Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания / Публицистика
© Абибилла Пазылов, 2017. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 23 января 2017 года

Абибилла ПАЗЫЛОВ

Я из городища Ю

О селении Шоро-Башат, родине автора, – и о руинах Даваньского городища Ю, которое располагалось на месте нынешнего села.

 

Родился я в небольшом селе Шоро-Башат, что расположено на стыке предгорий Тянь-Шаня и восточной части Ферганской долины. Мою малую родину, состоящую в известной степени из солончаковых источников, дословно так переводится название аила на русский язык, знают немногие, а её богатую историю – считанные люди. Тем не менее, археологическое обилие отчего края всесторонне изучено в советский период и тогда же отдельные развалины архитектурных строений и грунтовой фортификационной ограды давно минувших времён в виде низеньких холмов – свидетели человеческой цивилизации в «седовласой» древности – были разровнены с землёй в пользу расширения пахотных площадей текущего агропромышленного производства.

Мы, маленькие дети-непоседы Шоро-Башата шестидесятых годов прошлого столетия то поздней осенью, то ранней весною часто босиком бегали по свежевспаханным полям и, нередко наталкивались на куски-осколки старинных фарфоровых, керамических, медных и иных вещей, естественно, не подозревая о подлинном происхождении оных. К счастью, потом нашлись энтузиасты из числа учителей местной школы, которые предложили своим ученикам собрать подобные «находки» и сдать их в фонд создаваемого ими музея. С тех пор они, эти экспонаты— чудом дошедшая до любознательных потомков, иначе не скажешь, домашняя и хозяйственная утварь, то есть, кувшины и сосуды, различного рода диковинные предметы или же их разукрашенные бесхитростными узорами фрагменты, буквально выкопанные из-под почвы, чинно покоятся в стеллажах относительно маленького помещения, добросовестно опекаемого школьниками-добровольцами.

К слову сказать, артефакты материальной культуры Даваньского городища Ю, по-теперешнему Шоро-Башат, четвертого и первого веков до нашей эры находятся и в популярных среди посетителей историко-археологических музеях страны. А их изучению в былое время немало сил отдали многие «рудокопы» подземных кочевых акрополей и некрополей, прежде всего, достойный продолжатель наполненной достопамятными открытиями научно-познавательной деятельности крупного Российского ученого Александра Натановича Бернштама Юрий Александрович Заднепровский.

Именно он отожествил Шоро-Башатские руины, занимающие семьдесят гектаров территорий и расположенные на побережье реки Жазы, между городами Узген и Джалал-Абад с городищем Ю (Ю-чен). Во время раскопок членов экспедиции из нынешнего Санкт-Петербурга семидесятилетней давности здесь были найдены остатки домов-усадеб, относящиеся к концу второго тысячелетия. По утверждению исследователей, Шоро-Башатское городище окружёно единым земляным валом, длина которого три километра и высота шесть метров. Состоит из четырёх самостоятельных укреплённых частей: религиозный комплекс, убежище, цитадель и военный лагерь. Размер крепости-цитадели примерно двести пятьдесят-триста метров, имеет трапециевидную форму.

Жители Ю вместе с многонациональными обитателями Даваньского государственного образования отражали набеги войск сопредельных, традиционно сильных держав, а также нападение армии Александра Македонского, не дав ей возможность продвинуться в глубь Тянь-Шанских гор. Настоящее городище ещё до установления Великого Шёлкового пути стало одним из первоначальных узлов торговых связей Востока и Запада. Говорят, что даваньцы в пику процветания экономики и мощи обменивались товарами не только торговцами обширного азиатского региона, но и Рима и Южной Африки.

Недаром, думается, в эпосе «Манас» присутствуют следующие поэтические строфы, приписывающие главному персонажу роль искусного садовника: Төрткүлдүн төмөн жагында, Төрөмдүн тиккен багында. (“Внизу от Тёрткуля, В саду, разбитом Владыкой”). Слово «тёрткуль», обозначающее в одном из случаев обломки оборонительных сооружений и крепостей то и дело встречается в топонимике Кыргызстана и не только его. Что характерно, в местах, окрещенных “Тёрткулями” обязательно имеются развалины старых-престарых поселений, как в Шоро-Башате. Предки издревле, не исключено, “тёрткулями” нарекали собственноручно возведенные в горах и степях остроги житья-бытья.

В достоверных китайских письменах, заслуживающих доверия подчёркивается, что оседлое население Даваня “обрабатывает землю, рис и пщеницу выращивает...” В этой связи сию секунду вспоминается особые сорта риса, окультивируемые у нас, в ограниченном лишь околотке, вместе с тем, именуемые во всём мире “узгенскими”.

 Рисосеяние проникло в Фергану тоже в третьем и втором веках до нашей эры и по сей день сохранились дедовские методы его возделывания. К тому же рисовые плантации орошаются ледниковой водой, состав которой насыщены восьмидесяти восемью элементами таблицы Менделеева. На качество конечного продукта благотворно влияют и чистый воздух, и неповторимые климатические условия местности.

Умудрённые опытом рисоводы предпочитают очистить риса от кожуры в акжубазах, обычных водянных мельницах. Правда, сейчас широко применяются и их электрические аналоги. Все-таки, по общему мнению, отсутсвие изощренной технологии разведения данной уникальной сельхозкультуры способствует сохранению её первозданного вкусового свойства в кулинарии, стало быть в еде: плове, разнообразных рисовых супах и кашах. Мои земляки вдобавок умеют делать из риса прохладительно-целебный напиток – бозо. Доказано на практике, что отличное расположение духа старого и малого напрямую зависит от сущностной природы окружающей среды и питательности каждодневно употремляемой ими пищи.

Не забыть мне, впрочем, притчу, рассказанную аксакалами-сказочниками о “минжашарах”, то бишь, живущих на белом свете тысячи и тысячи лет уроженцах родимого для меня с колыбели, родного навсегда урочища!? Не забыть мне тебя, благодатное селение Шоро-Башат, истинно исконное городище Ю или же Ю-чен!?

 

© Абибилла Пазылов, 2017

 

   Фото автора


Количество просмотров: 225