Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман»
© Чынара Исраилова-Харузьен, 2014. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 10 февраля 2015 года

Чынара ИСРАИЛОВА-ХАРУЗЬЕН

Сезон зверобоя

Рассказ «Сезон зверобоя» повествует о непростой судьбе героини-молодой женщины Жанны, приехавшей из маленькой кыргызской деревушки в горах Ала-Тоо в Берлин в поисках своего счастья. Она, преодолев многие трудности в Бишкеке, наконец-то вырывается из рутинной скучной жизни в селе и по программе «Au-Pair» приезжает работать в немецкую семью в качестве бебиситтера. Но очень скоро отношения с хозяйкой семьи не заладятся, и Жанна вынуждена будут покинуть семью. Оказавшись без средств к жизни в большом и чужом городе и не желая возвращаться домой как неудачница, она идёт работать в район красных фонарей. Берлинская жизнь сводит её со своим земляком Кайратом, работающим менеджером в одной международной логистической компании. Прожив с ним некоторое время, героиня вынуждена распрощаться с ним. Кайрат, поняв, чем зарабатывает на жизнь её подруга, решает бросить её и жениться на русской девушке из далёкой Сибири. Но жизнь продолжается и время берёт своё, и Жанна отчаянно пытается наладить личную жизнь, и в поисках жениха решается ехать к малознакомому мужчине в далёкую Италию, с которым она познакомилась по интернету. Но на месте обещанная сказка превращается в кошмарный сон! Испытав моральные и физические издевательства, она с трудом возвращается к себе на квартиру в Берлин и… начинает всё сначала!

Рассказ написан под псевдонимом Дина Демирхан и впервые опубликован в сокращенной версии в журнале "Бишкекчанка" в 2014 году. На сайте публикуется полная версия рассказа.

 

В этот день в Берлине стояла ненастная, дождливая и холодная погода. Несмотря на высокое лето, которое здесь наступало вместе со цветением зверобоя, уже почти месяц над городом висели грозовые тучи. Самара сидела в одном из кафе на Потсдамер Плац в ожидании начала кинофильма «Великий Гэтсби». До начала оставалось чуть больше часа.

Устроившись уютно за столиком, стоявшим в самом углу кафе, где только стеклянные стены отделяли уют кафе от холода и сырости на улице, она заказала себе чашку молочного кофе. Это был кофе с большим количеством молока, и оно подавалось в большей нагретой фарфоровой чашке. Она любила такой кофе. Официант принял заказ и быстро вернулся с подносом, на котором находилась большая оранжевая чашка с ароматным напитком. Самара поблагодарила его, придвинула к себе чашку и отпила из нее. Кофе увеличивало ощущение уюта. На столе горела маленькая свечка, размещѐнная в квадратном красном стеклянном футляре. Кафе шумело голосами посетителей, обслуживающего персонала за барной стойкой, откуда доносился перезвон посуды. Негромко, но и не тихо лилась музыка из динамиков. Словом, обычная обстановка обычного берлинского кафе в хорошем районе, где много туристов и посетителей.

Самара стала спокойно наблюдать через стеклянные стены за проходящими мимо кафе людьми на улице. Она пришла в современный центр Берлина, где располагалось множество кинотеатров с большим выбором фильмов с желанием посмотреть новый художественный фильм об американской тюрьме в Гуантанамо бей на Кубе. Некогда остров Свободы превратился в печальное место насильственного пристанища для узников-исламистов со всего мира. Накануне утром она услышала по радио объявление о том, что молодые немецкие кинематографисты сняли фильм о реальной истории жизни гражданина Германии с турецкими корнями Мустафу Яшара. В самый разгар войны в Афганистане он был арестован и похищен американскими спецслужбами на территории Пакистана и заточен на долгие пять лет в военной тюрьме в Гуантанамо. Его заподозрили в антиамериканской террористической деятельности. Как позже выяснилось, тогдашним немецким властям было известно об этом случае. Как раз в эти же дни заключенные Гуантанамо объявили массовую голодовку протеста против бесчеловечного обращения, передавали новостные службы мира. И фильм о жизни в заточении гражданина Германии как нельзя лучше подходил к текущим событиям в тюрьме Гуантанамо. История о похищении и заточении в американской тюрьме на Кубе и о последующем освобождении за недоказанностью вины немецкого гражданина вызвало большую шумиху во время прошедших политических выборов в немецкий парламент. По многим каналам национального телевидения шли острые дебаты на тему нарушения прав человека. Аналогичная история произошла и с другим мусульманином – гражданином Канады. Канадца также продержали много лет в тюрьме без доказательств вины, но в конце концов вынуждены были выпустить на свободу. Тогда канадское правительство публично принесло ему свои извинения и выплатило многомиллионную компенсацию за нанесѐнный ущерб. Но это касалось только граждан стран с демократическими правительствами, где заявления о защите прав человека носили не декларативный характер.

«Это и есть проявление демократии, – подумала Самара. – А сколько таких или подобных им молодых людей могли томиться в Гуантанамо бей?» – продолжала размышлять она. Среди них могли быть и еѐ земляки, затянутые в чужую войну опасной пропагандой. Ответа не было.

Случай с немецким мусульманином защитники прав человека в стране расценили как угрозу основным правам человека. А это уже угрожало фундаментальным принципам демократического общества и безопасности всех граждан в конечном счѐте. Самара живо интересовалась политическими событиями в мире и постоянно отслеживала текущую информацию, связанную с конфликтами на этнической и религиозной почве.

Проблема конфликта цивилизаций оставила свой след и в еѐ судьбе. Особенно еѐ задевала несправедливость в отношении более слабых, неважно какой бы национальности или религии те не были. Кроме того, в последние годы всѐ больше и больше молодых мужчин и женщин из еѐ родного региона Центральной Азии вовлекались в различные политические движения исламистского толка, привносимых извне эмиссарами из дальних мусульманских стран. Молодѐжь толкали на опасный путь радикализма в основном социальная несправедливость, бедность, безработица, царившие в их странах после развала СССР. Молодые парни и девушки искали себе работы и лучшего будущего за границей, уже не надеясь на улучшение жизни на родине. Сельских ребят вербовали в многочисленных мечетях и собраниях групп новоявленные муллы, призывая к религиозной войне против «современных крестоносцев». Влияние исламистов в регионе неуклонно расширялось, не оставляя места для инакомыслящих, что особенно тревожило Самару. На лицо был старый конфликт между Западом и Востоком, «которым никогда не сойтись», ей вспомнились слова британского классика недавней колониальной эпохи. «А так ли это? Они борются с демократией религиозными призывами, но сами понятия не имеют, что это такое на самом деле...», – рассуждала она.

Однако, к большому сожалению и непонятно почему, но ожидаемого фильма не оказалось в обширном репертуаре кинотеатра, хотя в Интернете и висело объявление именно с названием этого известного городского кинотеатра. «Ну что же, вернусь домой и посмотрю по Интернету другие адреса в городе, где еще можно увидеть этот фильм», – утешительно подумала она. В эти же дни на экраны кинотеатров страны вышел новый голливудский фильм с еѐ любимым актѐром в главной роли. Роман Скота Фитцжеральда «Великий Гэтсби» Самара читала много лет назад. И потому ей было интересно посмотреть его новейшую экранизацию. Ожидание нового и интересного подбодрили еѐ. Она ещѐ раз отпила из яркой чашки вкусный кофе и посмотрела в ту сторону улицы, где разместился торговец с горой разноцветных надувных шариков на длинном шесте. Он стоял рядом со входом в большой торговый центр «Аркаден», держа в руках металлический шест с надувными зверушками разных мастей, цветов и калибров. Надувные собачки, рыбки, птички мерно раскачивались из стороны в сторону.

Самара подумала: «Как можно так привязать такое количество шаров друг к другу, чтобы потом без труда можно было их распутать и развязать?» Было похоже на то, что прохожие не торопились раскупать шарики. По-осеннему ненастная погода с холодным усиливающимся ветром и дождем совсем не способствовала уличной торговле.

Времени до начала киносеанса было предостаточно. Самара взяла сотовый телефон и, найдя в списках имя своей землячки Жанны, нажала на кнопку набора. В ответ прозвучала музыка и последовал автоответ, что нужно перезвонить позже или оставить сообщение. Уже несколько раз в течение последних дней она пыталась дозвониться до Жанны, но безуспешно. Это несколько озадачило Самару. Обычно такого раньше не было, чтобы Жанна не перезванивала ей. Номер телефона был ей известен. Он всегда высвечивался при звонке на другом конце. «Что же могло случиться?» – уже который раз задала себе вопрос Самара. Дело в том, что они с Жанной разговаривали по телефону чуть больше 10 дней тому назад и договорились о встрече для покупки новой косметической продукции фирмы «Мерри Кей», чьим дистрибьютером та была уже пару лет. Жанна собиралась поехать в командировку с одним из своих многочисленных друзей. «Опасная у неѐ работа», – рассуждала Самара, пытаясь разгадать причину долгого молчания молодой женщины. «Смотря какой «друг» попался. Много историй, когда девушек, работающих в эскорте или по вызову, потом находят убитыми и закопанными в лесу, или припрятанными в других местах», – промелькнуло у неѐ в голове. Полиция периодически выбрасывала такие сообщения в средства массовой информации. Часто жертвами сексуальных преступлений становились молодые мигрантки. «Не дай Бог!» – подумала она.

С Жанной, молодой привлекательной женщиной чуть больше 30 лет, она познакомилась 5 или 6 лет тому назад на немецких языковых курсах в Потсдамском университете. Жанна более 10 лет жила в Берлине и уже много лет зарабатывала себе на жизнь работой в секс-эскорте. Она, гонимая из родины безрадостным существованием и с большими надеждами найти себе счастья в чужой стране, приехала в Германию из маленького кыргызского села, что под Бишкеком, по международной программе Au-pair в качестве бебиситера. Но с немецкой семьей у неѐ не заладилось. Она должна была ухаживать за двумя маленькими детьми, убираться в большом двухэтажном доме, готовить на всю семью, а взамен семья обязывалась оплачивать ей курсы немецкого языка, обеспечить кровом и пропитанием. На руки она могла получать небольшие деньги. И у неѐ для себя оставался один выходной день в неделю. Как Жанна позже рассказала, хозяйка приревновала еѐ к своему мужу. Найдя какой-то пустяковый повод, она бесцеремонно выставила девушку на улицу, не предоставив никаких компенсаций за преждевременно прерванный контракт. Таких или подобных историй можно было насчитать во множестве. Девушки, приезжавшие по программе Au-pair, нередко подвергались дискриминации в местных семьях. Они вынуждены были терпеть порой и дурное обращение, и прямую эксплуатацию. Многие не выдерживали и возвращались назад домой. Но Жанне было стыдно возвращаться в родное село. Она была уверенна, что над ней будут смеяться все знакомые и незнакомые, сельчане и бывшие одноклассники. Жанна также очень боялась гнева родителей, которых она же в своѐ время заверила в успехе предприятия в Германии, и уговорила заплатить немалые деньги одной бишкекской фирме, предлагавшей программу ау-пер и подыскавшей ей семью с двумя детьми в Берлине. Она считала, что это был еѐ реальный шанс заработать деньги, пожить за границей в цивилизованной Европе и наконец-то выбиться в люди на зависть своим односельчанам.

С тех пор прошло много лет. Как быстро пролетело время, она и сама не успела заметить. Впервые после долгой разлуки полтора года назад Жанна съездила домой навестить родных в Кыргызстан…

 

Читать рассказ полностью в формате PDF

 

© Чынара Исраилова-Харузьен, 2014

 


Количество просмотров: 1251