Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / Детская литература
© Наристе Алиева, 2018. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 21 января 2019 года

Наристе АЛИЕВА

Сказка о розовом драконе

(Самый красивый дракон на земле)

 

ВОЛШЕБНЫЙ САД

В маленьком царстве-государстве жила-была славная принцесса, которая часто оставалась одна. Родители девочки были очень хорошими людьми, но так много работали, что почти не бывали дома. Они искренне были уверены в том, что малышка блестяще справится с таким непростым делом, как управление государством. Так оно и было. Пока король с королевой решали глобальные вопросы, принцесса достойно справлялась по хозяйству. Не подумайте, конечно, что данное дело было хлопотным, в случае с принцессой это получалось очень даже весело. Благо государство было крохотным: всего-то размером с небольшой бело-голубой домик, окруженный цветущим садом.

Все в той стране было особенным. Каждый цветок, любое дерево и даже самая мелкая букашка-таракашка обладали собственным характером.

Ах, кого здесь только не было! Зеленые кузнечики щеголяли в изумрудных фраках, изящные тигровые лилии нежились в солнечных лучах, а пышные и несколько высокомерные чайные розы держались в стороне от всех остальных. Тут и там звенели нежные колокольчики и пели райские птицы.

Если верить королевской статистике, в том саду было не менее 200 тысяч жителей. Как только речь заходит о цифрах, то становится ясно: управлять волшебным садом – задача вовсе не простая. Но принцесса, несмотря на свой юный возраст, была девочкой терпеливой и эрудированной. Больше всего на свете она любила читать, поэтому король собрал для любимой девочки самую большую библиотеку в мире. Что только не сделают заботливые родители для любимых детей! Вне всякого сомнения, ваши родители поступают точно так же, лишь бы вы были счастливы.

Принцесса в совершенстве владела языком птиц, насекомых и растений. А еще она любила музицировать: играть на фортепиано и сочинять вот такие шуточные песенки, вполне сносные, между прочим:

 

Ура-ура! Я не одна,

Ко мне пришли мои друзья!

Здесь пес и кот, и носорог!

Они несут с собой пирог!

 

Скорей, скорей идите к нам,

Мы здесь устроим тарарам!

Ура-ура! Я не одна,

Ко мне спешат мои друзья!

 

Конечно, как вы, наверное, уже догадались, в маленьком государстве нашей принцессы носорог ну никак не уместился бы! Название этого животного она использовала то ли для красного словца, то ли для рифмы… Кто знает… А может, она на самом деле мечтала увидеть настоящего носорога? Котов и псов в том государстве тоже не было. А если не было псов, то кто же тогда охранял это царство? Кто был стражником? Очень хороший вопрос, но об этом чуть позже.

Итак, каждое утро маленькая принцесса вставала на восходе солнца. Умывалась, надевала самое красивое платье и выходила на балкон, чтобы поприветствовать всех жителей королевства величественно-добрыми словами:

– Дорогие мои! Славный день сегодня, не правда ли? Ах, как же ласково сегодня светит солнышко, – принцесса широко улыбалась каждому жителю. – А не спеть ли нам красивую песню?

 

Здравствуй, здравствуй, солнце!

Здравствуй, солнца свет!

О, как люблю я просыпаться,

люблю встречать рассвет!

Я знаю: за горами,

за синими морями

большое счастье есть!

Я знаю: за горами,

 за синими морями

большое чудо есть!

Ах, как хочу проснуться,

всего лишь окунуться

в тот мир волшебных снов,

в тот мир волшебных снов.

 

Однажды, как обычно, прочитав утреннее приветствие, девочка села за белый стол, чтобы выпить чай с конфетами и шоколадным печеньем. К чаепитию присоединились главные придворные дамы: пышные чайные розы и голубые королевские бабочки.

– Как вам мое новое розовое платье? – спросила маленькая принцесса.

– Прелестно, прелестно, – ответили чайные розы. – Позвольте заметить, дорогая, что этот чудесный цвет вам к лицу. Но, милочка, пожалуйста, будьте так любезны примерить к следующей пятнице платье чайного цвета. На вас оно будет сидеть намного лучше! О, какой цвет, какой это будет красивый цвет!

– Ах, как мило, как мило, – хлопая крылышками, шептали королевские бабочки, – розовый и чайный. Но мы все же советуем выбрать платье голубого оттенка. Поверьте, цвет неба будет прекрасно оттенять красоту вашего нежного лица.

– Ну что ж, – отвечала принцесса, – договорились, в пятницу я надену чайное платье, а в субботу – голубое.

– Спасибо, вы так любезны, так любезны! – хором воскликнули придворные дамы и от радости хлопали в ладоши.

У маленькой принцессы было много удивительных занятий в волшебном саду. Она не только хорошо музицировала и сочиняла стихи, но и прекрасно разбиралась в основах придворного этикета. И все же, как бы ни были приятны ежедневные занятия, больше всего на свете маленькой принцессе хотелось знать о том, что за тайны скрываются за пределами волшебного сада. А секретов там было видимо-невидимо. В этом вы вскоре и сами убедитесь.

Понять маленькую принцессу можно. Каждый из нас, даже став взрослым, страдает от особенного человеческого качества, избавиться от которого невозможно никогда. Имя ему – любопытство. И чем труднее узнать тайну, тем интереснее и желаннее становится сам предмет любопытства.

Так, сгорая от желания узнать, что творится за пределами волшебного сада, маленькая принцесса бежала к самой высокой яблоне в саду и ловко взбиралась на самую макушку.

– О боже, зачем вы так спешите, милочка! – кричала ей вслед белая яблоня, – пожалуйста, будьте осторожны, вы порвете чудесное платье и расцарапаете королевские коленки!

– Не волнуйся, – строго отвечала принцесса, – я уже здесь, на самом верху, как видишь, все в порядке!

Но белая яблоня все равно продолжала беспокоиться, отчего ее большие толстые ветви раскачивались все сильнее и сильнее.

Забравшись на самый верх, девочка достала из кармана платья большую подзорную трубу – там, вдали, в трех километрах от волшебного сада простиралось поле гигантских подсолнухов, которые были такими большими и неприступными, что, казалось, нет им ни конца, ни края. Маленькая принцесса знала: где-то там, за морем гигантских подсолнухов, начиналась большая тайна. Удивительная тайна. А дело было вот в чем. Каждый день ровно в полдень кто-то там, вдали за полем подсолнухов, затягивал печальную, но в то же время невероятно красивую песню. Примерно вот так она звучала:

 

У темного озера в холодной воде

Странные звезды рождают во тьме

Тени забытой земли.

 

Покинутый всеми, один в тишине,

Закован я в цепи, не вырваться мне.

Я пленник черной земли.

 

Душа моя – бездна, голос мой тих,

На этом кончается скорбный мой стих.

Я – пленник забытой земли.

Я – пленник забытой земли.

 

У принцессы был славный голос, и она сочинила собственную песню, своего рода ответ на призывное пение. Правда, получилось у нее не так печально, как ей хотелось бы, ведь она еще не знала, что такое печаль:

 

Ты так безутешен, милый мой друг,

Что хочется мне покинуть сей луг.

Все ради забытой земли.

 

Не плачь, я прибуду, я скоро приду!

Тебя обязательно я отыщу!

Тебя обязательно я отыщу!

 

И казалось ей, что кто-то далекий и такой же одинокий, как и она, отвечал ей в ответ:

 

Покинутый всеми, один в тишине.

Закован я в цепи, не вырваться мне.

Я – пленник черной земли.

 

Душа моя – бездна, голос мой тих,

На этом кончается скорбный мой стих.

Я – пленник забытой земли.

Я – пленник забытой земли.

 

– Какое странное, я бы даже сказала страшное, завывание, – печалилась белая яблоня. – Мне оно совсем не нравится. Слишком мрачно. Ой, как мне от этого плохо, так плохо, что хочется плакать, – белая яблоня залилась горючими слезами.

– Ах, как жаль, милая яблонька, – отвечала маленькая принцесса. – Как жаль, что ты не слышишь всех слов этой чудесной песни. Они такие красивые и грустные. Как же я хочу обнять того, кто поет эту песню. Кто бы то ни был, он или она, – само совершенство.

Так маленькая принцесса сидела на яблоне и слушала песню до самого заката. Была та песня столь чарующе прекрасной, что хотелось немедленно выйти из сада и отправиться навстречу загадочному существу. Но сделать это было не так уж и просто. И я вам скажу, почему.

Родители-волшебники основательно позаботились о безопасности принцессы. Сделать это было жизненно необходимо, так как, согласно древним преданиям, за полями гигантских подсолнухов простиралось Мертвое озеро, в чьих водах жило страшное чудовище. Поэтому мама фея сделала все возможное, чтобы уберечь дочь от беды, и наложила не менее трех самых сильных заклятий на дом и все его окрестности.

– Какое бы заклятье выбрать? – размышляла перед отъездом мама фея. – Как ты думаешь, дорогой, – спрашивала она у супруга, – «Ахалай-махалай, дом укрывай» будет достаточно сильным заклинанием?

– Да-да, в самый раз, – важно отвечал король, поправляя золотую корону, которая то и дело соскальзывала ему на лоб.

Хлоп-хлоп в ладоши, три волшебных слова, взмах руками – и волшебство готово! Мама была довольна. Отныне если мимо дома проходил человек со злым сердцем, он попросту не мог разглядеть красоту маленького бело-голубого дома, в котором жила принцесса. Все, что открывалось взору такого человека, было отражением его сердца, а потому злой человек видел лишь черное поле и старый саманный домик в окружении зарослей чертополоха – и больше ничего.

Папа король тоже старался, как мог. За один день он построил вокруг сада гигантские зеленые ворота и для надежности закрепил у входной двери живой замок в виде белого тигра, который стал самым мощным хранителем маленьких девочек в истории волшебного царства. Сделав дело, родители велели девочке ни при каких обстоятельствах не покидать волшебное царство.

Маленькая принцесса была очень послушной и запрет покидать дом не нарушала, да и страж у ворот не позволял ей этого сделать. Видите ли, как только она подходила к зеленым вратам, тотчас металлическая дверная ручка в виде головы тигра превращалась в настоящего белого тигра, который подходил к принцессе и вежливо справлялся о ее самочувствии.

– Здравствуйте, принцесса. Как вы себя чувствуете? – тихим, но уверенным голосом спрашивал он. – Не правда ли, сегодня вечер, на удивление, светлый? Я бы даже сказал – дивный. Спешу заметить, дорогая моя, что сейчас самое лучшее время для вечерней прогулки. Не желаете ли вы составить мне компанию: пройтись со мной перед сном по столь чудной аллее из белых лилий.

– Спасибо, – вежливо отвечала принцесса, – но что-то сегодня не хочется, пожалуй, я прогуляюсь с вами в иной день.

Девочка понимала, что страж своим появлением любезно напоминает о запрете выходить за пределы волшебного сада. И каждый раз принцессе становилось так грустно, что она хотела плакать. Красивый белый тигр был не только самым лучшим стражем на земле, но и непревзойденным рассказчиком. Он умел успокоить девочку бархатным голосом и задушевными рассказами о разных удивительных мирах. Тигр знал так много историй, что каждый раз девочка, заслушавшись, сладко засыпала на его спине. Верный страж бережно относил принцессу в дом и укладывал спать в серебряную кроватку.

Так проходило много дней и ночей, и девочка было совсем потеряла надежду выйти из сада. Но однажды, в день, когда распустились красные пионы, к принцессе прилетел черный ворон и принес в клюве серебряный ключ от всех дверей, а также рассказал секрет того, как обойти стражу.

– Ка-а-а-р! Да-а-а-а-вно-о-о я наблюдаю за тобой, – растягивая каждое слово, сказал он. – Нет сил смотреть, как ты мучаешься здесь совсем одна, бедняжка. Подойди поближе, дитя мое, и я прокаркаю тебе на ушко секрет того, как обхитрить белого тигра. – Черный ворон поправил свой безупречный камзол и задрал голову так высоко, словно собирался произнести заклинание высочайшей королевской важности.

Девочка подошла поближе, и ворон открыл ей какой-то невероятный секрет, но сделал он это так тихо, что даже я ничего не расслышала.

– …И вот еще что! – торжественно воскликнул ворон. – Дарю тебе медный ключ ото всех дверей, но взамен пообещай мне, что поможешь тогда, когда я того попрошу.

– Хорошо, я буду рада, очень рада помочь тебе когда-нибудь. Спасибо! – произнесла принцесса, а ворон в знак прощания три раза прокаркал в сторону девочки и скрылся из виду.

В тот же вечер маленькая принцесса пришла к белому тигру и попросила рассказать сказку на ночь, но не одну, а много-много, иначе она совсем не сможет уснуть и будет плакать до самого восхода солнца. Делать было нечего, и белый тигр согласился рассказывать истории до самого рассвета. Очень уж его расстраивали детские слезы. Он долго сидел в обнимку с принцессой, рассказывая историю за историей, сказку за сказкой. На 125-й сказке тигр не выдержал и незаметно для себя уснул. А маленькой принцессе только это и нужно было. Она вынула из кармана платья медный ключ от всех дверей и открыла ворота.

Жители, которые не спали в то утро, были крайне взволнованы, увидев, что принцесса собирается выйти за пределы волшебного сада. Но так как они не умели громко кричать, не стоило и надеяться, что они смогут разбудить белого тигра, и тем более они не смогли отговорить упрямую принцессу от желания покинуть волшебный сад. Придворные дамы так горько плакали, что принцессе пришлось взять их с собой.

На прощание жители волшебного сада подарили девочке золотую диадему, которая защищала от зла. Она была красивая и блестящая, поэтому девочка с радостью ее примерила, но и удивилась тому, как такая вещь может пригодиться в пути …

 Что такое зло, принцесса еще не знала, потому что она никогда не встречалась с ним раньше. Придворные дамы и голубые бабочки расположились в центре диадемы, и девочка отправилась в путь.

 

БЕСКРАЙНЕЕ ПОЛЕ ПОДСОЛНУХОВ

Дорога была дальняя, поэтому принцесса заранее подготовилась еще днем – конфеты, печенье и маленькую баночку вишневого варенья она положила в карманы своего розового платья. Благодаря хорошему обзору с высоты яблоневого дерева она смогла составить точный план того, как найти дорогу к гигантскому полю подсолнухов. То было первое серьезное препятствие, не считая белого тигра, конечно. Оказавшись у цели, принцесса понятия не имела, как пройти через поле подсолнухов – оно выглядело таким бескрайним и совершенно непроходимым.

К своему удивлению, девочка обнаружила, что поле подсолнухов – не просто поле, а самый настоящий гигантский лес. Стволы подсолнухов были размером в двадцать локтей, и росли они так близко друг к другу, что пройти между ними было невозможно. Так как принцесса с самого рождения владела в совершенстве языком растений, она незамедлительно обратилась к лесу подсолнухов.

– Уважаемый лес, – сказала принцесса, – я прошла много дней и ночей, чтобы найти того, кто поет самую красивую песню на Земле. Не будете ли вы ты так любезны пропустить меня?

Подул ветер, и лес, будто очнувшись от долгого сна, ответил басом:

– Дитя, как смело с твоей стороны прийти к нам! Этот путь закрыт для людей. Ты можешь пройти только в том случае, если сумеешь добыть хоть одно наше подсолнечное семечко. Иначе возвращайся назад. И не смей приходить сюда больше никогда!

«Добыть подсолнечное семечко… Как же это трудно!» – подумала девочка. Подсолнухи были такими высокими, что доставали верхушками облака. Да и взобраться на подсолнух было довольно сложно, практически невозможно! Это тебе не белая яблоня, куда вскарабкаться проще простого. Несколько раз пыталась принцесса залезть на подсолнух, но так ничего и не вышло.

– Простите, но какие же вы толстые, скользкие и липкие, фу! – сокрушалась принцесса. Снова подул ветер, и девочке показалось, что подсолнухи тихо смеются над ней.

Намаявшись, принцесса упала на землю и заплакала.

– Никуда я не уйду! – пригрозила она лесу. – Вот увидишь, буду лежать здесь до скончания веков. И ты будешь виноват в том, что я умру!

– Прости, – зашелестел лес. – Но ничего не поделаешь, таков закон. Добудь подсолнечное семечко – и дело с концом.

Девочка промолчала. Она лежала и смотрела на бескрайнее синее небо, в окружении солнечных подсолнухов. Такие большие и счастливые, они задорно кивали, подмигивая и смеясь над ней: «Ну что, попробуй-ка, добудь семечко, добудь наше семечко! Ха-ха-ха!».

Очень обидно на это смотреть. Девочка было отвернулась, как вдруг увидела высоко в небе черную точку, которая опускалась все ниже и ниже, пока та не превратилась в черного ворона. Издалека не совсем было понятно, тот ли это был ворон, что ключ ей подарил, или другой. Но делать было нечего. Стала принцесса ворона звать, просить его о помощи, а взамен пообещала подарить ему все, что тот пожелает. Ворон недолго думал и спустился к принцессе:

– Хорошо, я помогу тебе во второй раз, милая принцесса. Но за это и ты поможешь мне, и не раз.

– Конечно, конечно! – воскликнула принцесса. – Сколько захочешь, только помоги мне, пожалуйста, добыть одно семечко.

Ворон взлетел вверх к самому высокому цветку подсолнуха и достал семечко размером с самую толстую книгу, которую только доводилось читать маленькой принцессе.

Девочка его поблагодарила и показала полю добытое семечко. Тогда поле велело принцессе съесть его.

– Но оно такое большое! Как же я смогу съесть его?

– Не съешь – не пройдешь, – ответил лес.

 Делать было нечего, пришлось кушать семечко, хоть и не была она голодна. Долго пришлось, дня два – не меньше. Когда девочка съела все до последней крошки, ей показалось, что стала она раз в десять храбрее и сильнее, чем раньше. Поблагодарила принцесса поле за вкусное семечко, а то в ответ наклонило к ее ногам самый крупный цветок и попросило взойти на него. Девочка встала на цветок, и тот поднял ее вверх к остальным цветам. Цветы склоняли головки к ногам девочки, и так шаг за шагом маленькая принцесса прошла гигантское поле подсолнухов и очутилась у берега Мертвого озера. И тут впервые в жизни маленькая принцесса поняла, что такое страх.

 

МЕРТВОЕ ОЗЕРО

– Ой-ой-ой! – закричали хором цветы и бабочки в диадеме принцессы. – Зачем вы сюда пришли, ваше высочество?! Вам не стоило этого делать. Это опасно, слишком опасно!

– Позвольте попросить вас незамедлительно вернуться домой, – сквозь слезы захныкали розы.

– Немедленно замолчите! – приказала принцесса. – Вам не стоит быть столь пугливыми. И зачем только я взяла вас с собой? Вы лишь мешаете. Да, здесь не так приятно, как я думала, но мы справимся, не правда ли?

– Да, ваше высочество. Но все же здесь страшно невыносимо!

И в этом они были правы. Место то было более чем странное: темное и холодное. Вокруг стояла зловещая тишина. Здесь не было ни птиц, ни зверей, ни растений. Казалось, солнце не проникало сюда. Небо было зеленовато-серым, как и само Мертвое озеро, а на земле повсюду рос чертополох. И озеро действительно выглядело мертвым. У его берега скопилось столько темной глины, что оно было похоже не на озеро, а на гигантское болото.

– Эй, здесь есть кто живой? – робко позвала принцесса.

Поначалу ответа не последовало. Девочка прокричала как можно громче еще раз, но вокруг стояла зловещая тишина.

– Эй, послушайте, я ищу того, кто поет самую прекрасную песню на Земле!

Стоило принцессе сказать об этом, как вдруг из глубин озера раздался тихий стон.

– Там кто-то есть, – радостно сказала девочка придворным дамам. Но те не ответили. Бедняжки совершенно потеряли дар речи от страха и почувствовали себя так плохо, что чуть не завяли.

– Мне кажется, что стон раздается из глубины Мертвого озера, – размышляла принцесса. – Как же мне туда добраться? Нет ни лодки, ни даже бревнышка!

– Дорогое озеро, уж не знаю, живое ты или мертвое, но сдается мне, раз уж ты не совсем исчезло, вероятно, все еще живое. Прошу тебя, помоги мне, пожалуйста. Я должна знать, кто там так громко стонет! Может, это и есть тот, кто поет самую прекрасную песню на Земле? Пожалуйста, очень тебя прошу, отзовись, помоги мне, – взмолилась принцесса.

И вдруг озеро зашевелилось: раздвинуло свои воды и заговорило.

– Приветствую тебя, смелая девочка. Вступай в мои воды, там ты найдешь того, кто тебе так нужен. Но помни: стоит только тебе проявить страх, как тотчас же берега мои сомкнутся, помочь я тебе уже ничем не смогу, – так сказало озеро, и воды его стали чернее черного.

– Хорошо, – ответила девочка, зажмурилась и сделала первый шаг.

– Нет, нет! Не делай этого! Ты погубишь себя! Погубишь всех нас! – в отчаянии закричали бабочки и взлетели вверх к небу от страха.

– Ах, боже мой, боже мой! Мы все умрем, и только бабочки спасутся! – зарыдали чайные розы. – Ну вот, они улетели! Ах, мы несчастные, какие же мы несчастные создания!

Но девочка не слушала ни бабочек, ни придворных дам. Она лишь приподняла подол своего красивого платья и смело пошла вперед. В глубине озера она увидела очертание чего-то громадного, похожего на высокую отвесную скалу, от которой исходило великолепное розовое свечение. Чем ближе подходила принцесса, тем ярче становился свет. И вдруг земля под ногами девочки задрожала. Большая розовая скала ожила и начала надвигаться прямо на нее, оказалось, что это была вовсе не скала, а гигантский розовый дракон.

– Кто ты? Как ты смогла найти меня? – возмущенно зарычал он.

– Я маленькая принцесса. Пришла к тебе из волшебного королевства, а все потому, что услышала твою песню. Я считаю, что это самая прекрасная песня на Земле!

– Ах, вот как! – удивился дракон. – Очень странно, что тебе нравится моя песня…  Обычно она никому не нравится. Мой голос пугает людей, поэтому все ушли прочь из этих мест, – и он грустно вздохнул. – Но раз уж ты пришла и тебе действительно нравится то, как я пою, ты должна найти способ мне помочь. Иначе я совсем умру здесь от тоски и печали.

– Что случилось, дорогой дракон? Почему ты – такой красивый и сильный – живешь в столь ужасном месте? – спросила девочка.

– Ах, принцесса, дело все вот в чем. Не по своей воле я здесь. Так произошло, что однажды в наши края пришла злая ведьма, которая хотела, чтобы я дружил с ней. Но она была такой злой и гадкой, что мне вовсе не хотелось дружить. Мой отказ сильно разозлил ее, и колдунья наложила на меня три проклятья: превратила Хрустальное озеро в Мертвое, заковала меня в цепи и превратила мой ангельский голос в самый печальный голос на Земле. А еще она отобрала у меня мое банджо! – тут дракон горько заплакал.

– Не печалься, дракон, я что-нибудь обязательно придумаю. Дай, посмотрю, что там за цепь – у тебя на шее.

Дракон наклонился – и девочка увидела огромный стальной замок.

– Да уж, будет непросто его открыть. Но, кажется, я знаю, что делать, – сказала принцесса и опустила руку в левый карман розового платья. Искать пришлось чуть дольше обычного, так как карман был полон всяких сладостей, но через минуту-другую принцесса достала медный ключик от всех дверей и приложила его к замку. Раз – поворот, два – поворот, и замок открылся.

– Вуаля! Ты на свободе, спасибо ворону за ключик! – победоносно воскликнула девочка.

– Я свободен! Ура! Я свободен! – кричал дракон от радости. – Как же приятно быть свободным! Я могу идти куда захочу! Могу летать, когда захочу! Спасибо. Спасибо тебе, волшебная девочка!

– Пожалуйста, но на самом деле это не я помогла тебе, а черный ворон. Вот кого нужно благодарить. Это он подарил мне ключ.

– С вороном я пока не знаком, зато ты даже представить себе не можешь, как мне хорошо. Ах, если бы ты только знала, как было чудесно здесь раньше. Это озеро было таким чистым и прозрачным, что небо в нем отражалось бескрайней бирюзой. Мудрые старики рассказывали, что с высоты птичьего полета выглядело оно так, словно это и не озеро вовсе, а глаз космического изумрудно-голубого дракона, моего прародителя, между прочим. Люди любили это место. Здесь они отдыхали, купались, а дети… ты бы только видела, как резвились дети! Ах, как я любил возиться с маленькими детьми. Читал им сказки, катал на своей могучей спине. А еще я был ослепительно прекрасен. Мое тело переливалось всеми цветами радуги: розовым, фиолетовым, золотым, изумрудным, голубым, пурпурным и желтым. А сейчас, посмотри, что-то сломалось. Остался только розовый. Эх, как жаль. Во мне была такая сила, которой нет сейчас. Стоило мне появиться в любом, даже самом гиблом, месте, как все вокруг оживало, расцветало, превращаясь в райский сад. Говорят, я был духом этого озера, его душой. И если человек чувствовал себя скверно, стоило мне только сыграть на банджо и спеть песню, как в душе у него зажигались звезды, становилось светло и радостно.

– Как же это чудесно, – вздохнула принцесса. А давай-ка мы с тобой пойдем и найдем эту злую ведьму! Проучим ее хорошенько, вернем твое банджо и твою радость.

– Пойдем, только я не знаю, куда идти, кроме того, вместе с радостью куда-то пропала вся моя смелость. Что же делать? Как быть? Мне стыдно признаться тебе в том, что я страшно боюсь неизвестности.

– Не бойся, мы справимся, – ответила принцесса. – Вот увидишь.

– Нет, я так не могу. Боюсь. И еще я голоден. А голод, знаешь, он хуже, чем страх. Чем голоднее, тем страшнее, вот. Мне стыдно и обидно оттого, что с голоду съел всю живность в озере. А это, поверь мне, совсем не вкусно! А я так люблю шоколадные конфеты и печенья, – расстроившись, дракон сел на землю и заплакал.

– Милая девочка, может, у тебя есть конфетка, ну хотя бы одна?! – закапризничал дракон.

– Ах, дорогой мой, конечно же, есть, потому что я – настоящая принцесса! Смотри, как много всего у меня! – девочка вывернула карманы, и оттуда посыпались шоколадные конфеты, печенье и малиновое варенье. И вдруг что-то, упав на землю, стало пищать и прыгать. Это были маленькие живые разноцветные зефирки: розовые, лимонные и лиловые. Они так смешно переворачивались с боку на бок, что дракон рассмеялся.

– Ха-ха-ха! Вот это да! И это все мне? – спросил дракон.

– Ну не все, конечно, это нам двоим. Подкрепись, может, наберешься сил, и страх твой улетучится. Но зефирки кушать нельзя! Они живые, кроме того, они – мои слуги и очень хорошие помощники.

Дракон положил в рот самую большую конфету и, причмокивая, сказал:

– Ах, как вкусно! Я думаю, ты не просто принцесса. Уверен в том, что ты – настоящая волшебница. Как же давно я не ел ничего подобного…

– Ну что, дракон, пойдем? – сказала принцесса, когда они съели последнюю каплю малинового варенья.

– А как же поспать? Я так не могу. После еды нужно расслабиться, отдохнуть, – лениво сказал дракон и разлегся на земле.

– Нет уж, дорогой, нужно идти. Да и озеро устало, смотри, как долго оно не смыкает свои берега. Все ради нас. Пойдем. Если не пойдешь, то я уйду без тебя, – твердо сказала девочка и побежала к берегу.

– А сладкое действительно страх прогоняет, – сказал дракон, нехотя поднялся и побрел за девочкой.

 

МРАЧНЫЙ ЛЕС

Девочка и дракон шли три дня и три ночи, к концу третьих суток они оказались в мрачному лесу, там, где, как говорят, живет злая ведьма. Место это было еще более зловещим и холодным, чем Мертвое озеро. Солнце никогда не заглядывало в то унылое место. Ели, сосны и даже могучие дубы были с самого рождения лишены здесь света, оттого росли они кривыми, корявыми и уродливыми. Их скрюченные ветви тянулись вверх, то ли угрожая чему-то неведомому, то ли безмолвно кричали о помощи.

Цветы в диадеме принцессы совсем сникли.

– Дорогая принцесса, у нас нет ни малейшего желания находиться здесь. Есть такое расхожее выражение: «Тот, кто ходит в мрачный лес, никогда не возвращается прежним». Неужели вы хотите, чтобы все мы пропали или нас превратили в чудовища? – строго сказали придворные дамы.

– Ну что ж, трусишки, – ответила принцесса, – если так угодно, то я могу запросто оставить вас вон там, под тем старым дубом. Вернусь за вами, когда мы с драконом расправимся со злой ведьмой.

– Ах, нет, что вы, что вы! – воскликнули придворные дамы. – Уж лучше мы будем с вами, чем там, во мраке одиночества.

– Хорошо, тогда убедительно прошу вас впредь помалкивать! – строго сказала принцесса. – У нас с драконом еще много дел. Правда, дракон? – спросила принцесса с несвойственной ей доселе твердостью.

– Я бы, право, остался там, где ты и предложила, под тем самым деревом, – пробурчал дракон. – У меня и печеньки еще кое-какие остались. Честное слово, мне не будет скучно.

– Вот это да, – разочаровано вздохнула девочка, пожав плечами. – Как хочешь… – И она шагнула в темноту мрачного леса.

– Смотри, дракон! – крикнула принцесса из темноты. – Кажется, это маленькая деревня, а может, и город. Я вижу каменные дома.

Как оказалось, то был не город вовсе, а древнее заброшенное кладбище. Оно было большим и злобным, темным и суровым, словно Черное море, а потому его легко можно было принять за город, город мертвых.

– Я уверен, – шепотом сказал дракон, – что где-то здесь живет старая ведьма. Только как нам ее найти?

– Будем идти вперед! – уверенно сказала девочка.

Шли они, шли, а кладбище все не заканчивалось, впереди не было видно никакой ведьмы.

– Ух, я устала, – сказала девочка и села под серой статуей плачущего ангела. – Слушай, дракон, а может, мы полетим, летать-то ты умеешь?..

– Видишь ли, – сказал дракон, печально опустив голову и сложив крылья, – летать я умел до заклятия. А сейчас, к сожалению, мои крылья совершено бесполезны. Если я упаду с самой высокой скалы, то первым, что потянет меня вниз, будут крылья.

– Как жаль, – вздохнула принцесса. – Мне кажется, я больше не могу сделать ни шагу. И глаза мои словно сами собой закрываются. Так хочется сп-а-а-ать!.. – Принцесса глубоко зевнула, легла на землю и уснула. Розовый дракон заботливо приподнял девочку, положил себе на грудь, обнял и тоже заснул.

Не успели друзья как следует уснуть, как над девочкой прозвучало грозное: «Кар-р, к-а-а-а-р-р! Просыпайся, глупое дитя! Просыпайся!»

 – Что такое? Что случилось? – устало потирая глаза, сказала маленькая принцесса. – Где я?

– В царстве злой ведьмы, дорогуша. Неужели вы думаете, что она встретит вас ласково? Скорее подарит вам поцелуй смерти! Если бы вы сейчас уснули, то навсегда! Этот старый город мертвых выделяет ядовитые вещества, которые затуманивают разум и отнимают жизнь. Вставайте. Нужно уходить отсюда, немедленно!

Девочка и дракон поспешили за вороном. Выйдя из мрачного леса, ворон сказал:

– А теперь слушай меня, дитя мое, я помог тебе трижды. Так что ты у меня в долгу. Я хочу, чтобы ты выполнила мое желание. И сделать это нужно быстро, без лишних вопросов и колебаний.

– Хорошо, – сказала девочка. – Что мне нужно сделать?

– Ты должна пойти вон той дорогой, которая спускается в Пещеру Тьмы и ведет в Долину Смерти. Там, в сердце долины, ты найдешь самую ценную жемчужину на Земле – настоящее сокровище. Но это произойдет только в том случае, если ты дойдешь до конца. Без этого сокровища даже не вздумай возвращаться!

– Какой же вы злой и жестокий! – возмутились придворные дамы. – Посылаете маленькую девочку на верную гибель. Мы с самого начала знали, что знакомство с вами к добру не приведет.

– Идемте, – твердо сказала принцесса.

– Дракон, ты со мной?

– Ах, да, – сказал дракон, замешкавшись. – Иду, дорогая, иду. Только вот фантик аккуратно сложу, а то совсем помялся. – Видно было, что дракону страшно, он не хочет никуда идти.

– Дракон, у меня нет времени! – разозлилась принцесса.

– Иду, иду… – сказал дракон и последовал за маленькой принцессой.

 – Когда же это все закончится! – сокрушались придворные дамы.

Черный ворон поправил черный камзол, вынул из правого кармана носовой платок, а из левого свой старый монокль, протер его и, надев, долго провожал цепким взором две удаляющиеся фигуры. Как только дракон и принцесса скрылись за горизонтом, ворон взлетел и исчез в глубине мрачного леса.

 

ПЕЩЕРА ТЬМЫ

Долго шли девочка и дракон, к вечеру второго дня наконец-то подошли они к большой скале. Укрытый в расселине вход в скалу, ведущий в Пещеру Тьмы, был завален камнями, но с этим небольшим препятствием легко справился дракон.

– Ну, хоть что-то полезное сделал на сегодня, – сказал дракон, отряхивая лапы от грязи и пыли. – Прошу вас, дамы. Дам всегда следует пропускать вперед, дабы тебя самого не съели, – сказал он, хитро улыбаясь, и попытался сделать реверанс, который получился не очень изящным.

Ответа не последовало. Маленькая принцесса всю дорогу не проронила ни слова. Ее прекрасное розовое платье так сильно истрепалось в дороге, что скорее походило на платье нищенки, чем на одеяние прекрасной принцессы. Цветы в золотой короне покрылись большим слоем пыли, бедняжкам совсем нечем было дышать.

– Как же хочется пить. Мы умираем, дорогая, да, да, мы умираем. Ах, похороните нас в Долине Смерти, – плакали придворные дамы. – Как же хорошо нам было в волшебном саду!

Маленькая принцесса ничего не ответила, решительно и молча она вошла в Пещеру Тьмы.

Дорога внутри пещеры была широкой и ровной, словно по ней веками ходили люди. Чем дальше шли они в глубь пещеры, тем темнее становилось. Но вдруг стало так темно, что невозможно было идти дальше.

– Что же нам делать? – призадумалась принцесса. – Жаль, что нет у нас огня. Постой, дракон, когда я встретила тебя там, в озере, я помню, как ты светился. Почему ты не светишься сейчас? Это бы нам очень помогло.

– Видишь ли, я могу светиться только при двух обстоятельствах: когда мне грустно или радостно. А сейчас мне ни грустно, ни радостно, скорее я устал и мне страшно.

– Но что же может тебя развеселить или опечалить?

– Не знаю… Конфеты радуют, дети, да и вообще, когда хорошо, я всегда свечусь. А печаль – она и есть печаль.

– Ну что ж, давай устроим привал, отдохнем и подумаем, как мне тебя опечалить или порадовать.

– Придворные дамы, а вы знаете какую-нибудь хорошую шутку, может, у вас получится развеселить дракона? – спросила принцесса.

– Позвольте отметить, что шутки не входят в спектр наших обязанностей! Это скорее область специализации шута – Лысого Кролика, но никак не наша, – возмутились придворные дамы.

– Лысый Кролик! – захохотал дракон. – Лысый Кролик, ну надо же! И такое бывает. Лысый Кролик! Вот умора! Я должен с ним познакомиться! Ха-ха-ха, вот умора! – дракон покатывался от смеха и все никак не мог остановиться.

– Получается, получается! Дракон, ты светишься! Молодец! – воскликнула принцесса, захлопав в ладоши от радости.

Дракон действительно светился и переливался всеми цветами радуги.

– Что правда, то правда! Я свечусь! Пойдем скорее, дорогая моя, пойдем!

Но не успели они пройти и ста шагов, как дракон перестал светиться.

– Да что же это такое! – воскликнула девочка. – Неужели мы так и останемся здесь, в темноте? Я хочу домой, в волшебный сад, к маме и папе. Но нужно идти! Я должна найти то сокровище, что обещала ворону!

 Впервые маленькая принцесса горько заплакала.

– Что же нам делать? Как же мне тебя утешить? – сокрушался дракон.

– Ой, давайте постоим в темноте. Кажется, я что-то чувствую, что-то поднимается из моего нутра. Что-то большое и прекрасное, как солнце. – И, постояв минутку с закрытыми глазами, розовый дракон опустился на землю, обнял принцессу, заплакал и запел самую прекрасную песню на Земле:

 

У темного озера, в холодной воде

Странные звезды рождают во тьме

Тени забытой земли.

 

Покинутый всеми, один в тишине,

Закован я в цепи, не вырваться мне.

Я пленник черной земли.

 

Душа моя – бездна, голос мой тих,

На этом кончается скорбный мой стих.

Я пленник забытой земли.

Я пленник забытой земли.

 

Закончив песню, дракон засветился всеми цветами радуги. Маленькая принцесса смахнула слезы и не могла оторвать глаз от той красоты, что разливалась вокруг. Свет озарил пещеру, оказалось, что она сплошь состоит из хрусталя.

– Как красиво, – сквозь слезы сказала девочка. – Теперь я могу идти дальше. Твоя песня, дракон, придает мне сил. Пойдем, если можешь, пой, пожалуйста, пой.

А дракон словно и не слышал ничего, он был полностью погружен в самую прекрасную песню на земле. Так они и шли, пока не дошли до Пещерного Озера.

– Кажется, все, – сказал дракон. – Я устал и больше не могу петь. Мы сможем пройти через озеро, но будет очень темно, так как мне нужно отдохнуть.

Дракон посадил маленькую принцессу себе на спину, и они поплыли в полной темноте. Вдруг, словно из ниоткуда, появились крошечные точки света, они стали приближаться к путникам все быстрее и быстрее, вокруг стало светло.

– Смотрите, смотрите! – крикнула маленькая принцесса. – Это светляки, а с ними и наши королевские бабочки!

– Ах! – захлопали в ладоши чайные розы. – Как мы скучали, как хорошо, что вы не бросили нас!

Королевские бабочки оказались на редкость сообразительными особами. Они не только нашли принцессу, но и принесли с собой мешочек дождевой воды для цветов, которые могли вот-вот погибнуть.

– В темном лесу мы нашли семейство светляков, которое отважилось отправиться с нами, чтобы помочь вам. Знайте, принцесса, вы ввязались в очень трудное дело, – сказала главная королевская бабочка. – По нашим сведениям, черный ворон – враг, он служит злой ведьме. И вероятно то, что он решил погубить вас здесь. Эта пещера – не просто пещера. Та дорога, по которой вы шли, – это дорога мертвых. Если бы ваши глаза могли видеть, то вы бы знали правду. Но так как все вы просто смертные, то вы их не видите. Итак, здесь полно умерших. Они повсюду. И идут они дорогой мертвых в Долину Смерти.

– Но здесь нет никого, тихо, как в церкви, когда нет прихожан, – шепотом сказала принцесса.

– Наш мир отделяет тонкая грань, за которой – иной, и они не пересекаются, оба мира невидимы друг для друга, – сказала королевская бабочка. – За этим озером открывается проход в Долину Смерти. Тот мертвый, который проходит сквозь него, больше не возвращается в мир живых в прежнем обличье.

– А как это… в прежнем обличье? Можно вернуться кем-то другим? – удивленно спросил дракон.

– Мы не знаем этого, – хором ответили светляки, – никто не знает.

– Ну что ж, – решительно и грустно произнесла принцесса. – Я решила следующее: в Долину Смерти пойду одна, а корону передам дракону. Ждите меня здесь.

– Нет, нет! – взмолились чайные розы. – Мы не можем покинуть вас, ваше высочество. Что скажут ваши мама и папа?! Кроме того, королевскую корону нельзя отдавать кому попало. Жители города поручили нам охранять вас и всячески помогать вам.

– Ах, это я – кому попало! – обиделся дракон. – И чем вы вообще можете быть полезны принцессе? Я могу и через озеро пронести, и камни разгребаю, и свечусь тут, как самая яркая елочная игрушка. Кому попало?! Вы – глупые, бездарные создания! Я иду с принцессой!

– Постойте, пожалуйста, не стоит браниться и обижать друг друга, – сказала принцесса. – Я благодарна каждому из вас. Все вы – настоящие друзья. И спасибо вам за это. Хорошо, в Долину Смерти пойдем все вместе.

 

ДОЛИНА СМЕРТИ

Когда закончилось Пещерное Озеро, ступив на берег, дракон обнаружил, что не может идти дальше, так как путь преградила высоченная непреодолимая стена, которая протянулась на многие километры. Она была настолько велика, что не было ей ни конца ни краю.

– Что дальше? – спросил дракон. – И где же этот злополучный проход в мир иной?

– Не знаем, – ответили светляки, – но старики нам рассказывали, будто бы проход появляется сам собой перед тем смертным, которому дозволено войти. Кажется, вы просто должны приложить свою ладонь.

Дракон приложил свою верхнюю лапу, но ничего не произошло. Однако стоило сидевшей на его спине принцессе протянуть ладошку, как тотчас же на стене появились горящие буквы скифского алфавита. Лишь принцесса могла прочитать то, что там было написано, – помните, ведь она знала не только язык цветов и животных, но и многие древние языки.

«Оставь надежду, всяк сюда входящий», – прочитала она.

Как только принцесса произнесла заклинание, которое, видимо, и было паролем для входа, перед ней, словно из ниоткуда, появилась точно такая же дверь, как и дверь родного волшебного сада.

– Смотрите, милые мои! Это же наша дверь. Дверь в чудесный сад. Все хорошо, мы в безопасности! – ликовала она.

– Но дверь такая маленькая. Я не смогу туда войти, – послышался тихий голос дракона. – Мне придется остаться здесь и ждать вас, принцесса.

– Не расстраивайся, дракон, – сказала девочка, – я обязательно вернусь, вот увидишь. Я смогла освободить тебя, значит, и здесь мне повезет, ведь я – это я! – И она повернула тяжелую металлическую ручку двери волшебного сада. Дверь открылась и, как только принцесса вошла внутрь, тотчас же с грохотом захлопнулась, все вокруг погрузилось в кромешную тьму.

– Что это? Как быть дальше? – принцессе показалось, что она не слышит собственного голоса. Он стал словно чужим и раздавался еле слышно, как будто из такого далека, что его мог уловить только тот, кто обладает совершенным слухом.

– Принцесса, кажется, мы умираем, – раздался едва уловимый голос чайных роз, скорее похожий на бульканье, чем на прежнее мелодичное сопрано.

– Темнота не только вокруг меня, – сказала сама себе принцесса. – Странно, но у меня такое ощущение, что темнота – это живое существо, которое проникает внутрь меня. Наполняет всю меня, становится тяжело дышать. Кажется, я больше не могу стоять. Мне нужно прилечь… – и девочка легла на землю, хотя то, что было под ногами, трудно было назвать землей.

– У меня такое странное ощущение, что я и не лежу, и не стою. Как будто я нигде и всюду. Даже не знаю: открыты ли у меня глаза или они закрыты, – удивленно произнесла принцесса.

Девочка то открывала, то закрывала глаза, но это было совершенно бессмысленно, потому что кругом только тьма – и больше ничего.

Точно неизвестно, как долго лежала или стояла принцесса в этой черноте. Но пока она находилась там, не было ни страха, ни боли, ни даже мыслей. И вдруг, лежа в огромной всепоглощающей пустоте, принцесса увидела, как сверху над ней распускаются красные розы, одна за другой они, появляясь из ниоткуда и, как по волшебству, танцуя, соединялись в удивительный узор.

– Как красиво, словно смотришь в калейдоскоп… – задумчиво протянула принцесса. – Хотелось бы мне знать, я вижу эти розы открытыми или закрытыми глазами?

Вне всякого сомнения, то был вполне резонный вопрос, потому что за то время, что принцесса находилась в темноте, исчезло ощущение времени и тела – рук, ног и даже глаз.

– Такое странное чувство, будто бы существую, но и не существую. Есть только мысль, и за ней я и наблюдаю.

 И только розы, которые все еще вспыхивали и вспыхивали где-то вдали, говорили о том, что принцесса что-то видела.

– Ах, если я вижу, пусть даже и не глазами, – решила принцесса, – это значит, что я все еще жива!

Когда она это осознала, то вновь начала чувствовать тело. Розы во тьме все цвели и цвели. Теперь появлялись не только красные, но и темно-синие, фиолетовые и даже золотые. И вот где-то там, наверху, возникла ярко-белая роза, она распускалась очень медленно, вдруг вместе с ней ворвался такой сильный поток света, что он ослепил принцессу. Словно защищаясь, девочка зажмурилась, руки ее прикрыли глаза.

– Ну вот, теперь по-настоящему страшно! Страшно открыть глаза.

Но делать было нечего, принцесса медленно стала их открывать. И чем больше она смотрела на свет, тем быстрее проходила боль, ей даже показалось, будто она что-то видит, пусть и не так четко, как ей хотелось бы, но видит!

Впереди простиралось бескрайнее поле, сплошь покрытое чем-то странным – ярким и живым. Оно колыхалось, словно огромное оранжевое желе. Поначалу невозможно было понять, что это. Поле шевелилось, то поднимаясь, то опускаясь, словно волны океана, но то был не океан, то было бескрайнее поле цветов, сплошь покрытое бабочками, которых оказалось так много, что они словно образовывали бесшовное полотно. Бирюзовое небо сияло запредельной красотой.

– Вот это да, а я думала, здесь будет страшно: могилы, черепа, восставшие из мертвых… А тут такая неописуемая красота, – размышляла принцесса.

– Без смелости нет волшебства, – мягкий голос шепнул за спиной у девочки. Принцесса повернулась и вздрогнула. Перед ней стоял высокий элегантный мертвец. Вернее, скелет.

– Позвольте представиться, я – элегантный скелет, кажется, именно так про себя вы подумали обо мне, – сказал он и снял перед девочкой шляпу. – Не удивляйтесь, в этом волшебном месте все мысли умерших доступны нам для обозрения. Все, что здесь, – иллюзия, которая поддается любой трансформации.

– Как это… Неужели я умерла? Не совсем понимаю… Знаете, я учусь только в третьем классе, но на следующий год уже буду в четвертом. И мне неизвестно ничего о том, о чем вы говорите, – сказала принцесса.

– О, вы – особый случай, для вас было сделано исключение, поверьте мне, это не так уж и важно: живы вы или мертвы. Главное здесь – это как вы видите. Скажите, не правда ли, я прекрасен для вас? На мне такой красивый и, как точно подмечено вами, элегантный костюм из темно-бордового византийского бархата. И одет я с иголочки, поэтому на мне в дополнение к костюму еще и белоснежный воротничок, фиолетовый галстук в красный горошек и еще мои любимые замшевые перчатки. Вполне достойно, не правда ли? Мне нравится то, как вы меня видите, вы совсем не боитесь. Как же это романтично, в духе Эдгара Аллана По или Алистера Кроули.

– Кого-кого? – смущенно произнесла принцесса.

– Я же говорю, не важно. Главное, что мне нравится. Меня радует то, как вы видите. Ах, милочка, неужели вы все еще думаете, что сможете наслаждаться этим миром тем бездарным человеческим взором, который вы оставили за пределами той самой двери? Нет, дорогая, ни в коем случае, здесь он бесполезен, как бесполезны все человеческие привязанности. Этот мир иной. Да, прошу вас взглянуть на то, какое чудесное на вас сейчас платье.

Принцесса окинула себя взглядом и увидела, что на ней великолепное нежно-голубое платье, именно такое, какое в волшебном саду просили ее надеть королевские бабочки.

– Вы прелестно выглядите, принцесса, – сказали подлетевшие королевские бабочки.

Девочка сняла с головы корону и увидела, что она все так же сияла золотом, цветы были целы и невредимы.

– Милочка, чувствуете ли вы какой здесь чудесный воздух? Лавандовый аромат… – мелодично протянули чайные розы.

– Вы привели друзей в чудесное место, – сказал элегантный скелет и вынул из петли красную розу.

– Я привела?.. – озадаченно протянула принцесса.

– Да, именно вы. У каждого человека своя дверь. Она ведет его в тот мир, который он сам рисует еще при жизни. Все возможно силой вашего разума, моя дорогая. Ваше сердце привело вас сюда. А ведь могло быть намного хуже.

– Как хуже?

– Ну, к примеру, некоторым беднягам совсем не везет оттого, что никогда они не пользовались ни зовом сердца, ни внутренним взором. Блуждают, бедняжки, как слепые котятки, полумертвые, полуживые. А здесь, если ничего не предпринять там, будет и того хуже. Но я не стану вас томить столь мрачными замечаниями. Вам следует знать только одно: этот мир – мир трансформации. И раз уж вы здесь, то вы никогда не будете прежней. А пока, думаю, за вашу отвагу вы достойны подарка, – скелет взмахнул рукой и словно из ниоткуда выхватил красную розу. – Прошу вас принять от меня эту великолепную красную розу, уверен, что она станет достойным украшением в цветнике вашей короны. – Сказав так, скелет протянул цветок девочке.

– Спасибо, – поблагодарила принцесса. – А как же быть дальше? В Долине Смерти я должна найти самое ценное сокровище.

– Все, что нужно, вы уже нашли, оно при вас, – сказал скелет. – Ах, да, – он засуетился, – позвольте преподнести вам еще один подарок. На прощанье, так сказать… – Скелет опустил руку в крайний правый карман бархатного пиджака и достал оттуда маленькую золотую вещицу.

– Что это? – спросила девочка.

– Это варган, дорогая, однажды он вам сослужит очень хорошую службу, если вы сыграете на нем всем сердцем, возможно, даже дуэтом с моим старым другом – черным вороном.

– Как, вы знакомы с черным вороном? – удивилась принцесса. – Он здесь тоже был?

– А как же, и не раз! Сюда попадают только самые смелые и, немаловажно отметить, мудрые волшебники. Без смелости нет волшебства.

– Как все удивительно и странно… – прошептала принцесса и положила варган в правый карман голубого платья.

– Ну что ж, вам, пожалуй, пора. – После этих слов перед ним тотчас возникла белая дверь.

– Как быстро, а я хотела о многом спросить, – сказала принцесса.

– Еще успеете, я уверен, что мы с вами обязательно встретимся в будущем. И не раз. До свидания, милая принцесса, до свидания! – прокричал на прощанье элегантный скелет.

– До свидания! – крикнула принцесса. – И спасибо вам за столь щедрый прием и подарки, – прошептала девочка, исчезая в проеме белоснежной двери.

 

НА ПУТИ К ЗЛОЙ ВЕДЬМЕ

– Наконец-то! Как же долго я ждал вас, принцесса! Здесь даже не с кем было поговорить, – расчувствовавшись, дракон обнял девочку. – Ах, дорогая, я остался совершенно один. Все светляки куда-то улетели. И мне пришлось самому себя развлекать: я и пел, и спал, а потом совсем не мог сомкнуть глаз.

– Слушай, дракон, а давно меня здесь не было? – спросила девочка.

– Даже не знаю, но, видимо, очень долго, не менее трех ночей – это точно! А может, и дольше. Поверить не могу, так хорошо я не спал со времен падения Скифской стены.

– Вот это да, а мне казалось, что прошло всего лишь мгновение!

– Ой, а что это у вас за спиной, принцесса? – сказал дракон с восхищением. – Глаз не отведешь, как красиво.

 – А, ты о платье – милое, правда?

– Да нет же, нет, я не о нем. Что у вас за спиной, принцесса?! Это просто чудо какое-то!

 – Что там, дракон, я не понимаю, о чем ты говоришь?

– Принцесса, у вас крылья, самые настоящие крылья за спиной! Как у ангела, розово-голубые, они светятся. Где вы их взяли, снимите-ка их, пожалуйста, я хочу взглянуть, из чего они сделаны.

 – Я не могу их снять, дракон. Кажется, они есть часть моей трансформации, о которой говорил скелет, – задумчиво произнесла принцесса.

 – Часть чего? Кто говорил? Скелет? – дракон от удивления присел на землю.

– Это очень долгая история. Понимаешь, трансформация – это когда ты меняешься и не можешь быть такой, как прежде. Помнишь, светляки говорили, что каждый, кто входит в Долину Смерти, не возвращается назад таким, как прежде. Выходит, крылья – это часть моей трансформации. Дракон, так кто же я теперь?

 – Ангел?.. Хм… Может быть, вы умерли, принцесса, и стали ангелом? – чуть не плача, сказал дракон.

– Не знаю, право, я в замешательстве, я не знаю… – задумалась принцесса. – Дракон, а отчего здесь так светло? Ты же сказал, что светляки все улетели.

– Так это вы светитесь, принцесса! Вернее, ваши крылья, они переливаются всеми цветами радуги, почти как я в радости и печали.

– Вот это да! Надо теперь учиться жить заново. А как я выгляжу, дракон? Изменилась?

– На мой взгляд, не сильно изменились, может, немного. Но вы красивая, как и прежде, не переживайте. А с этими крыльями вообще – богиня! А что было? Что произошло за той дверью?

– Пойдем, дракон, – поспешно сказала девочка, – мы должны выйти отсюда и найти черного ворона, он поможет обнаружить злую ведьму. По дороге я тебе все и расскажу.

– Как мы найдем черного ворона? – возмутился было дракон. – Этот негодяй смерти вашей хотел, да и моей, наверное, тоже.

– Все не так просто, как кажется. Пойдем, дракон. Доверься мне. Хорошо? – как взрослая, сказала принцесса.

Делать было нечего, и дракон последовал за девочкой, которая теперь, казалось, не просто шла, а летела.

Выйти из Пещеры Тьмы после всех приключений было делом нетрудным. Не прошло и часа, как друзья оказались на открытом пространстве. Так же быстро они пришли к Мертвому лесу.

 – Нужно выйти к кладбищу и пройти как можно дальше, в самую глубь. Уверена, именно там мы найдем злую ведьму. У меня такое чувство, что я вижу ее.

– Ого, – сказал дракон, – какая уверенность. Ну, хорошо, поспешим. Кстати, попробуй взлететь, ведь у тебя теперь есть крылья.

– Ах, да, но прежде я никогда не летала. А как это делается, дракон? Ты помнишь?

– Да очень просто: разбегаешься, прыгаешь и взмахиваешь крыльями.

– А как махать? Я их вообще не чувствую, – с досадой сказала принцесса.

– Нужно использовать воображение. Представь, что у тебя за спиной крылья, ты двигаешь ими силой мысли.

– Ну, хорошо, раз, два, три!

 Девочка побежала, подпрыгнула, и, о чудо, крылья расправились сами собой и подняли принцессу над землей.

– Получилось, получилось! – захлопал лапами дракон.

– Чудесно, чудесно! – вторили ему чайные розы.

– Дракон, догоняй! – прокричала девочка и скрылась в чаще Мертвого леса.

 

ЗЛАЯ ВЕДЬМА

Девочке показалось, что они с драконом прошли все кладбище вдоль и поперек, но злой ведьмы так и не смогли найти.

– А здесь по-своему мило, хоть и мрачно, – заметил дракон. – Мне очень нравятся статуи. Они так изысканно сделаны, мрачновато, конечно, но все же.

– Стой, дракон, помолчи, пожалуйста, кажется, я что-то слышу, – сказала девочка и остановилась у сосны, сплошь покрытой паутиной.

– Ой, паук, паук! – вскрикнули придворные дамы.

– Тише, говорю же вам, кажется, там кто-то поет.

– Я ничего не слышу, – сказал дракон.

– Правда, у меня идеальный слух. Кто-то поет песню. Она, между прочим, неплохая, не такая хорошая, как твоя, дракон, но все же. Пойдемте за мной, только идите очень тихо и осторожно. И тсс! Молчите, идем на цыпочках.

Дракон пытался шагать как можно тише, но лапы его были такие большие и толстые, что то и дело под ними что-то хрустело или ломалось.

– Как жаль, что ты разучился летать, – заметила девочка.

Дракон только пожал плечами и прислушался, действительно, доносилась песня. Голос поющего ему даже понравился. И вот, после того как они прошли мимо десятой надгробной плиты, он увидели того, кто поет эту песню. Этот некто сидел к ним спиной, прислонившись к мраморной статуе. Длинные серебристо-белые волосы волнами струились до самого пола. На спине у певца сидел черный ворон.

– Это злая ведьма, – шепнул дракон принцессе.

 – Тихо, – сказала принцесса, – пусть допоет: неприлично прерывать, когда поют.

– Ка-а-ар-р! – неожиданно прокричал черный ворон, злая ведьма обернулась.

Маленькая принцесса и дракон замерли. Злая ведьма поднялась с надгробной плиты и встала во весь рост. Это была невысокая худощавая девочка, все тело которой было расписано удивительными рисунками: золотые птицы порхали в райском саду среди единорогов, роз и пылающих пионов. Серебристые волосы злой ведьмы были украшены мертвыми цветами и чертополохом. Вместо тиары ее голову украшал череп молодого оленя.

– Зачем вы явились сюда? – спросила злая ведьма тонким, как звон хрусталя, голосом.

– Мы пришли вернуть то, что принадлежит дракону по праву: его банджо, голос и право летать! – уверенно заявила принцесса, сжав кулаки, словно готовясь к битве.

– Ах, вот оно что! – возмутилась ведьма. – Так это ты – та гадкая девчонка, которая имела наглость расколдовать это глупое, толстое и трусливое животное!

– Как ты смеешь! – возмутился дракон. – Я сейчас подойду и раздавлю тебя.

– Давай, попробуй, – рассмеялась злая ведьма, – догони. Помнится, я предложила тебе дружбу, но ты струсил! Ха-ха-ха! Ах, да, летать-то мы не умеем! – Сказав это, злая ведьма захохотала так сильно, что кроны сосен зашевелились. Ведьма подняла руки вверх и взлетела так высоко в небо, что дракон и принцесса потеряли ее из виду.

– Н-да, – вздохнула принцесса. – Делом это будет непростым. Слушай, дракон, она такая невоспитанная! Мы должны ее проучить. Разве так предлагают дружбу?

– А ну вернись, невоспитанная девчонка! – прокричала принцесса. – Ты хотела дружить?! Разве так предлагают дружбу приличные люди?!

– Как хочу, так и предлагаю, – раздался шепот у правого уха принцессы. Злая ведьма появилась неизвестно откуда.

– Вот захочу – и превращу тебя в жабу или, еще лучше, в слизняка. А тебя, розовый поросенок, – в зеленого головастика. Посмотрим, куда денется вся ваша смелость!

Злая ведьма вновь рассмеялась, а принцесса в ответ расправила крылья и, нахмурив брови, грозно прокричала:

– Стой, где стоишь, и молчи!

 В ту же самую минуту злая ведьма встала, как вкопанная, и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.

– Что ты наделала! Что ты со мной сделала! Ты злая, убогая девчонка, убирайся отсюда! Я всего лишь хотела дружить, понимаешь, поиграть – и все!

– Повторяю еще раз: стой, где стоишь, и молчи! – сказала принцесса. Злая ведьма больше не могла говорить.

– Ох, как же это было противно и утомительно, – зевнула принцесса. – У нас много времени, не правда ли, друзья мои, – сказав это, принцесса присела на самый изящный камень, прохожий на трон королевы. – Мы слишком долго шли сюда, чтобы отступать, не правда ли? А сейчас, пожалуй, присядем и немного подкрепимся, – принцесса взмахнула рукой, и перед ней появился большой дубовый стол королевского масштаба.

– Ах, – залились восторгом цветы в короне. – Ваше высочество, ваше высочество, у вас получается, у вас все прекрасно получается!

– Что происходит? – озадаченно спросил дракон. – Откуда вы все это умеете, принцесса?

– Видите ли, дракон, мой папа простой смертный, хоть и король, но мама – волшебница. Она с детства многому меня учила. Однако, к сожалению, как говорили, у меня не было врожденных способностей. Как мама ни старалась, у меня ничего не получалось. Я переняла способности отца к управлению, а вот волшебство мне никак не давалось, – вздохнула принцесса. – Мама была уверена, что расстраиваться по этому поводу не стоит, нужно лишь продолжать практиковаться: «Настанет день, – говорила она, – и все получится». Видимо, этот день настал сегодня, – принцесса, взмахнув рукой, материализовала целую груду конфет и арахисового печенья.

– Не желаете ли чаю? – обратилась она к дракону, в правой руке девочки появился фарфоровый чайник, а в другой – фарфоровые чашки. – Прошу всех к столу! – по-королевски величественно скомандовала принцесса. – Уважаемый черный ворон, это и вас касается, – сказала она, обращаясь к птице.

Черный ворон поправил свой блестящий камзол и сел за стол.

– Ах, как давно я ничего не ел, – сказал дракон, отправляя в рот очередную шоколадку. – Как жаль, что вы не колдовали раньше, принцесса, я бы успел заказать целый ящик конфет. Позвольте попросить вас, вы могли бы наколдовать еще и баночку соснового варенья, пожалуйста, а может, и две?

– С удовольствием! – воскликнула принцесса, взмахнула рукой – и на столе появилась большая банка варенья.

– И что же дальше? – спросил ворон, который, казалось, был мрачнее, чем обычно.

– Я думаю, вы лучше меня знаете, что делать дальше, любезный, – ответила девочка. – Ведь именно вы привели меня сюда, не так ли? А теперь давайте выпьем чаю, и вы нам все расскажете, желательно, детально, не упуская никаких подробностей, – сказала принцесса и преподнесла ворону чашку, наполненную ароматным чаем.

 

ДАРЫ ДОЛИНЫ СМЕРТИ

– Я хочу, чтобы вы знали, – сказал ворон, начиная свой рассказ. – Я живу здесь с Ани с самого ее рождения. На первый взгляд может показаться, что она злая и жестокая. Но я знаю, какая она на самом деле славная. И хотел бы, чтобы вы подружились с ней.

– Еще чего, – сказал дракон, допивая десятую чашку чая и разглядывая сто пятый фантик шоколадной конфеты. – После всего, что эта негодяйка сделала, у меня нет ни малейшего желания с ней дружить.

– Ани – сирота, – продолжал черный ворон. – Ее родители погибли при странных и весьма загадочных обстоятельствах. В то время я служил дворецким у старой ведьмы.

Ах, я как сейчас помню тот пасмурный день, когда старуха принесла кроху в это ужасное место. Она была такой маленькой и красивой – истинный ангел. С девочкой плохо обращались. Старуха воспитывала Ани в строгости, если не сказать в жестокости. Мой ангел доброго слова не знал с рождения. Знаете, отчего у Ани седые волосы?

Мне даже трудно и больно об этом вспоминать. Когда малышка начала ходить, старая ведьма решила научить Ани летать. Она принесла ребенка к вершине самой высокой скалы и сбросила ее вниз со словами: «Чужое отродье, ты либо научишься летать и станешь добывать мне еду, либо, разбившись о скалы, перестанешь быть обузой для меня!» Боже мой, это было так страшно! Я последовал вниз за ребенком, не надеясь больше увидеть Ани живой. Но эта девочка такая талантливая! Понимаете, произошло настоящее чудо. Ани в считанные секунды обучилась искусству левитации. Но от страха ее волосы превратились в серебро. Ах, если бы вы могли видеть, как же красиво она парила в небе: легко и свободно, как ангелочек, – сказал черный ворон и, задумавшись, замолчал.

– Прошу вас, продолжайте, – сказала принцесса.

– Ах, да, простите, ваше высочество, забылся на секунду. Так вот, а знаете ли вы, откуда столь странные рисунки на теле девочки? Старая ведьма была искусна в деле рисования, но сердце у нее было жестокое. Каждый вечер старуха наносила тонким гранитным камнем по одному рисунку на теле малышки. И расписывала его пигментной краской. Это было жестоко! Но старуха хотела расписать все тело малышки и не обращала внимания на слезы ребенка. «Так ты привыкнешь к боли, сольешься с ней, – говорила она, – станешь с ней одним целым, будешь по-настоящему сильной!» И действительно, если сначала девочка плакала, то со временем слезы ее высохли, а сердце окаменело.

– И что, прикажете полюбить вашу злыдню? – спросил розовый дракон, доедая последнюю каплю соснового варенья. – Вот с маленькой принцессой приятно дружить: она смелая и добрая, умеет чудеса творить. А какая польза от дружбы с такой злючкой, как ваша Ани? Она только и умеет больно делать. Нет, я, как и прежде, не согласен.

– Вы даже не представляете, какая она чудесная. Слышали, как Ани поет? Волшебно, не правда ли? А это говорит о том, что она умеет любить. Она любит это кладбище и рассказы про зомби. Я иногда так ее развлекаю: рассказываю страшные сказки на ночь, – сказал черный ворон. – Лет пять назад старая ведьма пропала без вести, – продолжал он. – Я повсюду искал старуху, но нигде не мог найти. Бедняжка Ани осталась совсем одна. Если вы бросите ее, то она совсем пропадет. И, не дай Бог, станет такой же злыдней, как старая ведьма. Вы – моя единственная надежда. Да, моя сиротка не умеет общаться с людьми, а дружить – и подавно. Но поверьте моей седине и мудрости, Ани научится дружбе также быстро, как и искусству левитации. Всему ведь можно научить, даже дружбе. Каменное сердце способно вновь обрести человечность. Кроме того, милая принцесса, в ваших руках истинное волшебство, да еще и дары Долины Смерти при вас, а ведь это самые ценные сокровища на Земле.

– Принцесса, позвольте узнать, о каких дарах Долины Смерти идет речь? Вы мне ничего о них не рассказывали? – удивился дракон.

– Я же говорила, дракон, это долгая история.

 – Милый ворон, – обратилась принцесса, – неужели красная роза и варган – это и есть те самые сокровища, которые вы просили меня принести вам?

– Они самые, моя дорогая. Я лишь хотел, чтобы Ани научилась дружить и любить. Я долго старался. Очень долго. Сначала познакомил ее с розовым драконом, но из этого ничего не вышло. Дракон, к сожалению, оказался не таким сообразительным, как я надеялся.

– Эй, прошу вас без грубостей! – обиделся дракон.

– Прошу прощения за бестактность, – вовремя поправил себя ворон, – но с первого раза ничего не вышло. Мы загубили не только чудесное животное, но и величайшее озеро на свете.

– Так-то, – улыбнулся дракон, – уже лучше, ведь это сущая правда: я – самое удивительное животное на Земле.

– Однажды поздним летом, когда я лакомился сочными вишнями в волшебном саду, я увидел вас, принцесса. Вы произвели на меня неизгладимое впечатление: такая умная, начитанная. В наше время не часто встретишь столь приятных особ, как вы. Кроме того, жители королевства обожали вас. И я подумал: «Вот он, ворон, твой шанс, спасти Ани, не упусти его! Только она сможет помочь». И ведь правда, я не ошибся, принцесса. Вы смело прошли столь сложный путь. Даже я, тот, кому это предназначено, не всегда осмеливаюсь заглянуть за порог Пещеры Тьмы. Поэтому прошу вас, помогите мне еще раз. Не уходите, не бросайте Ани, эта девочка дорога мне, словно родное дитя. Пожалуйста, спасите ее.

– Я очень хочу помочь, – сказала принцесса. – Но не знаю, что для этого необходимо сделать.

– Сущий пустяк. Вам помогут дары Долины Смерти. Позвольте взглянуть на них.

Принцесса сняла золотую корону, вынула пылающую красную розу и протянула ее ворону.

– Чудесно, – загадочно сказал ворон. – Цветок жизни – это истинное сокровище, настоящая жемчужина. Смерть дарит его только тем, кто осмеливается войти в Долину Смерти живым и без страха.

Принцесса протянула ворону и медный варган.

– О, а это особенный инструмент. Получить его из рук самой Смерти, означает право врачевать самые скверные и потерянные души. Он дарует способность возвращать их обновленными из самых темных глубин, открывая двери к спасению. Принцесса, вам нужно сыграть для Ани на этом инструменте, – сказал ворон и протянул его девочке.

– Но я не умею, – сказала принцесса.

– Ничего, ничего. Я уверен, всему в жизни можно научиться. Вы сыграете на варгане, подарите Ани красную розу и подарите ей радость новой жизни.

– И это все? – озадаченно спросил дракон, – слишком уж все просто.

– Да, на этом все, – спокойно ответил ворон. – Ну, вроде бы ничего страшного, правда, принцесса.

– Правда, – ответила девочка, не совсем понимая, как играть на варгане.

Принцесса подошла к маленькой ведьме, которая все еще стояла у высокого каменного надгробия, не в состоянии ни говорить, ни шевелиться. Девочка смотрела на принцессу с такой злобой, на которую только способно самое жестокое сердце. Принцесса присела на близлежащий камень и стала вертеть варган в руках.

 – Поднесите его к губам, принцесса, – сказал ворон. – Рот необходимо немного приоткрыть, дышите сквозь щель, моя дорогая, слегка перебирая металлический язычок. Доверьтесь себе – и все получится.

Принцесса поднесла инструмент к губам, но ничего не выходило. Варган молчал, и лишь изредка слышалось глухое металлическое постукивание. Но принцесса была настойчива и продолжала попытки. Казалось, она так увлеклась, что забыла и о ведьме, и о розовом драконе, и вообще обо всем на свете. И вдруг принцесса услышала, что раздался первый звук, тихий, как треск языков пламени, за ним второй – чуть более уверенный, а третий… третий был столь прекрасен, что разнес по мертвому лесу чистые живые вибрации варгана. То были не просто звуки, а нечто большее. Крылья принцессы под действием звука засияли ярче прежнего. С Ани происходило нечто удивительное. Губы девочки дрожали. Глаза наполнились слезами. И словно не в силах сдерживать боль, девочка прокричала:

– О, пожалуйста, прошу тебя, перестань!

– Прекрати! – продолжала молить маленькая ведьма. – Я так больше не могу. Это пытка для меня. Так больно! Не понимаю, что происходит. Все горит внутри…. – Девочка горько заплакала и рухнула замертво на высохшие травы.

Испугавшись, принцесса бросилась к маленькой ведьме. Ани не дышала. Рисунки на теле девочки поблекли. Лицо ее было откинуто назад, мертвенно-бледное и мокрое от слез, оно казалось безмятежно спокойным.

– Что я наделала?! – закричала принцесса. – Ты был не прав, ворон, я все испортила. Я убила ее!

Ворон что-то говорил ей, но, казалось, принцесса ничего не видела и не слышала, так безутешна была она. Горько плача, девочка обняла маленькую ведьму и, словно прощаясь, положила цветок жизни на грудь Ани. Солнце опустилось за горизонт, казалось, что пылающий цветок равнодушен к судьбе несчастной сиротки. В отчаянии маленькая принцесса закрыла лицо руками и, горько плача, упала лицом на грудь маленькой ведьмы.

В ту самую минуту цветок загорелся ярко-красным пламенем, из шипов розы потекла кровь. Тонкие алые струйки растекались по телу. Татуировки девочки вновь ожили, приняв свой прежний красочный вид: птицы встрепенулись, а в райских садах вновь расцвели пионы. Маленькая ведьма открыла голубые глаза.

Принцесса все еще плакала.

– Ну что ты ревешь, глупая! – как ни в чем не бывало сказала маленькая ведьма. – И перестань уже обнимать меня и хлюпать. Фу, еще чего!

Принцесса так обрадовалась тому, что все закончилось хорошо, что в порыве чувств крепко обняла ведьму, и та запротестовала еще больше:

– Ну все, хватит! Вон, лучше розовое чудовище обнимай.

Розовый дракон подошел к принцессе, опустился на колени и крепко обнял ее, словно самое родное и близкое существо:

– Принцесса, ты мой герой! Какая же ты молодец!

 – Я думала, все пропало, – ответила принцесса, смахивая слезы.

 – Ну-ну, – сказал ворон, похлопывая малышку по плечу. – Ваше высочество, вы справились на славу. И я горжусь вами.

– Как ты чувствуешь себя, Ани? – ласково обратился ворон к ведьме.

– Странно немного, словно что-то безвозвратно потеряно. Мне снился такой удивительный сон. Снилось, что я умею не просто колдовать, как раньше, но умею создавать целые миры.

– А теперь, – строго сказала принцесса, обращаясь к Ани, – я надеюсь, мы сможем поговорить с тобой по-человечески, ты вернешь все то, что принадлежит дракону по праву: его силу, голос, смелость, умение летать и банджо.

– Да проще простого! – ответила маленькая ведьма и достала из-за спины банджо.

– А вот еще твоя сила, – она сняла серебряный кулон в виде хрустального флакона, который висел у нее на шее. – На, выпей.

– Ой, может, не стоит: вдруг это яд? Я все еще тебе не доверяю, – возразил дракон.

– Да я и не настаиваю, ходи так, трусишка, тебе достаточно банджо, а твоя сила мне всегда пригодится, – усмехнулась Ани.

– Дракон, пей! – строго приказала принцесса.

Делать было нечего, дракон взял флакон из рук принцессы и со словами: «Не поминайте лихом, друзья мои!» зажмурил глаза, затем он выпил все содержимое.

– Ах, как хорошо: тепло и радостно! Страсть, как хочется петь! – сказал дракон, взял в руки банджо, притопнул ногой, взмахнул крыльями и, чуть взлетев, затянул любимую песню. Девочки захлопали в ладоши и тоже запели вместе с ним.

Так принцесса, маленькая ведьма и большой розовый дракон стали друзьями на все времена. Впереди их ждала дорога домой, ну, а дальше… кто знает, что дальше… Главное, чтобы все было хорошо, и дети оставались бы детьми: дружили, пели песни и верили в чудеса.

 

© Наристе Алиева, 2018

 


Количество просмотров: 53