Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Внутренний мир женщины; женская доля; «женский роман» / Литература ближнего и дальнего зарубежья, Узбекистан
© Акбар Мирзо, 2019. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 декабря 2019 года

Акбар Мирзо

Сёстры

Рассказ

 

— Мне бы глоточек воды, сыночек, а то в горле пересохло, — сказала пожилая женщина, сидевшая на скамейке остановки. Она чуть ли не задыхалась от жары

Парень, прятавший лицо в тени, услышав это, глубоко вздохнул. Он всё время вытирал лицо носовым платком. Ему не хотелось выходить под палящее солнце, но у него у самого тоже в горле пересохло.

 Ладно, посидите здесь и никуда не уходите…

Высокий молодой человек лет тридцати, укрываясь от солнца, приложив ладонь козырьком к глазам, направился на другую сторону дороги, где располагался продуктовый магазин. Немного пройдя, он вдруг остановился, вернулся обратно и протянул старушке большой узел, который держал в руках.

 Вот, подержите это. Я сейчас принесу воды.

— Дай бог тебе счастья, сыночек, — сказала, причмокивая, пожилая женщина, не обращая внимания на резкость мужчины.

Икроме, исподтишка наблюдавшей за всем этим, было около шестидесяти лет. Ей стало интересно, куда в такой знойный день собралась эта мягкая и безобидная женщина, сохранившая на лице свою былую красоту. Здоровенного того парня она приняла за её сына. «Неужели такой взрослый сын не может остановить легковушку вместо того, чтобы ждать автобус?», — подумала она.

— Вот, выпейте чаю, — сказала Икрома и, вынув из сумки компактный термос, она налила в крышку от него холодный чай и протянула старушке.

От любезности незнакомой женщины старушка смутилась. 

 Сейчас сын принесёт воды, — ответила  она с  трудом.

— Попейте, пока он придёт. Вот, возьмите.

Икрома, заметив, что у старушки не очень хорошее зрение, вложила крышку с чаем в её руки.

— Что же вы себя утруждаете, сестричка.

«Сестричка». Это слово было сказано настолько нежно, естественно и душевно, что сердце Икромы ёкнуло. Потому что она никогда не слышала это слово в свой адрес. Может, когда-то и слышала, но сейчас слово «сестричка» послышалось как-то по-другому, по-особенному. Ей почудилось, что перед ней сейчас сидит её сестра, старшая сестра, с которой они давно не виделись и случайно встретились вот на этой остановке.

 Спасибо, будьте всегда такой живительной, как вода.

— Простите за нескромность, куда вы едете в такую жару? — спросила Икрома, получая обратно крышку из рук старушки. 

— В путешествие, — ответила старушка, глядя в ту сторону, куда ушёл её сын. 

Икрома поняла, что старушка была немногословной. А ещё почувствовала, что таким общим ответом она дала понять, что не хочет говорить о том, куда едет.

— Далеко?

— Сын знает. Да, кстати, сами, сестричка, куда едете?

Икрома ответила, что едет в Дом милосердия. Старушка, в свою очередь, спросила, работает ли она там. Икрома вкратце рассказала, что она бездетная, а муж её недавно умер и теперь она осталась одна-одинёшенька в большом доме. Сказала, что от скуки хочет взять ребенка на воспитание. У старушки, слушавшей этот рассказ, прослезились глаза и она попыталась их скрыть.

— Как всё-таки странно устроен этот мир.

Слова, шёпотом сказанные после тяжёлого вздоха, не оставляют разумного человека равнодушным. Икрома уже начала догадываться о неприятности в жизни этой женщины и осмелилась спросить её:

— Вышли в путь в поисках спокойствия?

Старушка насторожилась. У неё был такой вид, будто она выдала свою тайну, назвав адрес назначения. Она ещё ближе прижала к себе свой узел.

 Это ваша одежда?

 Да. Там есть и мамины вещи.

Икрома только теперь полностью убедилась, что все её сомнения подтвердились: сын вёз мать в Дом престарелых. 

Сердце вдовы заныло. В душе ей сталоне по себе от некрасивого поведения негодного сына, от того, что, потеряв стыд и совесть, он вёз родную мать в совсем чужое для неё место. 

— У вас нет родственников? — осторожно спросила  Икрома.

— Уже два года, как я лишилась сестры. Есть один младший брат, но…

Старушка не смогла продолжить разговор. Она не хотела рассказывать о своей печальной истории, но, помолчав, добавила: «У меня нет младшей сестры».

Икроме всё стало ясно. Она, долго не раздумывая, уверенно выпалила:

 Ну-ка, вставайте, пойдёмте со мной! — и подала старушке руку.

— Ой, куда? — опешила старушка от неожиданного приглашения и настойчивости.

 К нам. Теперь будете жить со мной!

 Э, что вы, не надо. Сейчас сын придёт… и будет искать меня.

Икрома хотела было высказать промелькнувшую в голове мысль, что сын, который везёт мать в Дом престарелых, вряд ли будет искать её, но промолчала. Она взяла старушку за руку и вместе они вышли на обочину дороги. Икрома принялась ловить такси.

 Вы меня смущаете.

 Не надо смущаться.

 Ведь я вам никто... совершенно чужая, сестричка.

 Нет, вы моя сестра.

 Сестра?!

 Да, Сестра! Ну-ка, давайте, сестра, садитесь в машину.

 Куда вы меня хотите отвезти?

 В наш дом! В наш дом, сестра!

С этими словами Икрома открыла дверь машины. Сёстры уселись на заднее сиденье. Старушка с надеждой обернулась на всё отдалявшуюся остановку. Ей казалось, что сын ищет её, бегает, оглядываясь по сторонам, и не может найти её. Но остановка оставалась безлюдной.

 

© Акбар Мирзо, 2019


Количество просмотров: 265