Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Абай Джанузаков, 2016. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 23 января 2017 года

Абай ДЖАНУЗАКОВ

Мигрант

Новелла

Новелла о сложной судьбе мигранта. Это произведение удостоено первой премии республиканского конкурса CAPR в 2016 году.

 

1. 

Палящее летнее солнце уже зашло за горизонтом. Но в посёлке по-прежнему было душно. В сумерках село Кочкор казалось больше обычного, зажигающиеся огни в домиках и мазанках говорили о наступлении вечера, семьи в это время собираются вместе у домашнего очага, хозяйки хлопочут на кухнях, мужья умываются и подводят итоги дня, а детский игривый смех уже звучит мягче, по-вечернему.

Но не все в этот июльский вечер могли спокойно вернуться домой и отдыхать. По пыльной просёлочной дороге одиноко шагал человек, таща за собой старую телегу. Рубашка и брюки его были испачканы в пыли, загоревшие руки, побитые дневной работой, медленно и порывисто тащили телегу. Это был высокий, смуглый, сухопарый человек лет сорока, но от испарины на потемневшем лице он казался старше своего возраста. Он тяжело дышал, и на его лице не было того спокойного усталого отпечатка, какой бывает у сельских рабочих. Он казалось был чем-то озабочен, и в его усталости чувствовалось какое-то отчаяние. Как будто он переживал, что не может прийти домой побыстрее, будто что-то гложило его изнутри, в его взгляде не было надежды. Вдруг он бросил деревянный поручень телеги и сел на обочину, судорожно закрыв лицо руками.

Это Жолдош Султанов, местный грузчик. Он вырос в Кочкоре и большую часть жизни прожил здесь. После окончания школы работал в селе, потом перебрался в Бишкек, окончил курсы сварщика и стал подрабатывать по найму. Здесь же встретил свою жену, Айшу, работницу швейного цеха, которая тоже приехала в столицу на заработки из Нарына. Вместе сняли небольшую времянку на окраине Бишкека, вскоре родилась дочь. Жолдош работал как мог, но хозяин сварочной бригады часто задерживал зарплату, поэтому Айше приходилось брать шитьё на дом, чтобы хоть как-то прокормить семью. Через три года родилась вторая дочь и им пришлось влезть в долги. Плата за жильё, продукты, пелёнки, керосин, электричество – всё это было дорого, особенно в то время, когда в стране был кризис. Айша с достоинством переносила все эти тяготы, но по ночам часто плакала и жаловалась на жизнь. Много было слёз пролито этими долгими ночами, много слов сказано, они начали думать о переезде. Поняв, что жизнь в городе им не по карману, они стали думать о переезде к Жолдошу, или к родственникам Айши. Всё решил звонок матери Жолдоша, она сообщила, что его отец при смерти, и чтобы он срочно выезжал в Кочкор. Через неделю отец скончался и Жолдош стал старшим в доме. Они с Айшой перевезли все вещи и стали жить в доме его матери.

Работы в селе не было, они разводили немного кур и скота, вспахивали огород, чтобы хоть как-то прокормить себя. Жолдош стал часто пропадать из дома и приходить выпившим. Мать и жена беспокоились за него, но самом деле он просто хотел уйти от всего, от нищеты, от ежедневного труда, от бесконечной борьбы за выживание. Он бесцельно бродил по городу, ходил к реке, встречал закат, вдыхая запах горных растений. Он ловил себя на мысли, что не хочет возвращаться домой. Будто ему стыдно перед семьёй, но он по-прежнему горячу любил свою Айшу и постоянно думал о ней. Вскоре он связался с плохой компанией, с которой выпивал и попадал в драки. Чабаны дерутся за землю, земледельцы за арыки, а алкаши просто бьют друг другу морды. Так и крутится сельская жизни. Неизвестно, чем бы всё это кончилось, если бы не рождение третьего ребёнка – сына.

Когда сын родился, Жолдош сразу пришёл в себя. Резко порвал все свои дурные связи и привычки и пошёл работать. Пахал в поле, потом на стройке, в итоге устроился грузчиком в местную артель. На своей телеге таскал металл, древесину и разный строительный мусор.

Сегодня он возвращался домой после тяжёлого дня. Заработав за день какие-то гроши и уплатив ими долг в магазине, он не знал, что скажет жене. Он глубоко ушёл в свои думы. Дома его ждала жена и трое детей, которые надеялись на него. Тоска и тихое отчаяние овладели им. Внезапный порыв ветра привёл его чувство, он зашагал домой.

Это был особенный день. В этот день его мать была в больнице, ей поставили окончательный диагноз, опухоль в грудной клетке. Это была грузная седая женщина с отёкшим лицом, которая большую часть дня проводила в огороде. Переваливаясь на толстых коротких ногах, она пыталась выцедить хоть немного овощей и фруктов из своего малюсенького огорода. Всё собранное почти сразу съедали внуки.

Ей требовалось срочное дорогостоящее лечение в Бишкеке. Но она до последнего дня не говорила ничего своим детям, не хотела нагружать их своими заботами. Но в этот день, когда пришёл Жолдош, она всё-таки рассказала ему и Айше. После вечернего чая, когда дети легли спать, Жолдош и Айша остались одни. Они оба молчали. И так было всё понятно.

— И что нам теперь делать? Где взять деньги? – сказала Айша.

— Откуда я знаю?! – крикнул Жолдош и отошёл к окну.

Айша терпеливо пережидала вспышки гнева своего мужа. Через минуту она тихо произнесла:

— А что если кредит?

— Кредит? А в залог-то что оставим? Старый дом этот? А выплачивать как будем?

— Тогда что ты предлагаешь? – сказала Айша.

— Я не знаю – отвечал Жолдош – но у меня есть одна идея. Мой приятель едет в Москву на заработки. Там есть кыргызы. Они помогут. Работа тяжёлая, но заработать нормально можно.

Айша молчала. Они уже говорили о Москве до этого и она предчувствовала такое решение мужа. Но сердце её забилось в тревоге. А всё потому, что рядом с ними жило одно многодетное семейство. Их отец уехал в Россию семь лет назад и с тех пор от него ни слуху, ни духу. Пытались его найти, писали в разные службы, но безуспешно. Брошенная жена, мать одиночка этой семьи часто заходила к Айше поплакаться на свою жизнь. Она высказывала предположение, что у него там другая семья, что он решил там остаться. Но почему даже одной весточки не послал своей семье? За что такое отношение? Это были вопросы без ответа. Несчастье обрушилось на эту семью из-за нищеты и желания заработать. Поэтому Айша не хотела отпускать своего мужа. Ей хотелось кричать, запереть его дома и никуда не выпускать. Но Жолдош был типичным кыргызским мужчиной и держался за своё слово.

Через месяц подготовки Жолдош, в числе пяти взрослых мужчин-односельчан вылетел в Москву.

 

2.

Москва встретила его нерадушно. Впятером они поселились в однокомнатной квартире. Жолдош впервые в жизни увидел такие большие небоскрёбы, здания, дороги, пробки. Он чувствовал, будто ему сдавливает дыхание от темпа этой жизни, ему трудно было адаптироваться и понять этот город.

Бригадир с первого дня стал нагружать их работой. Потекли рутинные трудовые дни. Жолдош и его товарищи работали по десять часов на стройке, отбивали колени, локти, кто-то заработал хронические болезни. Целыми днями находясь в пыли и грязи работали эти люди, думая лишь о том, чтобы побольше заработать и выслать своим домашним.

Потекли недели, затем месяцы, Жолдош стал привыкать к такой жизни. Он высылал ежемесячно по несколько тысяч рублей, остальное уходило на еду и жильё. Некоторые его товарищи нашли себе временных жён в Москве и переехали жить к ним. Но Жолдош был верен своей Айше, всегда с нежностью думал о ней. Ему всегда нетерпелось побыстрее закончить работу и позвонить ей, услышать её голос. Но связь была дорогой, они говорили не больше пяти минут и только самое главное.

Однажды он выпивал с товарищами после получения зарплаты. Был ноябрь месяц, шёл мелкий прерывистый снег, они расположились в беседке в парковой зоне. Это такое время года, когда звон с московских колоколен отдаётся как-то терпко и грустно. Птицы летят на юг через пасмурное небо, чувствуется своеобразная красота этой огромной страны и в тоже время эхо грядущей зимы. Водка и простая закуска – так эти люди праздновали окончание трудовой недели. Вдруг откуда ни возьмись появился полицейский экипаж. С шумом и мигалками он остановился невдалеке от беседки. Все сразу насторожились. Из машины вышли двое в плотных полицейских куртках. Один высокий, рыжий, по-видимому старший, и второй пониже, смугловатый, с автоматом наперевес.

Высокий зашёл в беседку быстрыми шагами и пробасил:

— Тааак товарищи, готовим документы. Вы знаете, что это парковая зона, здесь пить нельзя, штраф.

Один из друзей Жолдоша, Самат, который был за главного, встал навстречу офицеру и попытался договориться.

— Какие проблемы, шеф? Мы же не знали. Давайте на месте всё решим.

— Решить-то решим, но сначала протокол составим. Всё по закону.

— Шеф, да все же здесь пьют зачем нас штрафовать?

— А у тебя документы есть?

Самат уже второй месяц находился в Москве без документов. Он не знал, что ответить. Он был пьян и решил договориться по-своему. Он попытался достать купюру из кармана, но полицейский схватил его за руку и повторил:

— Документы?

Самат затрясся, товарищи пытались усадить его, но он побагровел и спьяну стал материть полицейского. Тот с силой толкнул его в грудь, Самат повалился на землю. Напарник полицейского стал спешно вызывать подмогу. Скоро за нелегалами подъехал небольшой бус, из него выскочили омоновцы. У Жолдоша всё было в порядке с документами, он хотел объясниться, шагнул им навстречу, но вдруг его повалили на землю, его товарищей тоже сбили с ног, кто-то кричал, кто-то пытался убежать, в ответ полицейские применили дубинки. 

Очнулся Жолдош в участке среди своих собутыльников. Кому-то рассекли бровь, кому-то разбили губу, все были злые, все понурили головы. В небольшом грязном помещении был спёртый воздух от перегара. Жолдош порылся в карманах – пусто.

— Где деньги?! – спохватился он.

— Всё забрали. Бесполезно теперь что-то им доказывать. – ответил Самат, сидевший неподалёку.

После этого рейда половину товарищей Жолдоша экстрадировали в Кыргызстан, а его взяли на учёт.     

 

3.

Со временем он привык жить в Москве, привык вести себя осторожно, всегда помнил свои ошибки и горький опыт. Он переехал в более просторную квартиру, которую снимал с двумя товарищами. Его сын подрастал, ему уже было пять лет. По телефону он говорил папе, что хочет трёхколёсный велосипед, дочки требовали платья, кроме этого, Айша сообщила, что в доме протекает крыша, надо сделать ремонт. На всё это требовались деньги и Жолдош стал думать, где их можно достать.

Занять у друзей он не мог, так как они сами уже были по уши в долгах. Аванс у бригадира он уже брал и было неудобно просить снова. Тогда кто-то из знакомых посоветовал ему обратиться к какому-то торговцу картофелем. Этот человек был чем-то вроде местного барыги, некоторые люди отдавали ему свои деньги, и он пускал их в оборот. Это был огромный, грузный мужчина, который тоже когда-то очень давно приехал из Кыргызстана. Жолдош встретился с ним, тот пообещал ему умножить капитал в два или в три раза, но Жолдош почему-то не доверял этому человеку. В конце концов друзья всё же уговорили воспользоваться этой возможностью, мол человек проверенный. Ничего страшного не будет. Жолдош собрал все свои накопления и резервы, около ста тысяч рублей и отдал их этому человеку с условием, что через месяц получит в два раза больше. Этот торговец собрал деньги не только у Жолдоша, но и у многих других людей, которые нуждались в этот момент.

Прошёл месяц, но этого человека не было вестей. Все спохватились и начали его искать, но бесполезно. Он просто исчез. Жолдош был человеком, который всё держал в себе. Пока остальные вкладчики шумели пытались выйти на след торговца, Жолдош молча сжимал кулаки и плакал внутри себя. В тот день, когда стало известно об исчезновении того человека, он купил бутылку водки и начал пить. Пил он долго, они сам уже потерял счёт дням и неделям своего запоя. В общем сложности он пьянствовал около двух недель. Он почти не отвечал на звонки Айши, только изредка сообщал, что всё в порядке, ему было стыдно, он ничего не говорил ей про свои денежные махинации.

Его привела в чувство только весть о кончине его матери в одной из бишкекских клиник. Она долго боролась с болезнью, но в итоге сдалась. Она хотела попрощаться со своим сыном, но он был где-то далеко, работал в другой стране, и она не хотела создавать ему трудности. Жолдош быстро наскрёб денег на билет и вылетел в Кыргызстан.

После похорон жена умоляла его остаться, бросить эту Москву, работать кем угодно, но только здесь, рядом с семьёй. Но Жолдоша грызло чувство вины, ему хотелось отработать потерянные деньги. Он вернулся в Москву и стал работать охранником в ночном клубе. Работа была сложная и опасная, но зато платили хорошо и Жолдош воспрял духом. Через каких-то полгода он заработает достаточно и вернётся к семье навсегда.

Однажды в клуб приехала группа молодых людей. Они были на двух дорогих спортивных машинах, хорошо одетые и подвыпившие. Это была группа дебоширов, которая уже устраивала драку в этом клубе. Администратор приказал охране не пускать их и заблаговременно вызвал милицию. Было темно, за полночь, три охранника, в том числе Жолдош, вытащили дубинки и попытались уговорами остановить их и не пустить в клуб. В ответ те стали материться и оскорблять охрану. Напарник Жолдоша замахнулся дубинкой, но кто-то сзади внезапно ударил его бутылкой по голове и стал избивать. Жолдош и третий охранник растерялись, их начали пинать. Это были избалованные пацаны, они знали, что им ничего за это не будет и просто выпускали пар. У Жолдоша полетели искры в глазах, в ярости он со всей сила размахнулся дубинкой и врезал кому-то из парней по голове. Всё стихло. Этот парень упал и покатился по земле. Его друг подбежал к нему.  

— Ааааа!!! – послышался крик – Он не дышит!!! Ну, падла, ты за это ответишь!!!

Кричащий парень двинулся на Жолдоша, но в это время подъехала полиция. Скрутили всех. И дебоширов, и охрану.

Утром, сидя в участке, он узнал, что парень, которого он ударил, скончался в больнице. Жолдоша посадили на пятнадцать лет. Во многом благодаря родителям погибшего, которые подкупили свидетелей против Жолдоша и дали взятку судье.

Айша плакала, но у неё было времени жаловаться на судьбу, надо было чем-то кормить детей, поднимать их. Ей некогда было даже скорбеть. Малолетние дети росли. они жалели мать, но их глазах было требование — требование нормальной жизни и счастливого детства. В Кочкоре у неё не было больше родственников, дети были ещё нетрудоспособны, и она вернулась к себе в Нарын, к родителям, продав кочкорский дом. Жолдош был не против, в редких разговорах по телефону, он намекал ей, что ему долго сидеть, и он не держит её, только просит позаботиться о детях.

Вскоре Айша вышла за другого человека. Зажили более-менее нормально, но иногда он напивался и бил её даже при детях. Старшая дочь подросла, и родители Айши отправили внучку в Бишкек, к родственникам. Там она ходила в школу, а по вечерам работала нянькой.

Жолдош стал в тюрьме религиозным человеком. На третий год отпустил бороду, читал пятикратный намаз. У него появилась седина. Он старался помогать своим товарищам выжить в тюрьме, наставить их на правильный путь. Сокамерники уважали его, называли «агай», кто-то даже называл «молдо». Он стал тихим, молчаливым человеком. Старался не думать о прошлом, о своём горе, старался сосредоточиться на своей религии и только в ней видел смысл. А что ещё остаётся человеку, который потерял всё в этой жизни?

 

Бишкек, 2016 год

 

© Абай Джанузаков, 2016

 

Читать перевод рассказа на английский язык здесь:

https://www.auca.kg/uploads/CASI/CAPR_Volume-II_Issue-3_ОКОНЧ.pdf

 


Количество просмотров: 1937