Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Философские работы / Научные публикации, Этнография, этнология / Научные публикации, Политические науки; управление; идеология
© Карыбек Байбосунов, 2012
© Эдилбек Сарыбаев, 2012

Карыбек БАЙБОСУНОВ

Мир Чоюна Омуралиева

(Статья написана в соавторстве с Эдилбеком Сарыбаевым)

Предисловие к новой книге Чоюна Өмүралиева «Теӊирчилик. Коом-Мамлекет».

Публикуется по книге: Өмүралиев Чоюн. Теӊирчилик: Коом-Мамлекет. – Бишкек: Кыргыз Жер, 2012. – 304 с.

УДК 1/14
    ББК 87.3(2)
    Ө–99
    ISBN 978-9967-26-597-4

 

Писатель, Мыслитель, Ученый свободного склада, один из основоположников вновь зарождающегося древнего великого учения кочевого мира – Тенгризма в современных условиях, Чоюн Омуралиев вышел на собственную стезю исследования человеческого духа на сочетании исторического архетипа сознания и перспективного научного творчества.

Научно-публицистические труды Чоюна Омуралиева являются выдающимся вкладом в развитие национального самосознания кыргызского народа и прорывом в области социальной философии за последние два десятилетия в тюркском мире в целом (имеются ввиду также предыдущие выпуски журнала «Кыргыз Жер», в которых опубликованы его фундаментальные труды «Бурут тамга – Төрөн тил» и др.). Мировая тенгриология, включая исследования шаманизма и эзотерики учения Шамбалы, только сейчас начинает расправлять свои крылья, когда как Универсальная категория Тенгри Чоюна – уже не узкое религиозное видение духа человека, а высокий ориентир поискового мышления, разведка новых путей открытия человека в связи с природой. Человек у Чоюна в отрыве от природы не существует, вместе с ним Природа живет, радуется, печалится, поёт, мыслит, переживает все перипетии бытия. Природа у Чоюна интерактивна, в постоянном со-переживании, соприкосновении к глубинным недрам тенгрианско-божественного аспекта творчества.

Главный аспект человеко— и природоведения у Чоюна в предлагаемой монографии – это выбор времени, ориентация на конкретную эпоху, где Человек призван не только выбирать, но и менять характер времени! Время для него является главной духовно-практической ценностью, ибо ребром стоит вопрос о миссии человека в этом реальном мире. Однако для тех, кто считает мир иллюзией или временным пристанищем, человеческая миссия уходит на второй абстрактный план. Чоюн – не только духовен, но и конкретен, реалистичен и глубоко прагматичен. Манасово начало его мировоззрения (манасовость вбирает в себя высшее тождество идеального-материального через Срединное – Жүл) диктует императив выбора собственной судьбы путем определения идеологии единства таких иерархических аспектов как человек-семья-общество-планета-космос. Манасово мировоззрение проявляет глубинную сущность цельной личности в борьбе идей. Без манасовой идеи всеобъятности, всеобщности и человеческого величия тенгризм бесплоден; чтобы быть тенгриологом, необходимо владеть материалом эпоса «Манас» в достаточной степени, жить духом манасовой идеи величия человека со всеми противоречиями и перипетиями общественного бытия не только кыргызского народа, но и всего человечества. Таким образом, Чоюн Омуралиев сделал ощутимый прорыв в тенгриологии, создав научно-публицистический шедевр национальной идеологии суверенного Кыргызстана.

Широкий диапазон объектов исследования Чоюна-ученого позволяет ему вмешиваться буквально во все процессы общественно-политической жизни, будь это вопросы филологии, истории, конституционной реформы, физики и естествознания, новые научные иследования или духовные изыскания. Потому что Чоюн Омуралиев как поистине мыслитель-энциклопедист нашего времени, подобный титанам Античности или Возрождения, не вместится в одну узкотематическую рамку научного поиска. Опора на такие авторитеты исторического масштаба как Конфуций, Лао цзы, Платон, Аристотель, Гегель, Карл Маркс, Фридрих Энгельс, кыргызские мыслители прошлого, дает ему возможность взять ориентир на высокие истины, абстрагируясь от отвлекающих теорий и парадигм. Общенаучный жанр его исканий можно охарактеризовать, как вечное стремление понять и объяснить суть явлений в природе и духе. «Узревший Начало, дойдет до Корня, познавший Корень, стремится к Началу» («Учту билген Түптү кармайт, Түптү көргөн Учка жалгайт»), «БЫТИЕ: так зыбко – не поймаешь, не-БЫТИЕ: как явь – не исчезает» («БАР, качааган – тутулбайт, ЖОК, качааган – кутулбайт») – таковы некоторые философские максимы Чоюна-мыслителя.

Самовозведение подлинного исследователя свободного жанра всегда отличается оригинальностью находок, выразительностью словесных ресурсов. Стиль у Чоюна Омуралиева – писателя универсального жанра можно назвать космическим вызовом к человечеству по своему назначению. Каждое его выражение весит тонны золотого сплава: там каждое слово, каждая фраза весомы, и разворот мысли таков, что необходимо неторопливое чтение, преодолевая шаг за шагом возводимые автором крепости из мощных силлогизмов, афоризмов и литературных новаций. Как блестящий стилист, Чоюн Омуралиев находит все новые средства для выражения своих чувств и мыслей, наводя мосты между прошлым и будущим. Для того чтобы объяснить тайны своих духовных и интеллектуальных открытий, он использует передовые достижения естествознания, юриспруденции, исторические находки и оригинальные языковые средства. Наверное, поэтика Чоюновских творений тем и отличается, что авторский материал расположен гармонично и насыщенно. Те, кто хорошо понимают кыргызский язык, хорошо чувствуют в процессе чтения уникальное использование Чоюном богатств этого языка (одного из самых древних на Земле), интегрируя текст* с научным и духовным смыслом в авторском исполнении.

(*Здесь речь идет собственно не о содержательно-словесном тексте, а о развороте мысли, помещаемой определенными смысловыми и синтаксическими средствами по грамматической и стилевой иерархии. Текст просматривается, как самовыражение автора через уплотненную мысль)

Какова роль так называемой цивилизации в мировой истории, и что особенного она имеет, что оставляет собственно кочевая цивилизация за собой, или какие исторические перспективы предопределяет этот феномен, оставшийся белым пятном мировой историографии и культурологии?

Основной вывод автора концептуализован на том представлении, что только та цивилизация имеет полнокровную духовную эволюцию, сохранив ее в системном, устойчиво завершенном состоянии, которая имеет конкретный отпечаток исторического опыта народа. Многогранная, универсальная природа кочевого духа связывает прошлое с будущим, причем историография кочевого духа закладывает путь к устойчивому настоящему и надежному будущему. В чем секрет?

Вот здесь и таится глубина и высота кочевого духа, которую в своей манере поведал своим читателям неповторимый Чоюн Омуралиев. Сравнительный анализ и интеллектуальный синтез древней кочевой философии и западной системы ценностей позволяет автору говорить о потенции человеческого духа. Именно с этой позиции вырабатывается теоретический императив анализа кыргызской государственности в идеале. Тектонический и генетический баланс западной и кочевой основ философии позволяет сформировать корневые основы национальной идеологии, что дало возможность автору выкристаллизовать Конституцию республики «Кыргыз Эл» («Кыргыз Эл» республикасы). Поэтому обновленная идея республики «КЭЛ» — отнюдь не случайность.

Сущность Кыргызской Национальной Государственности зиждется на концепции принципиальной Конституции как средоточия народного права. Архетипом и материалом для подобной методологии служит титанический феномен – эпос «Манас». Используя многогранные духовные критерии народного эпоса, автор провозглашает «Манифест Манасовой цивилизации». Оценка времен прошедших и умение видеть особенности различных эпох есть особенность миропонимания Ч.Омуралиева. По его убеждению, Кыргызская национальная государственность имеет реальные архетипы в национальных традициях и самобытной культуре кыргызов, имея древнейшие корни.

Чтобы иметь нормальный стандарт жизни, необходимо жить в нормальной стране. Чтобы определить нормальную страну с нормальными условиями жизни, нужны нормальные, естественно выработанные законоположения. Национальные законы будут иметь реальную силу лишь тогда, когда они работают, то есть жизнеспособны. Основу народовластия по оригинальному проекту Конституции республики «Кыргыз Эл» Ч.Омуралиева составляет открытая публичная власть, где источником власти, решающим субъектом государственного строительства и управления является народ – носитель древних и современных ценностей культуры и эволюционного духа, где ветви власти не только разделены, но и предусмотрены механизмы их органичного взаимодействия, чего не было до сих пор во всех предшествующих конституциях, в т.ч. и ныне действующей. Народ в принципе не может ошибиться в выборе политического строя, ибо он воплощает коллективный разум людей, где конституционный строй защищает свободы и права каждого человека. Конституция может иметь не просто императивный характер, но прежде всего практико-нормативный уровень своей реализации. Ч.Омуралиев пришел к этой формуле по-своему.

На языке философии нормативность означает постоянную работу реализованной потенцией системы. Конституция у Чоюна как эмпирическая модель государственности в системном отношении проявляет разные уровни жизнедеятельности общества. Поэтому исполнение Конституции показывает практическое значение: тут проявляются сильные и слабые стороны ныне действующей Конституции страны.

Историко-правовые вопросы разработки и реализации Конституции отражены в трудах Ч.Омуралиева в виде оценки системы общественных отношений не как в виде чисто теоретического вопроса, но прежде всего практического. Человек-гражданин у Чоюна не абстракция, но прагматический субъект, способный менять реальность по строгим законам развития человека и общества. Так называемые «права человека» по иудейско-римскому праву, закрепляемые в нынешних конституциях многих стран (в т.ч. Кыргызстана), являются ловушкой для личности, ограничивающейся тесными рамками Основного Закона страны, смоделированного заведомо изощренно-ложными постулатами. Пресловутые права Человека и права собственности вкупе ставят государство фактически в зависимость от внешних интересов. Государство на самом деле становится заложником мировых спекулянтов от большой политики, основные богатства тихо уходят под патронат международных финансовых институтов и крупных международных компаний, а также разного рода «демократических» инстанций под видом политических и экономических реформ. Чоюн Омуралиев раскрыл подлинную суть двойных стандартов мировой политики. Поэтому ставка на практический уклон является особенностью теоретических программ автора как оригинального разработчика модели национальной государственности, ибо практика вытекает из теории, из недр философии, фундаментальной науки.

Испокон веков причиной всех революций и потрясений в обществе было противоречие между действием власти и ожиданиями народа. События в Кыргызстане 2005 и 2010 годов, в арабских странах — в течение 2011 года и до сих пор, в Казахстане и России — в конце 2011 года показали, что мнение народа игнорировать власти нельзя и в XXI веке.

2012 год станет решающим в плане проверки правильности тех или иных теорий, запущенных законов, в том числе и новой Конституции, смоделировавшей политическую систему государства в Кыргызстане. Потому что народ выбрал Парламент и Президента, сформировано Правительство. Теперь эффективность административной структуры страны зависит не только от народной воли, но и от разумности действий избранных народом властных структур. Народная мудрость должна быть во главе любого закона и действий власти. «Голова правителя – мост для народа» — «Калк үчүн хан башы көпүрө».

Однако тут осталась главная проблема: изолированная от национального духа конституционная система всегда была препятствием развития государственности и нации в целом. Дух кочевого образа жизни в новых условиях может быть трансформирован в сторону рационального мышления. Потому что каждый шаг ее реализации увязывается с жизненными реалиями, определяя деятельность конкретного человека на конкретной жизненной практике. В нынешней Конституции, называемой парламентской и составлен-ной по исключительно западному образцу, одобренной Венецианской Комиссией в 2010 году, нет главного – национального духа, исторического опыта народа, — и посему нет четкого ориентира на будущее. Поэтому автор предлагает не ограничиваться нынешней парламентской системой правления, которая построена только по партийным принципам, а усовершенствовать ее и поднять ее на новый, более высокий уровень – в народный парламентаризм, где в определенной мере сохраняется и партийный принцип, но на первый план выходит народный Курултай – институт подлинного народовластия.

Институт Курултая как форма народного правления трактуется сейчас в обществе с различных точек зрения: выражение основных прав и свобод для гражданина; коллективное выражение народной воли путем народных собраний с результирующим решением; законодательное закрепление института народовластия с функциями контроля и получения отчетов от всех ветвей власти. Из этого общего хора особняком выделяется позиция Ч.Омуралиева. По его варианту Курултай есть органичная часть института народовластия с широкими официальными полномочиями, он составляет стержень построения государственной власти снизу доверху не только под постоянным народным контролем.

Особенность его структуры народовластия заключается в том, что исполнение властных полномочий осуществляется с участием представителей народа в неразрывном единстве с публичной властью повсеместно, снизу доверху, как по вертикали построения власти, так и по горизонтали взаимодействия её ветвей. Курултай есть концентрация народной воли, практическая реализация желаний и устремлений населения по участию в управлении государством. По этому вопросу автор провел большую исследовательскую и публицистическую работу. Он написал фундаментальный по масштабам и значению труд-диптих...

Любой вариант Конституции может показаться схожим по природе и смыслу. В процессе реализации выявляются все минусы и плюсы, нюансы этого документа (Закона), который в принципе отражает весь общечеловеческий опыт. Но основным вопросом конституционного законодательства является национальный опыт, национальное самосознание, реализация лучших традиций народа, игнорирование которых приводит к бесконечной череде заблуждений. О чем поведал нам 2,5 тысячи лет назад легендарный грек: «Люди, забывшие основы собственного общежития обречены на то, чтобы постоянно принимать поправки к собственным законам» (Платон).

Вот это есть ответ на вопрос, почему законы не работают. При этом важно учитывать, что опыт других народов также является важной копилкой национального опыта в развитии государственности.

Природа и структура власти зависит от этого «тройного» опыта. Механизмы законодательства и законоисполнения должны друг друга стимулировать и Ч.Омуралиев нашел эту формулу. Это «Аталык Кеңеш» (Совет Мудрецов), избираемый Курултаем, и «Тогузак» (Совет Девяти) или Госсовет, состоящий из первых должностных лиц государства, взаимодействие которых обеспечивает единство народа и власти. Верховное руководство в стране осуществляет Президент, как глава государства. Он подчиняется только Великому Курултаю и сам же является главным ответственным за претворение в жизнь его решений. Такого рода абсолютно новый проект правового государства с истинно национальным лицом и его конституционного законодательства, опирающийся, на положения народной философии, могут и должны быть объектом всестороннего анализа со стороны юристов, политиков, всей общественности и, прежде всего молодежи, больше всех в обществе заинтересованной в эффективных переменах в стране к лучшему.

Конституция не есть абстракция: она есть реально судьбоносная вещь. Поэтому методология разработки конституционного Закона должна опираться на народную мудрость. Нынешняя, абсолютно прозападная Конституция Кыргызской Республики не может удовлетворить растущие социальные требования, ибо национальный дух должен быть превыше всяких навязанных извне моделей и устройств политической системы. Хочешь-не хочешь, национальный дух будет протестовать на каждом шагу законоисполнения, как шило в мешке.

Идеологические ориентиры общества в целом зависимы от гармоничной системы конституционного законодательства. «Сильное государство, благосостояние народа и работающие законы» — таков принцип правильного исполнения властных полномочий со стороны государственной системы. Уклонение от такого императива чревато народными волнениями и ухудшением экономической ситуации и нарушением социально-психологической стабильности.

Права человека не должны стать самоцелью, самодовлеющей идеей. Права нации были и будут главенствующим вопросом в определении судеб каждого человека-гражданина, ибо он не может жить вне общества и государства. Впрочем, определять судьбы людей не нужно. Человеку важно не мешать и обеспечить необходимыми свободами и правами в решении своей судьбы, ведению собственного хозяйства, не вмешиваться в личную жизнь и личный бизнес, что должно рассматриваться равнозначно, что и приведет, наконец, к гармонии в отношениях личности и государства. Не государство определяет судьбы своих граждан, а законы, которые правят государственным строем.

Народные правила, эреже, адат, салт, тартип были основой национальной системы воспитания человека и самосохранения в условиях кочевой государственности. Эти гуманные правила и нормы общежития, обогащенные опытом других народов и учитывающие реалии современной жизни, правила жизнедеятельности и способы воспроизводства, как самих людей, так и условий их существования, должны получить свое воплощение в новой конституции страны. Конституции, составляющей суть национальной идеологии, которую мы ищем тщетно вот уже целых два десятилетия со дня провозглашения суверенитета и будем ещё долго искать пока не найдем саму основу построения государственности, вытекающей из природы менталитета народа, имеющего историю, исчисляемую тысячелетия. Ибо не бывает, оказывается, национальной идеологии в отрыве от Контитуции, потому что она сама и есть основа, суть национальной идеологии, выраженной в форме Закона. Вот о чем заботится Ч.Омуралиев в своих трудах.

Кыргызский народ имеет великое прошлое. Этот факт осознания истории позволяет говорить о том, что кыргызы имеют право на великое будущее. Главная цель автора заключается в том, чтобы изложить в понятной для читателя форме найденную им идеологические основу самосохранения нации, как единого народа процветающей страны.

Таков фундаментальный труд Ч.Омуралиева: «Тенирчилик. Коом–Мамлекет» (Тенгрианство. Общество–Государство), объединенная концепция на базе двух его монографий. Первая – «Тенирчилик. Көчмөн цивилизациянын тереңин көздөп» («Тенгрианство. Постигая глубины кочевой цивилизации» — 1995), вторая – «Теңрикут – Кыргыз Эл Мамлекети» («Код Тенгри: Кыргызская Народная Республика» — 2010).

Речь идет об историческом месте и роли кочевой цивилизации, незаслуженно игнорируемой западными (да и восточными) историками, политологами и культурологами, в истории и жизни человечества. Равновесие в мире, удерживаемое Тенгри, неким Первоначалом всего сущего, правит всеми законами материальной и духовной эволюционарности. Внутреннее развитие всякого сущего не признает временных перипетий, а проявляет себя во всех ипостасях незыблемо, определяя судьбу микро— и макромира. Нет для Тенгри постороннего, ненужного и лишнего. Все имеет место быть в едином организме.

Мироздание видится автором как великая круговерть вечного бытия в безостановочном движении. Общество и государство тоже подчинены этим космическим законам внутреннего развития, где составные понятия как народ, собственность и власть могут и должны стать производными духовной конституции. Кочевая культура и кочевой дух не должны восприниматься плоско, пресно и поверхностно: кочевая история, культура и цивилизация составляют славу человека, мощь духа. Кочевой воин, кочевой мудрец, кочевой землепашец, кочевая царица – малоосвещенные характеры и образы в западном ученом мире.

Предлагаем вкратце ознакомиться с содержанием только первой главы книги.

 

Глава I. «ДҮЙНӨЗӨК». Стержень мироздания (миропонимания)

 

Судьба наций и национальных культур должна свершиться до конца. Принятие истории есть уже принятие борьбы за национальные индивидуальности, за типы культуры.

Н.Бердяев

Кочевнику, находящемуся в седле, течение Мира открывается, как вечная Круговерть бытия в своей первозданности. (Көчмөн ат үстүнөн Дүйнө акканын көрөт)

Автор

 

Неуловимое и недосягаемое течение Мира вместе со Временем зримо только высокочувствительным людям. Вихри Тенгри охватывают все мироздание, не оставляя ни одно существо в стороне от своего влияния и не делая ни для одного творения Тенгри исключения. Национальная история, национальное мировоззрение и будущая безопасность нации – вот корневые проблемы для выхода из статичного мышления. Избавляться от стереотипов, двузначных понятий и обретение исконных значений Слова – такова задача ближайшего времени, ибо они, говоря словами грузинского философа М.К.Мамардашвили: «В XX веке слово и понятия стали использоваться не столько … для достижения Истины, стремления духа человеческого к великим Истинам, сколько орудием манипулирования сознанием масс». Разного рода понятия, как «свобода», «демократия», «право», стали сегодня именно таким универсальным инструментарием в руках всемогущих международных финансовых кругов, которые стремятся предопределить судьбы миллионов и миллионов людей в угоду интересов своего узкого круга. По мнению автора, «Если Мироздание представлено в сознании народа как стержневое понятие миропонимания, то Эпоха манифестируется как конкретное его проявление в различных ситуациях видения».

Последние пять столетий ознаменованы бурным ростом западной технократической цивилизации. Вырос человеческий интеллект, уровень знаний достиг необычайных высот. Научно-технический прогресс набирает силу быстрыми темпами. Однако Запад хромает на одну ногу. Позабыты неувядаемые знания кочевых народов, которые заложили основу духовной культуры народов Евразии. Мало кто на Западе понимает, что мир вращается на колесах неувядаемых ценностей, заложенных мастером Канглы Огуз хана, создавшим телегу вечности, набирающей скорость год за годом. Человечество не успевает адаптироваться к этой скорости цивилизационного прогресса.

Разделение человечества на кочевые и оседлые народы предопределило дифференциацию их духовных ориентиров. Оседлость (западный мир) ассоциирована преимущественно с эгоистическим потребительским менталитетом, тогда как кочевости присущи коллективизм и гуманистические принципы со-выживания.

В эпоху бурного развития последних столетий в связи с выходом на авансцену истории Мира новых общественных отношений такие фундаментальные понятия как демократия, общество, государство, человек, право, рынок, частная собственность приняли своеобразное «прозападное» объяснение, сконцентрировав внимание на экономических интересах так называемого гомо сапиенса, олицетворяя принцип личной выгоды, при этом, не только проигнорировав, но и растоптав многие древние правила человеколюбия. Это и привело западное общество к кризису духа. Отношение к кочевому Востоку было однозначно пренебрежительным, называя их сообщества варварскими, а систему правления Востока вообще деспотическими, тиранией, «азиатчиной».

Противоречия, так называемых, базиса и надстройки общественного строя кочевая ментальность снимает, гармонизируя их противоположности. Человек жив не хлебом единым, но жив Небом – таков кочевой постулат единства Земли и Человека. Кочевой дух это не стагнация, но круговерть жизни в постоянном движении. Экономическая ситуация у кочевых народов незыблема, ибо она слита с природой непосредственным образом. Внешняя (кажущаяся) экстенсивность кочевого мира обуславливает бурное интенсивное развитие изнутри. Так называемое «традиционное общество» на то сильно, что оно основано на вековечных традициях народа. Традиции – это честь, совесть, уважение человеческого достоинства, сила любви к ближнему, гуманное отношение к природе, чувство хозяина земли и ее богатств. Кочевая ментальность тем и сильна, что придерживается принципа равнотекущей реальности жизни, изменчивости бытийного плана, тем она и является движущей силой общества. Гераклитовский текучий мир у Чоюна получает свое объяснение как мир внутренних способностей развития каждой сущности.

Во-вторых, кочевой народ не болеет болезнью материального накопительства. Скопидомство – не для кочевника. Даже утеря письменности для кочевника не потеря памяти: вся его тайна – в его душе, в его сердце. Недаром же наследники кочевого народа держат в естественной памяти миллионы строк эпоса «Манас» как эталон поведения. Но этот феномен не всегда понятен чужому взору, людям иной ментальности. По словам Ф. Энгельса: «Исторический идеолог располагает в области каждой науки известным материалом, который образовался самостоятельно из мышления прежних поколений и прошел самостоятельный, свой собственный путь развития в мозгу этих следовавших одно за другим поколений... Но факты эти, как молчаливо предполагается, представляют собой опять-таки просто плоды мыслительного процесса, и таким образом мы все время продолжаем оставаться в сфере чистой мысли»...

Значит, дело заключается в том, что пришла пора решительно менять отношение к кочевым ценностям как в теории, так и на практике.

По мнению Чоюна Омуралиева: «Если мировоззрение народа сложится в единое, цельное, системное построение и будет достигнута гармония внутреннего и внешнего развития, то такой народ непременно найдет свою дорогу к высотам духовности, целеустремленным к вечной Истине. Это составляет основу кочевой философии, философии жизни кочевника!»

Чоюн Омуралиев считает мир вне непримиримых диалектических противоречий, а диалектику западной философии рассматривает как отражение доминирования противоположностей. Потому как Чоюн объясняет, кочевому духу не свойственен классовый антагонизм, который определяет природу западного общественного строя. При этом он приводит интересное высказывание известного этнографа А.И.Левшина: «Образ внутреннего управления киргизов представляет глазам наблюдателя явление странное и совсем необыкновенное, анархическую смесь деспотизма с неограниченной свободою каждого частного лица. И поэтому в одно и то же время видим здесь полномочного властелина, который вешает своего подданного за покражу барана или лошади, а возле него толпу подвластных ему же, которая торжественно отказывается от повиновения и объявляет, что она переходит от него под власть другого повелителя за то, что он из нее какого-нибудь хищника выдал русскому пограничному начальству».

Кочевая мудрость Нарк и традиционность Салт вместе образуют психологию свободы духа, которая определяет поведение народа как свободолюбивого с вечной жаждой справедливости. Произошедшие дважды кыргызские революции 2005 и 2010 года тому хороший пример: народ не свыкся в семейно-клановым правлением и сверг своих правителей в одночасье. Тенгрианское созидательное начало у кыргызов сочетается с решимостью сметать все то, что мешает ему быть свободным.

Не противоположность, но РАВЕНСТВО начал определяет тенгрианское мировоззрение. Равенство (Тенг) и есть средоточие правильности, справедливости, правды, правомерности, оправданности своего существования и права на самоопределение. Такова содержательная суть тенгри, как правоопределяющей данности с самого НАЧАЛА.

Так Чоюн плавно приступает к разбору частей тенгрианского мировоззрения через сопоставление Кочевого Духа вкупе с Абсолютом. Такое солидное категориальное отношение к объяснению единства мира как диалектика у Чоюна получило новое толкование: это не противопоставление, а видение крайностей явлений и сущностей, причем как тождественных начал Великого ЕДИНОГО. Чтобы обосновать свое понимание сути Тенгри он обращается к мировым именам, сопоставляя их мысли, выявляя их единство и глубинные различия.

Аэций: «Анаксимандр считал мир преходящим».

Аристотель: «Некоторые полагают, что из единого выделяются соединенные в нем противоположности, как говорит Анаксимандр...».

Симплиций: «По мнению Анаксимандра, рождение происходит не через изменение стихии, а через обособление, благодаря вечному движению противоположностей... А противоположности эти: «теплое и холодное, сухое и влажное и др.».

Псевдо-Плутарх: «Анаксимандр говорил, что при зарождении этого мира из вечного выделилось животворное начало теплого и холодного...».

Анаксимандр считал началом начал всего мироздания некий «апейрон». Апейрон не распадается на стихии как огонь, вода, воздух, земля, а их единение. Тождественным Апейрону Чоюн видит Дао. Как сказал великий Лао Цзы:

«Дао рождает единое. Единое рождает два начала: инь и ян. Два начала рождают третье. Третье порождает все сущее. Все существа носят в себе инь и ян, наполнены ци и образуют гармонию».

Мужское (ян) и женское (инь) как единство противоположностей образуют Дао.

Премудрый Лао говорит: «ущербное хранит совершенное, кривое становится прямым, пустое наполненным, ветхое сменяется новым; стремясь к малому, достигаешь многого...».

Гераклит говорит: «холодное нагревается, горячее охлаждается, влажное сохнет, сухое увлажняется». «Борьба – отец всего и всему царь».

«Одно и то же живое и умершее, проснувшееся и спящее, молодое и старое, ибо первое исчезает во втором, а второе – в первом»...

Гераклитовская субстанция – логос, как и сказанное устами Лао дао – сопредельны. Диалектика античных греков сходится на противоположностях бытия. Объективная идея Платона раскрывается тенгрианским содержанием вполне гармонично и уместно. Чоюн нашел это сходство необыкновенным внутренним чутьем диалектика-тенгрианина.

Он проанализировал философское наследие Декарта, Спинозы, Шеллинга, перейдя к предельным категориям Канта и Гегеля. Материалистическая диалектика К.Маркса, Ф.Энгельса и В.Ленина также находит свое место в ряду необходимых понятий тенгрианского объяснения мира Чоюном-мыслителем довольно конкретно через абсолютный Дух как начало мыслительной энергетики тенгрианина и продвинутых эпистемологов Запада, рефлексируясь через великую китайскую стену даосизма...

Но он не останавливается на достигнутом, уходит дальше, нежели древние греки или китайцы и улавливает ту самую суть сокровенности Тенгри, выразившихся в бес-смертных духовных творениях кочевого мира, кладезе истинной народной мудрости. Например, в известном, но малоисследованном повествовании «Огуз-намэ» от дочери Неба рождены Солнце, Луна и звезды, а от земной дочери – Көк (Земля), Таг (Гора) и Дениз (Море), как по-парные тождества. Конечно, высшим общечеловеческим достиже-нием космичности духа является эпос «Манас», где эти данности парных явлений и сущностей переданы куда более абсолютно.

Вот так автор подходит к раскрытию духовной ипостаси бесподобного феномена по имени Манас, как философского понятия.

Естественная диалектика взаимоотношений правого и левого, женского и мужского, света и тьмы у Чоюна не фронтально, фатально, непримиримо противоположно, они находятся в едином вихревом круговращении, гармонично уравновешиваясь в ГЛУБИННОМ!

Миры преходящи, Тенгри – един-вечен. Между парами вездесуще сияет дух единства, дух незыблемой Любви. Вот в той сфере находится нечто срединное, неизменно уравновешивающее, связывающее космос – кут, Жүл, чье имя Манас.

Говоря языком метафоры:

Сияние Солнца и Луны –
    Суть составляет кут-Манас.
    К единению Неба и Земли –
    Путь прокладывает кут-Манас. 

Гениальность Тенгрианства в том и состоит, что оно уравновешивает через понятие манасовость всякие различия в тождественные целостности, превзойдя даже гегелевское видение беспредельного духа – Абсолюта, в природе которого доминирует противоречие, нежели единство; превзойдя шеллинговское тождество без абсолютной середины.

ПУТЬ (ЖОЛ) Тенгри, кстати, вытекающее из понятия Жүл – Центр, Середина, всегда средоточие справедливости: ни одна сторона не противоречит противоположной (паре), не превосходит другую.

Поэтому тенгрианин не потерпит проявления нарушения равновесия, справедливости. В этом одна из тайн непобедимости кыргызского духа. Потому что ему не нужно кого-то подавлять, побеждать, выигрывать, получать какие-то особые регалии. Поэтому для Манаса – героя эпоса понятие «враг» относительно, в нем вмещается абсолютно все! Он воистину есть Айкөл (Великодушный), образ поистине универсальный, как земное воплощение Того, кто создал Его самого.

Тенгрианское мировоззрение только начинает пробивать себе дорогу, например, в модных нынче течениях Запада как теория неравновесности, диссипативности и синергетики, а также новых космологических постулатах на стыке веков.

Таков Чоюн-тенгрианин, наш Чойуке. Так у нас в народе обращаются к почтенным, достигшим определенных высот мудрости, личностям. Пожелаем автору крепкого здоровья и не уставать ему на своем Пути, ибо его Путь – это путь познания поистине непознанного, он тернист и многотруден.

А читателю пожелаем не уставать в познании трудов Чоюна Омуралиева, ибо этот читательский труд не менее многотруден и тернист.

Карыбек Байбосунов
    Эдилбек Сарыбаев

 

Полный текст книги в формате PDF ОТКРЫТЬ ЗДЕСЬ

 


Количество просмотров: 4449