Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Луговая С.А., 2016. Все права защищены
Книга публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 23 января 2017 года

Светлана Александровна ЛУГОВАЯ

Краски пепла

Стихи, поэма

Публикуется по книге: Луговая Светлана Александровна. Краски пепла: Стихи, поэма. – Б.: Салам, 2016. – 244 с.

Луговая Светлана Александровна – поэт, переводчик, детский писатель, автор одиннадцати лирических сбор ников, множества книжек-раскрасок для детей младшего и среднего возраста. В новый поэтический сборник С. Луговой «Краски пепла» вошли стихи и лирическая поэма «Вдохновение чувств», написанные в течение 2016 года. Глубина и разнообразие человеческих переживаний, возвышенная природа поэтического вдохновения и профессионализм его отображения призваны тронуть сердца читателей, заставляя их почувствовать и услышать самих себя и мир вокруг.

УДК 821.161.1
ББК 84Р7-5
Л 83
ISBN 978-9967-9027-6-3
Л 4702010202-16

 

 

Власть

 

Восторг желанного обмана

Меня пугает и влечет.

Судьбы удача и просчет

С усмешкой открывают счет

Моей игры на поле бранном.

 

Вновь кружат голову слова,

Волшебным миром правит страсть.

Ее пленительная власть

Поднимет ввысь, чтоб вновь упасть

Счастливой, но живой едва.

 

Грехопаденья вечный искус

Равняет плаху с палачом.

Руке, направленной мечом,

Все абсолютно нипочем,

Рот обжигает крови привкус.

 

Куда и кто мой правит путь?

Слепого искуса стремленья,

Рождая где-то во вселенной,

Мне возвращают вдохновеньем,

Едва приоткрывая суть

Обворожительного плена,

Мгновений радости и тлена.

 

 

Долгая ночь

 

Плачет душа от боли,

Не покидают мысли:

В обрывках заглавной роли

Соблазн не имеет смысла.

Устала душа смеяться,

Осколками смеха ранить,

Небрежно рукой касаться

Невидимой глазу раны.

Растерзанных мыслей космы

Стегают венец терновый.

Боль усмиряет космос

И возвращает снова.

Звезды пронзают светом

Холодного отраженья,

Становятся явным бредом

Луной рожденные тени.

Лица друзей за гранью

Неба и звезд колючих

Спорят с земным страданьем.

Разве сейчас им лучше?

Может они забыли

Боль своего распятья?

Гвозди в сердца им вбили

Тех же обид проклятья.

Может, и я забуду

Отчаянье долгой ночи.

 

Обиды холодной грудой

К кресту пригвоздили прочно.

 

 

Горький дым

 

На чердаке пустого дома

Тоскливо домовой живет.

Прогнила крыша из соломы,

Крапива во дворе растет.

 

Ступеньки лестницы рассохлись –

Опасно вниз по ним сходить.

Сад, на глазах дичая, глохнет –

Нет больше сил, за ним следить.

 

Старик вздыхает: «Был когда-то

Весельем переполнен дом.

Было, кому следить за садом,

Шуметь за праздничным столом».

 

Я вместе с домовым вздыхаю:

«Дорожка к дому заросла».

Крапивой ноги обжигаю

У одичавшего ствола.

 

Под этим деревом мечтала

Когда-то я не с домовым…

Синь неба облака качала,

Похожие на горький дым.

 

Дым на моих глазах растаял,

Но привкус горечи оставил.

 

 

Ночной костер

 

Горел костер, метались искры,

За черной гранью гасли вдруг.

Поленья прогорали быстро –

Сжимала ночь багровый круг.

 

За мраком не было пространства,

За искры взгляд не проникал,

Источник ощущений странных

Мое сознание пугал.

 

Химеры хаотичных мыслей,

Багровые тона костра

Наполнились зловещим смыслом,

Тоска была как мир стара.

 

Слабея, пламя трепетало,

Как будто в жертвенном огне

Мое былое догорало.

Сужая круг, мрак полз ко мне.

 

В горниле огненных метаний

Убежища искал мой взгляд,

Где зарождалось осознанье

Беспомощности дерзких клятв.

 

Мрак с ощущением потери

В поленьях проблески гасил.

Мой взгляд еще во что-то верил,

В ночь ветер искры уносил.

 

 

Тревожный свет

 

Опять мой ангел занемог

И прилететь ко мне не смог,

Лишь весть прислал он с шумом ветра,

Что опечален и грустит.

А может, заблудился где-то

Мой добрый ангел? Или спит?

 

Мир замер. В комнате пустой

Паук в углу следит за мной.

Загадочно сияют звезды,

Мой взгляд по комнате скользит.

К окну подкрался вечер поздний.

Сверкнув, звезда к земле летит.

 

А может, это ангел мой

Не удержался и больной

Летит ко мне подставить крылья,

Невидимую ношу снять? –

В ногах улегся звездной пылью.

Я попыталась дрожь унять:

 

Загадочно тревожил свет,

Мои глаза искали след

Того, кто в дальней стороне,

Наверно, вспомнил обо мне.

 

 

Родная сторона

 

Мир засверкал от солнечных лучей,

Пронзивших глубину небесной сини.

Заполнил воздух аромат полей,

Коснулись неба снежные вершины.

Вдыхала грудь прохладу горных рек,

Цветных холмов весеннее раздолье.

Лавины грохот снес в ущелье снег,

И белый дым окутал эхом взгорье.

Смолистый запах ложа под сосной,

Шаги убыстрив, множит расстоянье –

На склон горы взбираясь по прямой,

Столкнулась с грудой каменных созданий.

В арчовых рощах хлещет берега

Речонка, валуны скрывают ели.

В долине плещет тихая река:

Забыв свой нрав, чуть морщит рябью мели.

Расписанный рисунками валун,

Как древний страж, опер плечо о пику

Колючей ели. Может быть, колдун

Встал на пути с окаменевшим ликом?

Воображеньем открываю вход

В страну забытых тайн фата-морганы.

Мой разум замки миражей плетет,

Любуясь флером сотканных обманов.

Все выше поднимаю в небо взор,

Мечтаний мысли путь определяют:

Кончается гряда отвесных гор,

За ней пологий берег омывают

С веселым плеском волны. Острый взгляд

Улавливает скал далекий ряд,

За ним – другой. Орел парит вдали,

Меня уносит он за край земли,

Но притяженье стороны родной

И за пределом неба правит мной.

 

 

Колокольный звон

 

Привычный ритм обычной жизни

Со мной играет в поддавки.

Колокола печальной тризны

Звонят бессмертью вопреки.

 

Неверие молитвы грешной

Кривит усмешкой скорбный рот –

Знать о бессмертии нездешнем

Страшится человечий род.

 

Душа взлетала не однажды

В укрытый тайнами простор.

Живут ее легенды в каждом,

Но явно не вступают в спор.

 

Не сходится вопрос с ответом,

Шифруют коды письмена

Далеких знаний – лишь приметам

Наука древняя видна.

 

Покинув мир под звуки тризны,

Куда уйду? Кто ждет меня?..

 

Тягучим эхом вечной жизни

Колокола вдали звонят.

 

Перерасчет

 

Нет ни крайних, ни последних –

Бесконечный счет не в счет.

Исчисляю цифрой средней

Дней лихих перерасчет.

 

Не подумала сначала,

За каким углом беда,

Укрываясь, поджидала –

Счет звонарь не угадал:

 

Зазвонил предупрежденье

Не в положенный мне срок –

Не хотел в мой день рожденья

Звонаря печалить рок.

 

Я на тройке с бубенцами

Вынеслась на путь прямой.

Рок жонглировал сердцами,

Управлять пытался мной.

 

Я ему не подчинилась –

Он пустил коней в намет.

Тройка на скаку разбилась –

Начинал звонарь отсчет.

 

Родилась, переродилась –

Кто бы подсказал, когда.

Року я не угодила –

По пятам пошла беда.

 

 

Зыбкий дом

 

Из пепла я построю дом

И стану угли ворошить.

Захочешь поселиться в нем –

Но вряд ли в пепле сможешь жить.

 

Под белым слоем след огня,

Невольно память защемит.

Ты, может быть, поймешь меня,

Устав от проклятых обид.

 

Кого из нас подстережет

Палач на плахе за углом?

Огонь под пеплом пятки жжет,

Над пеплом покосился дом.

 

Окно открою, чтобы дым

Порывом ветра унесло.

Слежу за мальчиком седым

Сквозь лет разбитое стекло.

 

А вечно юная любовь

За мной следит издалека…

Из пепла дом возводит вновь

Незавершенная строка.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате PDF

 

© Луговая С.А., 2016

 


Количество просмотров: 180