Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания / Публицистика
© Юрий Анастасьян, 2014. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 26 июля 2014 года

Юрий АНАСТАСЬЯН

«В тени лимонов, олив и лавров…»

 

Состоялась поездка на Святую землю группы православных паломников из Кыр-гызстана во главе с епископом Бишкекским и Кыргызстанским Феодосием.

Столь насыщенную поездку с посещением многих святых мест, не опишешь, ограничившись лишь их перечислением. Наверное, тут важны акценты, а они у каждого паломника свои. Кто-то стремился приобщиться к христианским святыням, кто-то жаждал исцеления от телесного недуга, кто-то – душевного очищения и обновления, у кого-то преобладал интерес к культурным, историческим ценностям.

Трудно сказать, все ли члены нашей группы получили желаемое. Но кое-что было заметно «невооруженным глазом». Например, Людмила Гуркина, с трудом обходящаяся в Бишкеке без трости, после посещения первых святынь стала регулярно забывать её в автобусе.

Главное наше стремление было, конечно, ко храму Воскресения Христова – на Гроб Господень. Это место нам удалось посетить дважды, и в последний день поездки, может быть, более успешно – не спеша, вдумчиво. Там же мы побывали на греческой Литургии при большом стечении народа со всего мира, исповедались и причастились.

Здесь, у Гроба Господня, происходили события, завершившие земную миссию Спасителя. Тут и камень помазания и огороженные стеклом фрагменты Голгофы, в нескольких сотнях метров – сохранившийся участок Гефсиманского сада с камнем «моления о Чаше».

На Святой земле все свято! Упоминание экскурсоводом вскользь названий селений, возвышенностей, низин, водоемов, приводит на ум события ветхозаветной и новозаветной истории. Некоторые наши паломники отмечали, что здесь они, впервые отнеслись к Библии не как к сборнику легенд, а как к живому историческому документу.

И действительно, выйдя из автобуса в незнакомой местности, мы вдруг обнаруживали на небольшом участке земли и нынешнюю реку Иордан; и расположенное в старом высохшем русле место крещения, вышедшего на служение Христа; и источник, которым пользовался святой Иоанн Креститель, остатки пещеры, где он жил; и холм, с которого вознесся на огненной колеснице пророк Илия; и пустыню, в которой долгие годы подвизалась Мария Египетская; и остатки византийских храмов, возведенных на местах святынь в первые и последующие века.

Тут узнаёшь много интересного. Оказывается, «пустыня» в библейском контексте – это совершенно необязательно необозримые до горизонта пески, а просто дикая местность не заселенная людьми. Выяснилось, что река Иордан много раз меняла свое русло; что уровень поверхности земли времен Спасителя находится приблизительно на десять метров ниже нынешнего уровня. И действительно на протяжении путешествия нам нередко приходилось спускаться с поверхности к достаточно глубоко расположенным пещерам, храмам, святыням, источникам.

В течение десяти дней мы посетили два государства, территории которых изобилуют христианскими и ветхозаветными святынями – Израиль и королевство Иордания. Многие из нас почувствовали, что по духу это совершенно разные страны. В Израиль мы возвращались с охотой.

В странноприимном доме Русской духовной миссии на иорданской стороне нас любезно предупредили, что по темноте за территорию миссии выходить не следует, поскольку шакалы животные ночные, а желающих прогуляться после шести часов вечера по берегу Иордана могут подстрелить израильские пограничники.

Действительно, в первую же ночь шакалы совершили «визит вежливости» под окно нашей с паломником Володей Сухиным кельи, неожиданно и шумно обнаружив себя выразительным лаем, плачем и хохотом.

Одним из запланированных владыкой Феодосием деяний на Святой земле, был Крестный ход по Крестному пути Спасителя. Большой деревянный крест со скульптурным изображением Крестного пути Спасителя и икона Божией Матери «Иерусалимская» были освящены приложением к плите Гроба Господня и другим святыням храма Воскресения Христова, после чего мы прошли Крестным ходом по узким улочкам старого Иерусалима, останавливаясь по пути шествия у святынь для славословия.

Большое впечатление произвело посещение лавры Саввы Освященного, находящейся в живописном, выжженном солнцем ущелье, где при жизни игумена Саввы подвизалось около пяти тысяч монахов. Все ущелье испещрено темными отверстиями пещер – жилищ древних подвижников. Тут же и почитаемая пещера самого Св. Саввы.

Мужчин, пригласили в храм со многими древними святынями, экскурсию там провел, изъясняясь на безупречном русском, местный монах – бывший москвич. Женщинам в этот мужской монастырь уставом входить не положено и, когда мы вышли, они в тени ветвистого древа, читали акафист основателю монастыря.

Нам довелось также побывать с владыкой Феодосием на приеме у Иерусалимского Патриарха Феофила III. Довольно долго ожидали в приемной. Наконец, вышел Патриарх – тот самый, который получает Благодатный огонь в Кувуклии – небольшого роста, с лицом молитвенника и постника. После благословения Патриарха все сели. Мужчины разнесли на подносах угощение, после чего епископ Феодосий и Патриарх Феофил III провели непродолжительную, но содержательную беседу. В конце встречи Патриарх благословил нас иконками Божией Матери. Затем был сделан групповой снимок.

Впечатление от встречи осталось хорошее, греческий иерарх был прост и гостеприимен.

Вспоминается и то, как после молитвословия, у дверей русского монастыря Святого Харитона Исповедника (живущего там старца мы не застали), мы спустились к реке и владыка Феодосий минут двадцать пытался поймать руками прикормленных, доверчивых рыб. Его примеру последовали некоторые паломники. Но усилия рыболовов (все же евангельские места) к счастью для обитателей речных проток не увенчались успехом. Правда, трудно предположить, что владыка, в случае удачи, предложил бы употребить рыбешек в пищу.

На моей памяти нет людей, крестившихся в святом Иордане да еще приблизительно на месте крещения Спасителя. Да и мыслимо ли это? Но наша паломническая группа обрела такого человека. Епископ Феодосий крестил в неспешных иорданских водах нашу соотечественницу Атыркуль (в крещении Сарру), которая чуть позже удостоилась причастия Святых Христовых Таин в храме Русской духовной миссии, а затем и на Литургии в храме Воскресения Христова.

Запомнилось посещение Мамврийского дуба, возле которого Авраам встретил трех Путников, изображение Которых («Троица») можно увидеть во всех православных храмах. У засохшего дерева недавно отломилась последняя зеленая ветвь, при нашем посещении лежавшая тут же. Однако из-под мертвого древа вновь растет дубовое деревце, имеющее, так же как и прежнее три ветви. Дай Бог ему здоровья.

Попечительством о дубе занимается пожилой араб-мусульманин – потомок династии, пекшейся о святом древе издавна. Рядом с ним несколько подвижных детей или внуков.

Недалеко от дуба стоит русская церковь, в которой я обнаружил современную икону с изображением мучеников и исповедников казахстанских, в частности, Николая Могилевского, Севастиана Карагандинского и наших Серафима с Феогностом. Да, воистину, пространство для святости не помеха.

Что еще запомнилось?

Помнится, как после освящения воды иорданской владыкой Феодосием, во время крещения нашей паломницы, к воде подошел худой, болезненный кот и необъяснимо долго лакал из реки.

Помнится, как по щекам одной из паломниц, ещё только присматривающейся к вере православной, текли слезы после посещения Гроба Господня.

Помнится ангельское пение монахинь на службах в храме Марии Магдалины и Горненском монастыре.

Помнится гора, с которой Моисей обозревал Землю Обетованную, данную Богом во владение еврейскому народу. И мы, как и пророк, с того же места, сподобились видеть эту долину.

Помнится, как в Вифлееме, чужие, разноязычные люди, после приложения к месту Рождества Христова, как-то очень естественно прикладывались и к нашему, стоящему на выходе кресту.

Всего не перечислишь, да это и не нужно, ибо, как пишут апостолы: «малая закваска заквашивает все тесто» (Гал. 5:9), и «если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21:25).

 

Теперь – слово кыргызстанским паломникам.

 

Владимир Сухин

Вы только что омылись в святом Иордане. Что чувствуете?

Омовение – это благодать. Это словами не передать. Здесь крестился Иисус Христос.

В духовном плане это лучшие дни моей жизни. Слава Богу, что я попал сюда с паломнической группой именно в таком составе и с нашим архиереем. Это не случайно, что мы все здесь собрались. Многие из нас впервые увидели друг друга, а сейчас, в конце поездки, мы чувствуем себя, старыми друзьями.
Посещение святых мест человека меняет. Меня они потрясли и останутся со мною на всю жизнь.

Какие места произвели на Вас большее впечатление?

Конечно, Гроб Господень.

 

Людмила Гуркина

Людмила Ивановна, Вы в первый раз в такой поездке?

До этого я была в Казахстане. Та поездка больше напоминала туристическую. Но поход в скит Серафима и Феогноста произвел сильное впечатление. В Казахстане я впервые столкнулась с людьми, самоотверженно отдающими себя служению вере.

А здесь, в Израиле, побывав в монастырях, я поняла, что такое «благодать», она наполняла каждый уголок, который мы посетили. Я впервые такое испытала. Тут все в согласии – природа, спокойные, приветливые люди. Я очень рада, что оказалась здесь. Хотелось бы еще раз вернуться, глубже все прочувствовать, чтобы продвинуться по пути, который я выбрала. Мне кажется, никого не может оставить равнодушным увиденное здесь.

Что Вы открыли для себя?

Я ехала, чтобы найти точку опоры в сложившейся у меня непростой ситуации. Кажется, это удалось разрешить – я успокоилась. Еще открыла для себя, что священники, монахи, поставленные на служение везде одинаковые – и здесь, и в Казахстане. Горненский монастырь меня просто очаровал. Я поняла, что раз там такие замечательные люди, значит с Церковью все в порядке. Чувствую удовлетворение от этой поездки.

 

Юрий Анастасьян

Что произвело на Вас впечатление в этой поездке?

Помимо моей воли, складывались события, которые меня просто, в хорошем смысле, ошеломили. Совершенно неожиданно прикасалась благодать. Наверное, все доброе появляется нежданно, а не когда ждешь. Больше всего меня поразили службы в русских храмах и монастыре. Невольно встает в памяти лавра Саввы Освященного.

Ну, службы, понятно… А что еще Вас ошеломило?

Я ошеломил. Вдруг обостренно понял, что надо что-то с собой в духовном смысле делать. В храме Марии Магдалины, возможно, кто-то из святых помог мне – «ткнул носом» в то, что я есть. Очень благодарен за это.

А вообще-то… светло здесь! Исторический аспект просто потрясает: то, о чем читал, оживает и осуществляется – ветхозаветные, новозаветные события приобретают жизненный характер, лишаясь мифического налета.
Надо все это еще осмыслить, перечитать заново кое-что…

 

Елена Конкина

Что Вам больше всего запомнилось?

В общем, мне понравилось всё. Я благодарна Богу, что попала на Святую Землю. И хорошо, что с нами поехал владыка Феодосий, что вел нас за собой, мы ведь мало знаем. Он читал Евангелие, много рассказывал, мы служили с ним Литургию, причащались. Пришло понимание, что я многое потеряла в жизни, многое не успела сделать, что есть важные вещи, которые мы не осознаем. Все это очень ценно, я буду вспоминать об этом всю жизнь. Мы, наверное, еще не понимаем, какое нам выпало счастье. Я переполнена впечатлениями.

Вы обмолвились, что Вам комфортно в поездке с владыкой Феодосием.

Меня так еще никто не защищал. (Елена оказалась в трудной ситуации, отстав от группы. – Ю.А.) Ведь я, по сути, посторонний человек. Но владыка заступился за меня, и это было приятно, потому что он вступился именно за меня. Я видела, что он, вернувшись за мной, переживал, молился. Мне кажется, этот случай сплотил нашу группу, мы сдружились, перестали замечать чужие недочеты, понимая, что каждый может ошибиться.

 

Лидия Осипенко

Что для Вас было самым значимым в поездке?

Гроб Господень и Голгофа. Я раньше видела на фотографиях эти места, но не думала, что это так грандиозно. Побывав здесь, понимаешь что всё, что описано в Писании – правда.

Очень понравился Горненский монастырь, возведенный на месте, где Дева Мария встретилась с праведной Елисаветой. Там нужно побывать, чтобы почувствовать эти красоту и величие. Я бы с удовольствием еще не раз туда вернулась.

Когда мы шли Крестным путем Спасителя, я осознала, как Господь за нас пострадал, как ему было больно, и как мы себя плохо ведем. Тогда над Ним издевались иудеи, а сейчас мы распинаем Его своими грехами. Подумалось, что мы заслуживаем даже худшего, чем то, что с нами происходит. Мне так больно и страшно было…

Вы заметили перемены в отношениях между членами группы?

При первой встрече я поняла, что люди едут разные, что некоторые воспринимают паломничество, как туризм. Но когда мы приехали в Израиль, благодаря владыке, появилась такая наполненность духовная! Всем это понравилось — что мы молились, прикладывались к святыням, снова молились… Это сплотило нас. Я впервые езжу с владыкой. Он говорит мудрые слова и при этом с ним легко общаться. Из его проповедей, рассказов всегда для себя что-то берешь. Благодаря ему, я ощущала сильный молитвенный дух на богослужениях.

 

***

Опытные паломники говорят, что паломничества без искушений не бывает. И правда, на Святой земле недостатки и достоинства членов группы проявились в определенной Божиим попущением мере. Нас сопровождали и отрадная благодать святынь, и «внештатные» ситуации. Некоторым из нас довелось теряться на улицах, в магазинах, ущельях, забывать вещи в автобусах и храмах. Все мы, включая владыку Феодосия, так или иначе, испытывались выбором: остаться христианами или же избрать путь недовольства, осуждения и малодушия. Паломничество без терпения и смирения вырождается в туризм. И нам пришлось терпеть, смиряться и молиться. В последний день, на завершающей трапезе в гостинице русской Духовной миссии, наверное, всех нас, посетило ощущение завершенности, промыслительности и полезности всего пережитого в этом незабываемом путешествии по Святой земле.

 

Юрий Анастасьян,
    вопросы задавала Юлия Фарбштейн,
    Бишкек, март 2014 г.

 


Количество просмотров: 980