Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / Главный редактор сайта рекомендует
© Сатиева Б.К., 2003. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 30 ноября 2014 года

Бурулуш Казаковна САТИЕВА

Последний рейс

(рассказ)

 

Я, взвалив на себя связку пустых коробок, шла к автовокзалу. Была ранняя весна. Меня обокрали. Остались только сто сомов, которые я почему-то положила в карман пальто. Кошелёк со всей моей выручкой стащил кто-то, кому-то сегодня повезло! Затиснувшись в старенький автобус, который до отказа загрузили яблоками, несколько женщин и я привезли в город свой товар. Стояла по колено в талой воде, на собачьем рынке, где продают оптом яблоки и собак, продала с горем пополам за ту же цену, за которую закупала, сосчитала деньги и положила в кошелёк, чтобы кто-то везучий свистнул их у меня.

Мне неудержимо хотелось плакать. Но я не заплачу. Вот приеду домой, там напьюсь и наплачусь. А здесь не надо плакать, все подумают, что я пьяная. А как я проголодалась! Это ни в сказке сказать, ни пером описать. Сейчас я бы съела что угодно, хотя бы капустный лист. Как назло, я проходила мимо кафе, где торгуют грилем. Запах жаренных кур так дразнил мой аппетит, что я подумала, а не съесть ли мне на мои последние сто сомов кусочек курицы. Я остановилась, села на коробки и задумалась. Нет, не надо быть такой глупой курицей, подумала я, слава богу, я не такая уж и хилая, чтобы не перетерпеть ненадолго голод, небось не растаю, а голод мне даже на пользу, похудеть надо бы. Я встала, и, опять взвалив на плечи свою ношу, потелепалась к автовокзалу, прочь от злополучного места.

– О, моя дорогая! Откуда это ты идёшь и куда едешь? – на автовокзале меня встретил с распростёртыми объятиями малознакомый мне водитель.

– Здравствуйте, домой еду. Куда же мне ещё ехать.

– А, ну тогда давай, садись вон на тот бусик, который стоит на платформе. Он сейчас отъедет, – сказал малознакомый водила. Я подошла к нему вплотную и тихо шепнула:

– А Вы знаете, у меня всего сто сомов. Не хватает на дорогу, он может взять меня за сто сомов? Я потом как-нибудь отдам остальное.

– Да ты что, а что с тобой случилось? – мой доброжелатель посмотрел на меня, как на обезьяну.

– Меня обокрали, – так же тихо ответила я.

– А кто тебя мог обокрасть? – он недоверчиво смотрел на меня.

– Если бы я знала кто меня обокрал, я наверное была бы при деньгах, как Вы думаете? – сказала я с иронией.

– Ну да, вот я, дурак, спросил, называется. Слушай, а ты подожди моей очереди, я повезу тебя бесплатно! – он обрадовался так, как будто открыл Америку. Я обрадовалась не менее того.

– Хорошо, я подожду, а когда ваша очередь настанет?

– Вот сейчас этот отъедет, после него тот встанет, – он показал рукой на другой бусик. – Он будет стоять где-то полчаса, потом встану я!

– Тогда отлично, я подожду, – с охотой согласилась я.

– Давай положим твой багаж в мою машину, что ты его будешь таскать туда-сюда, – он отобрал мой багаж и положил в свой багажник. Я облегчённо вздохнула. Слава богу, мир не без добрых людей! В ожидании я села на скамейку и стала наблюдать за жизнью на автовокзале. Приезжие и уезжающие, без никаких дел до меня сновали по вокзалу. Мой благодетель тоже стоял разинув рот. Вдруг он сделал жест, как будто бы что-то вспомнил.

– Слушай, пока дойдёт очередь, давай смотаемся на автомастерскую, у меня задняя дверь не закрывается плотно, что здесь без толку торчать, – выпалил он подойдя ко мне.

– А мне-то что там делать, Вы езжайте сами, а я Вас здесь подожду, – мне не хотелось отрывать свою задницу от скамейки.

– А что ты будешь здесь сидеть. Поехали, лучше посиди в машине, можешь даже поспать на заднем сидении, пока будут делать, – он не намерен был отстать от меня. Но перспектива поспать на заднем сидении меня очень манила. Я ведь устала как собака на этом собачьем рынке.

– Ну хорошо, пойдёмте, – я с трудом оторвалась от скамейки и поплелась за ним.

Когда приехали в автомастерскую, я первым делом завалилась на заднее сиденье и мгновенно заснула. Но мастера не дали мне долго поспать. Они скребли, громыхали, стучали и я быстро проснулась. Мастера всё ещё возились с задней дверцей машины. Я прошла на переднее сиденье.

– А мы не пропустим вашу очередь? – спросила я забеспокоившись.

– Ничего страшного, если кто-нибудь займёт мою очередь, я встану уже без очереди, таков порядок, – без тени беспокойства ответил мне мой спаситель.

– Да вы поторопите их, что то они больно не торопятся, а то наверное пока мы приедем, уже стемнеет, – я действительно очень беспокоилась.

– Я тебя до самого дома довезу, не бойся, а они пусть делают не торопясь, а то сделают как попало, давай лучше поболтаем о чём-нибудь, – сказал он зевая. Я не имела понятия о чём с ним болтать.

– Я даже не знаю, как вас зовут, – сказала я желая показать своё нежелание с ним говорить.

– Ты что, серьёзно, что ли, не знаешь, как меня зовут? – ответил он вопросом на вопрос.

– Извините, о вас в газетах не писали, по телевизору не показывали.

– А ты, я смотрю, грубовата, меня зовут Сагын, а я вот знаю твоё имя, хотя тебя тоже не показывали по телевизору, – он расхохотался. В это время в машину вошёл его напарник. Он исподволь посмотрел на меня недружелюбным взглядом. Видно, не понравилась я ему. Ему было лет пятьдесят, худющий, одет не ахти как, с огромными глазищами на всё лицо, очень тихий и робкий человек видать.

– Эй, мать твою, – бесцеремонно выругался Сагын, – что я тебе приказал, иди смотри за ними, чтобы они там не нахимичили, здесь мы не манты едим.

 Напарник испуганно посмотрел на Сагына и вышел восвояси.

– А вы тоже грубиян, он же намного старше вас, что вы его как шелудивого пса прогнали? – мне не понравилось, как он обращается со своим напарником.

– Да ты его не знаешь, он такой гнида, каких свет не видывал. Я его кормлю, одеваю, а он неблагодарный, всё время что-нибудь да не так сделает.

– Но всё-таки он старше вас, – я не унималась.

– Да брось ты о нём говорить, давай лучше о чём-нибудь другом поговорим. Где сейчас твой муж? – он перевёл тему разговора.

– Он дома, с детьми остался.

– А, понятно, ждёт, когда мама придёт, молока привезёт. А маму-то ограбили! – он опять расхохотался своей шутке. А мне было не до шуток. Он наступил на мою больную мозоль. Я и так мучилась от безысходности, что я скажу детям, они то точно ждут, что я привезу деньги, продукты. Но этому безмозглому идиоту я должна дать сдачу.

– А Вы не смейтесь, Вас кстати тоже могут ограбить в один прекрасный день, от этого никто не застрахован.

 Он заткнул свою пасть.

– Конечно, ты права, никто от этого не застрахован. Ты извини меня, я просто пошутил. А что ты не бросишь своего мужа? Он же, насколько я знаю, бездельник, – он посмотрел на меня таким взглядом, как будто сообщал государственную тайну. Он начал мне надоедать.

– А хороших мужиков, таких как Вы, в наше время днём с огнём не сыщешь, вот и приходится жить хотя бы с бездельником, – ответила я ему с презрением. Но он принял это за чистую монету.

– Мужик должен деньги зарабатывать, а не валяться дома в тёплой постели, вот моей жене повезло, она ни в чём не нуждается. У меня есть дом в селе и квартира в городе. Она живёт где хочет, захочет, живёт в селе, захочет, живёт в городе! – он самодовольно улыбнулся.

– А мне вот не повезло как вашей жене. Ну что, мы скоро отъедем?

– Да, скоро закончат, эй, что вы там заснули что ли, когда закончите? – крикнул он мастерам. Через некоторое время ремонт закончили. Я облегчённо вздохнула.

– Слушай, дай мне пока твои сто сомов, мне тут не хватает, я верну их потом тебе, – сказал Сагын, держа в руках несколько стольников. Я охотно отдала ему свои последние деньги.

– Вы не отдавайте мне их, это я отдам вам остальные деньги как-нибудь, – я обрадовалась, что хоть частично с ним расплатилась.

Но не суждено было мне радоваться в этот день. Сагын поехал совсем в другом направлении.

– А куда это мы едем? – спросила я.

– Давай пообедаем, что, голодными поедем? – он остановил машину у входа в кафе. В этот самый момент я подумала, а я кушаю для того, чтобы жить, или живу для того, чтобы кушать? Скорее всего второе. К тому моменту голод так одолел меня, что я готова была продать родину за еду.

– Не стесняйся, заказывай, – сказал мне Сагын, протягивая меню. Я, выбрав блюдо посытнее и подешевле, протянула меню его напарнику.

– Эй, а ты больно не шикуй, – прикрикнул Сагын на напарника. Меня как обухом огрели. Напарник смотрел на Сагына как ягнёнок на волка. Аппетит мой исчез мгновенно.

– Слушайте, если вы хотите накормить нас, то кормите без упрёков. Я могу и не кушать, мне не привыкать, а своего напарника накормите как полагается, – я встала и направилась к выходу. Он вскочил с места и схватил меня за запястья.

– Ну, что ты такая правильная, строишь из себя мать Терезу, – крикнул он и опять посадил меня на моё место.

– Я не мать Тереза, но и оскорблений в моём присутствии не потерплю. У меня уже пропал аппетит, кушайте сами, а я подожду, – я села скрестив ноги в протестующей позе.

– Ну и характер у тебя, как только муж твой терпит тебя? Надо как-нибудь при встрече надоумить его, чтобы выпорол тебя как следует, – сказал он то ли шутя, то ли в серьез.

– А ему лень меня пороть, вы не утруждайте себя, – сказала я с иронией.

– Ну, хватит тебе дуться, давай заказывай, уж и пошутить нельзя.

– Да я уже сыта вашими шутками, кушайте сами, да давайте уже поедем. Или я возьму свой багаж и пойду на автовокзал, надеюсь, кто-нибудь поможет мне, – сказала я, не глядя в его сторону. Его напарник всё время сидел молча, как побитая собака. Мне было очень жаль его, но с другой стороны, он вызывал во мне отвращение, не он сам, а его беспрекословное подчинение этому здоровенному быку. Ну не бог же он в конце концов!

Сагын встал со своего места и подошёл ко мне:

– Прости меня если что не так, я просто хотел помочь тебе, – сказал он, держа меня за руку. Я опешила.

– Ладно, давайте больше не будем ссориться, нам надо лучше поскорей уехать из города, я прошу вас. Мне надо домой, – я решила пойти на мировую.

– Вот умница, я тоже не хочу с тобой ссориться. Давай покушаем и поедем, – он сел на своё место. Когда он расплачивался за обед, вытащил из кармана кучу денег, сто сомовых купюр там тоже было немало. Ух, и жадина невероятный, подумала я. Значит, он просто выманил у меня мои сто сомов, а мог бы просто сказать, чтобы я заплатила за дорогу хотя бы сто сомов, не так было бы обидно.

Пообедав, мы приехали наконец-то на автовокзал. Уже темнело. На автовокзале к тому времени почти не было пассажиров. Машину поставили на платформу и сели в ожидании. За полчаса не пришёл ни один пассажир.

– Дело плохо, придётся переночевать в городе, выехать надо утром пораньше, – сказал Сагын, глубоко вздохнув. Я тоже понимала безнадёжность положения.

– Я знаю здесь недалеко один дом, они пускают на ночлег недорого, если ты не против, давай поедем туда? – спросил меня Сагын.

– Вы знаете, у меня здесь много знакомых и родственников, но я не хочу идти ни к кому из них, без денег, без подарков, вряд ли кому я понравлюсь. Но мне нечем платить и за ваш дешёвый ночлег, так что вы езжайте сами, а я как-нибудь переночую на вокзале, – мне не хотелось быть ему обязанной.

– А ты не беспокойся, я что, не могу за тебя заплатить каких-то там пятьдесят сомов. Давай, поехали, лучше отдохнём как положено, а завтра утром мой рейс первый, – сказал он и завёл мотор. А куда мне было деваться. Не ночевать же и вправду на вокзале.

Мы приехали в дом недалеко от автовокзала. Дом как дом, из четырёх комнат. Хозяйкой дома оказалось русская женщина лет пятидесяти.

– А, Сагын приехал, – она была знакома с Сагыном, видно, он здесь постоянный гость. – Ну, проходи, проходи!

 Мы вошли в дом. Прямо у порога дома валялись куча грязного белья. Женщина искоса посмотрела на меня а я на её кучу.

 Сагын как хозяин завалился на диван.

– Так ты и сегодня не один? – спросила женщина Сагына с нескрываемым сарказмом в голосе.

– Эта моя гостья, то есть пассажирка, утром поедет с нами, – ответил Сагын, исподволь посмотрев на меня.

– Так как вам постелить, вместе или врозь? – женщина не церемонилась с нами.

– Отдельно, отдельно, – с каким-то скрытым смыслом ответил Сагын. Я почуяла подвох. Но не могла понять в чём дело. А может мне просто показалось? Нет, не показалось. Мне постелили в боковой комнате. Комнатка была маленькая, там стояла всего одна кровать. Уставшая, я быстро заснула. Вдруг сквозь дремоту я услышала возню. Кто-то шуршал у двери моей комнаты. Крючок, шарахнувшись, открылся. В комнату вошёл Сагын. Моё сердце чуть не выпрыгнуло из груди. С ним вместе в комнату ворвался запах алкоголя.

– Что это вы делаете? Зачем пришли?

– А ты догадайся, – Сагын включил свет. В руках он держал бутылку водки и закуску. Я села на постель.

– Слушайте, убирайтесь отсюда или уйду я, – крикнула я на него от обиды. Он мне показался ещё противней.

– Нет, куда ты денешься среди ночи, и вообще я не понимаю, почему ты ломаешься всё время, что девчонка что ли, тебе же уже под сорок. Давай проведём этот вечер с пользой, и тебе будет хорошо и мне.

– Ах ты скотина такой, мало того, что целый день таскал меня туда-сюда, так ещё и ночью покоя не даёшь! – Во мне проснулся зверь. – А ну убирайся отсюда, а то я за себя не отвечаю! Откуда тебе знать, что мне хорошо?! Что, если ты заплатил за меня пятьдесят сомов, то уже можешь позволить себе вольности?!

– Ты что, цену себе набиваешь что ли, тогда скажи, сколько тебе заплатить, я заплачу, – он с грохотом поставил на тумбочку водку и полез в карман.

– Да твоих паршивых денег не хватит, чтобы купить меня, – я разозлилась не на шутку.

– Ха-ха-ха, а ты знаешь, сколько у меня денег? Тебе такие деньги и не снились. А что, ты так дорого стоишь, что ли? Да ты посмотри на себя! Некрасивая, толстая и уже не молодая! Кто на тебя позарится, а?

– Ну и вали тогда отсюда к чёртовой матери, если у тебя так много денег, купи красивых, молодых и стройных, что ко мне-то лезть?

– А если я тебя хочу, я люблю строптивых женщин, – он неожиданно навалился на меня всем своим грузным телом.

– Ах ты, скотина! – я попыталась освободиться. Но он был таким тяжелым, что мне стало нечем дышать. Протянув руку, я кое как достала водку и со всего маху ударила его по спине. Бутылка отскочила и упав на пол, вдребезги разбилась. Он освободил меня и посмотрел по сторонам, не понимая в чём дело. Тут к нам забежала хозяйка.

– О господи, да что это такое здесь случилось?

– Ничего, Валя иди к себе, я сам разберусь, – сказал Сагын, покачиваясь. Тем временем я стала быстро одеваться.

– Слушай, а куда это твоя гостья собралась среди ночи? – спросила хозяйка.

– Никуда она не денется от меня, иди, я сказал тебе, – крикнул он на неё. Хозяйка вышла из комнаты, недовольно ворча.

– Да ладно тебе кривляться, давай поговорим, я, если хочешь знать, давно заприметил тебя, ещё когда ты была красивая и стройная. Если ты не будешь рыпаться, я сделаю всё, что ты пожелаешь, у меня очень много денег, – Сагын сел на кровать и стал уговаривать меня.

– Да пошёл ты куда подальше со своими деньгами, – я, пользуясь моментом, выскочила за дверь. Он не успел опомниться. Я решила бежать на автовокзал. Но у калитки меня кто то внезапно схватил за руку. От страха я потеряла рассудок.

– Да не трясись ты так, пойдём в мою комнату, – эта была хозяйка дома. Мой разум вернулся. Не отпуская мою руку, она привела меня в свою комнату. Её комнатка тоже оказалась очень тесной.

– Ну и гад же этот Сагын, – она говорила и постелила мне постель на пол. – Как я его ненавижу, а я-то думала, что ты его очередная любовница.

– Никакая я ему не любовница, я имя то его узнала только сегодня. А вам большое спасибо!

– Да ладно, я же тоже человек. Век бы я не видела этих подлых рож, но куда денешься, жить на что-то надо, вот и приходится юлить.

– А вы не юлите, а ищите способ, как заработать деньги другим способом, – сказала я откровенно. Женщина остановилась и посмотрела на меня как на девятое чудо света.

– А каким это другим способом я заработаю деньги? Что, на базар идти торговать?

– Нет, на базар идти вам не надо, а вот заработать побольше денег вы можете и здесь, в своём доме, раз уж вы начали это дело, – сказала я. Хозяйка села на диван.

– А как это ты прикажешь заработать побольше денег здесь, ты видишь, какие у меня клиенты? За каждую копейку готовы горло перегрызть.

– Да это-то я вижу, но я вижу и кое-что другое, – мои слова заинтриговали хозяйку.

– Слушай, ты давай не темни, объясни мне, что ты имеешь ввиду.

– Я имею ввиду хотя бы кучу грязного белья в углу прихожей. Вы даже не стали себя утруждать, чтобы убрать их с глаз клиентов прямо у порога.

– А моим клиентам всё равно, ко мне не идут больно чистоплотные, – махнула рукой в отчаянии хозяйка.

– Ну конечно, чистоплотные идут туда, где чисто, и платят соответственно побольше. А всякий сброд и жадные до денег неопределённой категории люди вроде Сагына идут к Вам!

 Мои слова задели хозяйку. Она в смятении долго смотрела на меня. Я выдержала её взгляд.

– А что, может быть, ты и права, – сдалась она через некоторое время.

– Послушайте, я не хочу поучать Вас, но хочу сказать то, что у меня на душе. Ваш дом находится на очень выгодном участке. Просто надо воспользоваться этим. Для начала Вам надо закрыть на некоторое время гостиницу. Сделать хотя бы косметический ремонт. Убрать хорошенько двор. Бельё стирать и отбеливать постоянно. Поставить на кухне необходимую посуду, да не такую пластиковую, а нормальную. Вам самой надо одеться как подобает хозяйке приличной гостиницы. Сделать причёску и макияж, вы ещё очень красивы. Только потом надо обязательно повысить тарифы и не пускать сюда таких, как Сагын, нечистоплотных людей. Вот тогда у вас дела пойдут в гору! – выпалила я одним духом.

– Да век бы мне не видеть рожу этого Сагына, но что поделаешь, он мой постоянный клиент. А в последнее время он что ни день приводит какую-нибудь кралю, поит водкой и пользуется всю ночь. Вот я и подумала, что ты тоже одна из них.

– Нет, я к нему попала случайно, – я рассказала ей свою историю. Выслушав меня, она сказала:

– Ты будь осторожна, он может мстить тебе, с него станется. А за совет тебе спасибо, не зря говорят: век живи, век учись. Я вот сейчас сижу и думаю, всё же очень просто, и как это я сама не додумалась до этого, я, наверное, так и сделаю теперь. А ты заходи, коль будешь в городе.

– И Вам большое спасибо, что не дали мне уйти среди ночи, честно сказать, я сама очень боялась уходить, но деваться было некуда, лучше уж мёрзнуть на вокзале, чем с этим гадом делить постель.

– А ты гордая, вот бы мне набраться гордости, я ведь очень боюсь кому-нибудь перечить.

– Ничего, жизнь научит. Иногда люди просто кажутся такими грозными, а на самом деле они трусливы как шакалы, так что не бойтесь вы людей, особенно таких, как Сагын, трусливых шакалов.

 Мы, чуть ли не до рассвета болтали за жизнь. Я не помню, как уснула. Проснулась от громогласного голоса Сагына.

– Эй, ты что, едешь домой или нет? – крикнул он, стоя у порога комнаты. Я вскочила и села на постель.

– Так что, ты едешь или нет? Раз я обещал, что довезу тебя, то я тебя довезу, если хочешь, вставай, поехали.

Сначала я хотела отказаться, но потом передумала, как говориться, коней на переправе не меняют.

– Я сейчас встану, подождите немного.

 Он ушёл и завёл мотор. В этот момент в комнату заглянул его напарник.

– Ты едешь с нами? – робко спросил он.

– Да, придётся. А куда я денусь, у меня же нет денег.

– Да-да, ты езжай с нами, а то ещё проторчишь на автовокзале бог знает сколько, другие возьмут тебя или нет, – ему, видно, было жаль меня.

– Спасибо Вам за сочувствие, я сейчас оденусь и выйду.

– Да-да, – он улыбнулся и вышел.

На платформу мы встали первыми. С утра народу было много. Пассажиров набрали быстро. Когда машина стала отъезжать, подошла одна женщина.

– Ой, заберите меня тоже, а? Мне надо срочно уехать, – просила она, чуть ли не плача.

– Хорошо, садитесь, – сказал Сагын, хотя в салоне уже не было свободного места. Потом посмотрел на меня и добавил: – А ты сядь посередине, там под сиденьем есть доска, вытащи её, поставь поперёк и сядь.

К моему горлу подкатил комок, обида душила меня, так мне и надо, не надо было с ним ехать. Мне захотелось встать и выцарапать ему глаза. Но нет, сейчас не время выходить из себя.

– Нет, я не сяду посередине, я там не помещусь, я же толстая, – сказала я и не двинулась с места.

– Я что, за сто сомов должен тебя вести на хорошем месте? – Сагын разозлился.

– А нечего было обещать, я, может быть, и на другом транспорте уехала бы, – я решила из-за принципа не уступать место.

– Вот и езжай на другом транспорте, давай, выходи, – крикнул Сагын.

– Нет, никуда я теперь не выйду, я что, игрушка вам что ли, вы обещали меня довести бесплатно и с комфортом. Но если вы сейчас при всём народе признаетесь, что вы не мужик, что вы можете просто так болтать и не выполнять обещанное, то я, пожалуй, выйду, – сказала я. Мои слова его взбесили. Он не знал, что сказать. Женщина, которая просилась, поняла обстановку и сказала:

– Ой да ладно, вы езжайте, а я, наверное, на следующий сяду, – и вышла из машины.

– И зачем только я связался с этой дурочкой, мало того, что сама едет за полцены, так ещё нормального пассажира лишила, как приедешь домой, отдашь мне остальные сто сомов, – крикнул он и с силой рванул с места.

– Да нечего было со мной связываться, отдам я остальные сто сомов, только не сегодня, дома у меня сейчас нет денег, – крикнула я ему в ответ.

 Он поехал на бешеной скорости. Через два часа мы приехали в дорожное кафе, где обычно останавливаются чтобы перекусить.

– Остановка полчаса, – объявил Сагын и, с грохотом захлопнув дверцу, пошёл в кафе. Все вышли пообедать. Уговаривая себя потерпеть ещё немного, я осталась в машине. Напарник Сагына тоже не торопился. Когда все вышли, он сказал:

– Пойдём, пообедаем?

– Нет, спасибо, я не хочу кушать, Вы идите сами.

– Ты ведь со вчерашнего дня ничего не ела, пошли покушаем, не бойся, за обед я заплачу сам, – он смотрел на меня умоляющим взглядом. Я не хотела идти в кафе, но и отказать такому безобидному человеку было трудно.

 Когда мы вошли в кафе, наш шеф сидел один на дальнем столике. Напарник повёл меня к его столу. Мы молча сели. Подошла официантка.

– Здравствуй, моя красотка, – Сагын игриво поздоровался с ней, и заказал себе кучу блюд. Мы тоже заказали. Чтобы не быть нахальной, я заказала себе самое дешёвое блюдо, навряд ли у этого напарника много денег.

– Я плачу только за него, – Сагын показал на своего напарника.

– Хорошо, – сказала официантка улыбнувшись, – значит, вы будете платить сама? – спросила она посмотрев на меня.

– За неё буду платить я, – робко сказал напарник.

– Эй. А ты где деньги взял? Что, банк ограбил что ли? – спросил с издёвкой Сагын.

– Нет, я никого не грабил, ты дай мне мою зарплату? – всё так же робко попросил напарник. Ах вот оно в чём дело. Он хотел накормить меня за счёт своей зарплаты, о бедный мой!

– Чего? Какую зарплату? А ты забыл наш договор, я кормлю тебя только один раз в день. А остальные разы за счёт зарплаты. Со вчерашнего дня ты что, воздухом питался? – разорался Сагын.

– А со вчерашнего дня по его вине, что ли, мы торчали в городе? – крикнула я не удержавшись.

– А ты вообще молчи, я не с тобой разговариваю, – крикнул он на меня.

– Ну так что, вы кушать будете? – спросила меня официантка в нетерпении.

– Нет, девушка, мне что-то расхотелось кушать, спасибо! – я вышла вон. Только я села в машину, как за мной пришёл напарник. Он не знал, что сказать. Я понимала его состояние.

– Вы не думайте, что я обиделась, нет, наоборот, спасибо Вам, Вы ведь хотели, как лучше.

– Да, я хотел взять у него свой заработок, он мне платит двести сом за рейс, нам с тобой хватило бы, – сказал он, чувствуя себя очень неудобно.

– Да Вы не волнуйтесь, скоро домой доедем. Что, я не могу перетерпеть голод каких-то там два дня? Спасибо вам за доброту! А вы сами почему не стали кушать?

– Да я тоже расхотел кушать, пускай сам жрёт... – он, наверное, хотел выругаться, но удержался.

 Через полчаса мы поехали. Сагын всю дорогу злился.

 Наше село находится на расстоянии двух километров от основной трассы. Когда мы начали подъезжать к нашему селу, напарник стал о чём-то говорить с Сагыном. От звука радио я не слышала, о чём они говорят. Вдруг напарник резко схватился за баранку.

– Ты что, сдурел? – крикнул Сагын, перекрикивая шум мотора и радио.

– Отдай, не то тебе же будет плохо, – сказал напарник, в упор глядя на Сагына. Что это с ними, я перепугалась. Все в салоне замерли.

– Подожди, я остановлюсь, – крикнул Сагын и нажал на тормоз. Машина, заехав на обочину и чуть ли не въехав в кювет, резко остановилась.

– На, сам довези, я здесь подожду, дурак безмозглый, околдовала она тебя, что ли? – прорычал Сагын и, отдав руль, вышел из машины, что есть мочи хлопнув дверью. Напарник сел на место водителя и повернул машину к нашему селу.

– Где ты живёшь? – спросил он меня. У него был голос победителя.

– Возле почты, по центральной улице, – ответила я ему. Он остановил машину возле почты. Я вышла из машины. Напарник достал мне мой багаж с багажника и сказал мне:

– Счастливо тебе оставаться. Не обижайся, что так вышло. С ним я больше не буду работать, пусть ищет себе другого дурака. Ведь говорили же мне, что с ним не надо связываться, да просто не было другой работы, – сказал он, оправдываясь.

– Но зачем, а как Вы будете кормить семью? Ведь сейчас действительно не так-то легко работу найти, – я не хотела, чтобы он остался безработным.

– Ничего, займусь чем-нибудь другим, а с ним я больше ездить не буду, это мой последний рейс, ну давай, счастливо тебе! – сказал он и поехал дальше.

– Спасибо Вам большое, счастливой дороги!

Я долго смотрела вслед уходящей машине. А может быть, оно и к лучшему, что он решился не работать с этим мерзавцем дальше. Наверное, мне тоже пора заняться чем-нибудь другим, не буду я больше ездить с яблоками, подумала я и пошла к дому.

 

Март 2003 года

 

© Сатиева Б.К.

 


Количество просмотров: 1203