, глубокий реверанс королю.

И вправду, цветок был настолько красив и необычен, что король залюбовался им.

– Эверест! – прокричал чтец с нетерпением, пока романтично настроенный король любовался цветком.

– Я – высокая гора! Где круглый год зима. Я даю влагу миру, воду рекам и морям! – с достоинством отчиталась гора и, не поклонившись королю, встала на своё место.

Король понял, что перед ним субъект серьёзный, и не стал задавать мелких вопросов. А то, что она не поклонилась ему, он решил не заметить.

– Эолова арфа, – объявил чтец.

– Это я, – тонким, мелодичным голосом пропело красивое, воздушное создание.

Создание было настолько трогательным, что дрогнуло сердце короля. От удовольствия он зажмурил глаза: в его ушах звучала чудесная мелодия. Мелодия любви.

Эдик, – сказав это, вслед за арфой вышел маленький, аккуратный мальчик. – Я горжусь, что ношу это имя. С Э начинаются имена многих знаменитостей.

– Назовите их, а то я их не знаю, – признался король, и всем стало стыдно за своего монарха.

– Эрих, Эмиль, Эдгар, Эрнест, Эзоп, Эней, Эдип, Эвелина…

– Эвелина? – переспросил мальчика король. – Это не твоя ли невеста?

– Это так, – ответил мальчик и покраснел.

– Я доволен, что у моих подданных невесты носят такие имена, – зевнул король и толкнул в бок чтеца, – читай дальше!

От неожиданности чтец опешил и выронил свиток, который держал кончиками пальцев.

– Эльдорадо! – произнёс он, быстро подняв свиток и развернув.

– А вот и я, – вышла полноватая, дородная дама с гордо поднятой головой.

Она была нарядная, вся увешанная бриллиантами и жемчугами. В леопардовой накидке, с сумочкой из крокодиловой кожи и в башмаках из кожи змеи.

Все ахнули:

– Вот так дама!

– Вот что, милая… Поскромней надо бы быть, – сделал ей замечание король, решив, что она глуповата. – Не в нарядах дело, а в уме!

– Обязательно выполню ваш наказ, – пообещала дама и, забыв сделать реверанс, шагнула назад. – Приду домой и засяду за книги, чтобы поумнеть.

Что бы там ни было, чтение имён и фамилий продолжалось. В зале было тесно, стояла духота. От разноцветных вееров пестрело в глазах. Всем было скучно. Хотелось поскорей к пиршественному столу. Но порядок есть порядок. Ему обязаны подчиняться все, даже сам король.

– Эскиз, – еле слышно сообщил о себе некий субъект с бледным лицом и выступил вперёд, так как в это время уставший чтец немного отвлёкся.

– Отлично! Отлично! – заторопился король. – Экий болван, сам читай! – закричал он на чтеца. – Как будто договорились все – мямлите, тянете. Заканчивайте эту канитель. Мне всё это надоело до смерти!

Теперь король начал зевать. Слипались глаза. К тому же он проголодался. Но нарушить закон государства он не посмел, хоть и был королём.

Чтец подождал, пока закончилась зевота короля. Затем он продолжил:

– Электричество! – торжественно объявил он, подчёркивая важность этого субъекта.

Сразу стало так светло, что потускнели лампы, развешенные вдоль дворцовых стен.

– Прекрасно! Прекрасно! – восхищался король Электричеством, зажмурив глаза от слепящего света. – Оно много пользы приносит моему королевству. Наградить его!

Учитывая заслуги Электричества перед королевством, дали ему золотой орден, но это ничуть его не тронуло. От ордена, даже золотого, ему не жарко и не холодно. Он повертел его в руках и, подумав немного, нацепил орден на грудь горбатой, самой уродливой старой женщины, которая стояла поодаль, опершись на кривой посох.

– Эму! – продолжалась перекличка.

– Я птица большая, ростом с верблюда, – сообщила о себе Эму.

Это ещё кто? – удивился монарх, с жадностью разглядывая птицу.

К его стыду, он не знал, что это за птица: эму. Королю объяснили, что живёт она в Африке, бегает быстро, может состязаться с машинами, поездами, не уступая им в скорости. И такая важная, что на всех смотрит свысока.

– Привести мне точно такую же птицу и загнать в мой птичий двор, – приказал король.

– Будет выполнено, – свита в знак согласия склонилась перед королём.

– Эллада!

Вперёд вышло элегантное создание в складчатой одежде, называемой хитоном. Людей с гордо посаженной головой, в красных хитонах, король видел в детстве на картинах, развешанных в бесчисленных галереях и переходах королевского дворца.

– Я славное древнее государство, – сказало томным, сладким голосом элегантное создание.

– Даже лучше моего королевства? – спросил было король, но вовремя опомнился и замолчал, чтобы не выглядеть глупцом или неучем.

Таким образом, все графство отметилось перед своим королём. Граф и графиня в честь такого события закатили большой пир.

С утра и до вечера, а также всю ночь веселились и танцевали. Пели и пили. Шутили, смеялись, состязаясь в остроумии и ловкости. Шуты развлекали гостей. Но к утру веселье стало утихать, и пир закончился. Настала пора расставаться.

Король сел в свою золотую карету и укатил во дворец, прихватив с собой полюбившийся цветок Эдельвейс и Эврику.

Эдельвейс он подарил королеве, а Эврику вручил придворному учёному, чтобы тот мог сделать как можно больше важных открытий ради процветания государства.

 

© Айгумуш Аксы (Исмаилова), 2012

 


Количество просмотров: 1735