Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники)
© Егоров А.И. , 2016. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 14 июня 2017 года

Александр Иванович ЕГОРОВ

Доктор Ватсон и полковник Моран. Любовь Холмса

Автор из Бишкека, желающий остаться неизвестным, представил нашей библиотеке две очень оригинальных повести, написанные якобы от лица доктора Ватсона – того самого. Это первая книга автора и, несомненно, удачная.

Бишкек 2016

 

ДОКТОР ВАТСОН И ПОЛКОВНИК МОРАН

 

Доктор Ватсон

Дорогой читатель! Ты, конечно же, читал «Записки о Шерлоке Холмсе», и именно это сподвигло тебя взять в руки эту книгу. И хотя здесь ты не найдешь новых рассказов о великом сыщике, но наша книга также расскажет о страстях и пороках людских, кои направили и ее персонажей на путь преступлений.

Мне всегда было интересно, что движет человеком, идущим неправедным путем, что толкает его на это? И хотя в обществе принято считать, что только люди из низших слоев становятся на скользкий и опасный путь, но это не так, я сам до знакомства с м-ром Холмсом так же заблуждался довольно длительное время, но, став участником описанных м-ром Дойлом событий, вынужден был поменять это расхожее мнение, мало того, нам встречались люди, ставшие преступниками, но при этом, если хотите, не потерявшие врожденного благородства.

В свое время я отдал почтенному м-ру Конан Дойлу довольно обширный материал о Ш. Холмсе, и даже не знаю, как выразить ему свою благодарность за то, что он смог систематизировать, донести до читателя и обессмертить все то, что я записывал на ходу, можно сказать, бездумно, не имея достаточного времени на тщательную обработку своих заметок. При этом меня, как человека непраздного любопытства, всегда интересовала и оборотная сторона любого раскрытого м-ром Холмсом преступления, а именно: как пойманный нами убийца оказался в такой неприглядной для добропорядочного англичанина роли? Ведь не был же этот человек рожден преступником! Что же заставило его так измениться к худшему? Часто преступники сразу после поимки начинали изливать нам свою душу, нередко этобыли люди, которые не питали к своему ремеслу никакой любви, и мне порой казалось, что при поимке они даже испытывали некоторое облегчение, но были и такие, что, кроме ненависти к нам, других чувств после поимки они не выказывали, но это были первые чувства, и как мне тогда казалось, вполне естественные. Вместе с тем, как говорил наш друг инспектор Лестрейд, напуская на себя важность, что пойманный нами грабитель оказался весьма интересным типом. Этим сообщением он сразу меня заинтриговывал, и я принимался подробно расспрашивать уважаемого инспектора, но именно в этот момент м-р Лестрейд удваивал собственную значимость и отвечал крайне туманно и запутанно на мои расспросы. Но мы-то с Холмсом знали, что наш инспектор — славный трудяга, выбившийся из самых низов, просто никудышный рассказчик, как бы он ни маскировал это. И наш разговор обычно заканчивался так: «Дорогой доктор! Думаю, вам намного интересней будет узнать все из первых уст, и, если вы желаете, то я могу устроить вам встречу с Н., и вы сможете с ним побеседовать сами, а я не могу терять драгоценное время».

Мне трудно было отказаться от столь заманчивых предложений, ибо, повторюсь, я был снедаем загадкой, что довело человека до преступления. И, как правило, спустя некоторое время ко мне прибегал мальчишка-посыльный от инспектора с приглашением побеседовать с заключенным, я тут же брал блокнот и карандаш и отправлялся в участок. Поверь, читатель, мне приходилось слышать и простые истории, настолько обычные и скучные, что описывать их, значило бы, воровать твое драгоценное время! Но были истории, настолько занятные и увлекательные, что не записывать их, хотя бы кратко, я считал невозможным для себя. Когда записок этих набралось достаточно, я попытался облечь их в литературную форму, но видно, я не писатель, я понял тщетность своих намерений, но если ты сейчас держишь эту книгу в руках, то значит, кто-то решил взяться за этот труд и донести до тебя все то, что послужило подоплекой в судьбе людей, ставших преступниками. С ними мы давно знакомы благодаря блестящим описаниям великого мастера детективного жанра м-ра Конан Дойла.

А вот путь их к преступлениям, пусть и извилистый, но сопряженный с радостями, потерями, любовью и ненавистью, пусть опишет тот, кому попадутся мои записи об откровениях этих весьма неоднозначных личностей.

Автор

Не буду описывать, какими путями попали ко мне в руки записки д-ра Ватсона, но показались они мне в высшей степени интересными, я как мог, упорядочил их, и решил, что все-таки стоит донести до читателя все то, что оставалось доселе неизвестным…

Я выбрал несколько, на мой взгляд, достойных персонажей, и одним из них стал полковник Моран. Судьба этого человека при ближайшем ознакомлении просто завораживает, столько всего в ней переплелось. Не знаю, смогу ли я передать все тонкости мотивов его поступков, но, тем не менее, попробую. В рассказе «Пустой дом» персоне полковника Морана из общего объема повествования представлена лишь самая малая толика строк, но именно они дают широкий простор для полета фантазии всякого думающего человека.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АФГАНИСТАН

Однажды утром, спустя несколько дней после ареста Себастьяна Морана, ко мне явился рассыльный мальчишка от инспектора Лестрейда с просьбой посетить его участок в первой половине дня. Не мешкая, я собрался и пришел в начале десятого к инспектору в участок. М-р Лестрейд радушно встретил меня, усадил в кресло для посетителей, предложил чаю, вежливо отказавшись, я поинтересовался у него, чему обязан столь любезному приглашению. Инспектор, выдержав небольшую паузу, и напустив на себя многозначительный вид, объявил, что п-к Моран хотел бы побеседовать со мной, чему он препятствовать ни в коей мере не хочет, поскольку премного обязан моему другу м-ру Холмсу, но… он, инспектор, был бы чрезвычайно признателен мне, если бы в моем разговоре с п-ком выяснились бы некоторые факты, полезные для расследования, о коих я бы мог сообщить непосредственно ему. Заверив инспектора в том, что я непременно сообщу ему все, что так или иначе будет касаться его расследования в деле об убийстве молодого Рональда Адера, я поднялся с кресла, и инспектор попросил находящегося тут же констебля проводить меня к задержанному п-ку Морану. По дороге констебль мне сообщил по секрету, что по просьбе инспектора Лестрейда полковника доставили из тюрьмы в участок, дабы мне не пришлось ехать в другой конец Лондона для разговора с ним. Я был польщен такой любезностью со стороны инспектора. Подойдя к одной из дверей длинного коридора, констебль отомкнул ее и, извинившись за то, что не предлагает мне войти первым, сам вошел в помещение, окинув его взглядом, и, не заметив ничего подозрительного, пригласил войти и меня. Помещение представляло собой серую невзрачную комнату, размерами 20 футов на 15, со столом и тремя стульями, на одном из которых за столом сидел п-к Моран, руки , закованные в кандалы, он водрузил на стол, тяжело положив на них свою голову. Мы с констеблем стояли, не издавая ни звука, с любопытством рассматривая поверженного преступника. Через некоторое время, подняв голову, Себастьян Моран окинул нас взглядом, и как бы не замечая констебля, приветствовал меня словами: «Спасибо, что заглянули м-р Ватсон, признаться, я особо и не надеялся на ваш визит…»

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате PDF

 

© Егоров А.И. , 2016

 


Количество просмотров: 166