Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Алия Джетиген, 2019. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 10 декабря 2019 года

Алия Джетиген

Ала-Качуу (Похищение невесты)

Роман в стихах. Начало

 

Роман в стихах "Похищение невесты – Ала-Качуу". Поэма описывает реальные события, произошедшие в нулевых годах в городе Бишкек, Кыргызстан. Трое друзей помогают четвертому похитить его бывшую невесту против ее воли и организовать свадьбу. Это происходит сразу после просьбы родителей бывшей невесты оставить их дочь в Кыргызстане, так как она нашла себе иностранного жениха. Один из друзей сомневается в правильности подхода...

 

Посвящается безвременно ушедшему другу Жыргалу Султанбекову, поэту, который напоминал нам, сколь много скрытой в нас красоты...

 

Глава I

 

Этот дивный горный край

Родил историю одну.

Хотя подобного там

Много, для вас возьму

Такую, что я знаю

Лично.

Признаюсь,

Мне она небезразлична,

Каюсь,

Местами неприлична.

Полную картину

Не застала,

Другую половину

Раскрыл мне ТАла.

Это сокращенно.

Полностью Талай,

Любимая персона!

Ай-ай-ай...

Все персонажи,

Может быть, известны,

В киргизском репортаже

Это повсеместно —

Что чистая случайность

В этом параллельном мире.

Не впадая в крайность,

Упаси Бог! Помилуй!

 

***

 

Три друга,

Три богатыря,

Или царевны,

Лол!

Но прекрасные мужчины,

Собрались вечерком,

Обсудить оказию одну.

Азиз, Максат и Данияр,

Или Аза, Макс и Дан

Вместе ели, пили, спали,

Напивались в драбадан,

Всячески друг другу доверяли.

 

***

 

Женился Аза первым -

Он был старше.

Не выдержали нервы

И к свадебному маршу…

Молодых встречали

Тонкие сурнаи,

Возвещали

Мощные карнаи

Так, что пыльная земля

Хранила имена - 

Азиз и Салия!

 

***

 

Связала узы

Вторая пара.

Все помпезно,

Так сказали.

Довольны все -

И, Джыпар

И Данияр.

Дело интересное —

Потом я расскажу

Говорят нечестное,

Но, не поддержу.

 

***

 

С Назгуль или Нáзик

Вышла загвоздка,

Сказал бы классик,

Или жестко.

С Максом дружила

Семь лет!

Она его изучила,

А он ее нет.

 

***

 

Подружился с нею

Один американец

И влюбился, не робея,

Судьбы посланец.

Внимания не помнила

Такого отродясь,

И сердце свое скромное,

Ему отдала не боясь...

 

***

 

И, вот четверо стоят,

И механизмы думают,

Как Назгуль вернуть говорят,

Максату хитроумные.

Трое встретились вначале,

Потом позвали и Талая.

«Зачем нам посвящать его в детали?» -

развел руками Данияр.

— Такое дело, надо, —

Максат упорно отвечал.

«Он же либерал!» —

Азиз воскликнул.

— Да, да, точно! —

Данияр ему вторил

«Нет, он не расскажет», —

Максат упрямил.

— О чем вы? —

Талай не понимал.

Такую сцену он застал:

Один по-своему стоял,

А двое ухмылялись.

Нисколько не таясь,

Талаю улыбались.

 

***

 

Максат же дружелюбен был:

«Ему можно доверять, считаю».

— Против он традиций, —

Данияр нахмурился.

«А, Америка амбиция...» —

Глаза Азиза щурились

И он не продолжал.

— Я расскажу, он сможет, —

Максат обрезал.

Талай все вопрошал.

Азиз и Данияр

Махнули на Максата,

Но внимали,

Об черную машину

Опираясь.

 

***

 

Фар ближний свет

Искажал лицо Талая,

Усиливая комичность.

Он удивлен на нет,

И давно бы убежал,

И было бы логично.

 

***

 

— Извиняюсь, узнаешь последним.

С родителями Назик я встречался.

Хорошо поговорили мы о ней,

— Максат казался виноватым.

«Без нее, так понимаю...» -

Талай врубался в дело.

— Конечно. Она же на работе.

В общем, поговорили мы о том,

Что она в Америку желает,

К этому, к нему...

И, они ее не поддержали.

Они сказали мне,

Что если я хочу жениться

Именно на ней,

Украсть ее, не мелочиться.

Это по традиции —

Ала качуу...

«Эй, Макс, да ну?!

Милиция...»

— Все схвачено,

Ее родители инициировали,

Я водитель,

Мы спланировали.

— А мне что делать?

— Радоваться счастью…

— Чьему?

— Вот, ты тундра!

Моему!

 

***

 

— А-а. Полагаете,

Назгуль вернется?

Кого вы обманываете?

И все обойдется?

— Да, изменит свое мнение

И выйдет замуж за меня!

Войдет в положение,

Другого не приемлю я.

 

Глава II

 

— Знаю Назик я давно!

Родители уговорили,

Вместе быть нам суждено,

Нас почти благословили.

Моя родня меня лишь ждет,

А я твоей поддержки.

Или все наоборот —

Расскажешь ей, не мешкая?

— Что ты, Макс, конечно!

Не скажу ни слова! -

Сказал Талай поспешно

И тут же продолжал —

Мне трудно урезонить

Боль твою сейчас,

Не буду я трезвонить,

Давай раскладывай приказ.

«Упорство нужно проявить

И она вернется.

Запуталась немного просто.

А вам зачтется!»

 

***

 

Тот день средою был,

А план на пятницу.

Не сложен был посыл

Лишь надо постараться.

Максат и его свободный друг

Талай встречают Назик у работы

Досуг вечерний, после сделав круг,

На дачу ехать надо бы.

А там, уже Азиз и Данияр

Готовят стол, как и всегда,

Потом приедут Джыпар и Салия

Помогут им с Назгуль, слова

И уговоры, спускать на тормоза

Поездку за рубеж, про долг сперва —

Оставлять родителей нельзя.

Максат не только близкий

И родной, на самом деле

Он любит и он киргизский,

А после не пожалела.

Еще немного позже

Его родители приедут

С платочком белоснежным -

И ей на голову наденут.

Важная роль — ее родители.

Это гвардейская конница!

Но сначала заместители —

Разные тетки, свояченицы.

 

***

 

Роль Талая

В этой операции,

Вперед не забегая -

Важна оказывается.

Вроде он не авторитет,

А три пары — старые друзья.

Но, есть некий пиетет,

Откуда он, не знаю я.

Ранее как-то упоминала,

По сравнению с троими

Он что-то вроде либерала,

Свободу ценит сильно!

Мол, если он уж

Не против брака

В стиле ала-качуу

То Назгуль подавно.

Но он здесь не главный,

Не самая сила,

Чтоб женщины славные -

Замужние давили...

Уговаривали сдаться

На милость «хозяину»,

Как они однажды,

И не плевались в спину.

Довольно интересная

И мрачная картина,

Как женщина женщину

Тащит в пучину.

Где же солидарность

В беззаконии этом?

Где же сочувствие

Бедам у юных?

Не понимаю, для начала

Расскажу как было, 

Лишь бы не забыла,

Да детали раскрыла.

На том условились

Наши заговорщики.

Чтобы подготовились,

Кто пассажир, а кто извозчик.

Задачи могут быть сложными,

Неожиданными,

Решать их нужно по-быстрому,

Благовоспитанно.

Жен своих проинструктировать,

Появляться своевременно,

Чтобы Назик капитулировала,

И вернулась благоверная...

Четверо друзей обнялись,

Похлопали по спинам.

Домой засобирались,

По своим причинам.

 

Талай домой уезжал

И долго был поражён,

Время ли опережал,

Если против традиции он?

Как быть Назгуль

И что она сможет —

Будет ли ей больно,

Как было Максу тоже?

 

***

 

День второй пошел

В министерстве у Максата,

К нему Талай пришел

Узнать побольше о «разврате».

Как так получилось,

Что Назгуль

Вдруг отвернулась?

Неизвестной

Осталась деталь,

«Если уместно,

Как ты узнал?»

Макс честно

Молчал,

Улыбался...

 

***

 

«Видишь ли, Талай,

У нас есть и-мейл

Совместный.

Так бывало,

Пароль мне и ей

Известный.

Я туда давно

Не заходил.

Был заинтригован,

Заподозрил —

Слишком расскованная

Была она тогда

И все реже

Встречались.

Я, правда, гулял.

Так и она.

С нею был нежен,

Но попался не я.

Ее письма ему

Прочитал.

Но я не успел,

Не понять почему.

Он улетел.

Впрочем, что говорить

Полюбуйся-ка сам.

Английский то знаешь.

Что натворила:

О любви ворковали,

Эпистолярный жанр.»

 

***

 

Чужое читать

Не хотелось —

Такое бесстыдство...

Но нужно понять.

Одолело

Мое любопытство.

Глянул на строки

Двух влюбленных.

Любовь вспоминают.

Обычные впрочем,

Ничего особенного.

И очень скучают.

Возвышенно

Друг о друге

Отзывались.

Мысленно

Бок-о-бок пребывали.

 

***

 

Чуть позже Макс кликнул

На одно письмо,

И молча указал...

Я было воскликнул,

Но нет, не то.

Хоть и Макс вопрошал:

«Что это значит?

У них был интим?»

— Дай-ка подумать,

Возможно иначе,

Чувства истинные,

Сердца неумные.

— «Так как ты

Меня любила» —

Простая фраза.

О чем бы ты

Молил бы,

Влюбившись сразу?..

 

Глава III

 

«Ему вопрос поставил,

А ответа не услышал,

Себе предоставлен был,

Ответил бы, отлично!

Себя ли вспоминать,

Иль окунуться в новое?

Сомнения развивать,

И не мешать любовиям?

Предупредить ее, помочь!

А если вообще она растеряна?

И это возмутит ее напрочь,

Если в американце не уверена?

Тогда испорчу жизнь всех —

Назик, родителей, Макса.

Зачем мне на душу грех,

Но какая будет Божья такса?

Решать ей самой, не мне,

Лично её поддержу, хоть

Все будут и против вполне»,

Думал Талай как все превозмочь.

 

***

 

Его торопливые шаги

Тревоги оставляли позади —

Успеть бы на маршрутку,

До похищения уж меньше суток…

Сон его был крепок,

Совестливый слепок

Еще не сложился

В уме, обложился

Вопросами «да» или «нет»,

«Останавливать смысла нет…

Можно ли их разубедить?

Можно ли ее предупредить?

Можно помочь советом

Или правильным ответом».

А больше фактов он

Не знал, так ли оно

Или иначе. Все детали

Он понял позже. Едва ли

Это будет серьезным.

Как минимум курьезным.

«Такое мероприятие

Ала качуу. Новое понятие

Традиционных киргизских оков.

Я про брак — социальных основ.»

В общем в тот день

Рано утром совсем

Проснулся он с чистой

Душой, как листья весной.

Отработав свой долг,

На место условное

Явился Талай один,

Ожидая машины.

Жаркое солнце стесняясь,

Таяло в горизонте, терялось…

В сердцах этих мужчин

Не страх, но адреналин.

Ветер бил им в лицо,

Из окон прохлада зато.

Разогреться успеют они,

Впереди вся ночь, погоди!

Что в голове у Макса не знал.

Верил тому, что он заявлял.

Здесь Талай был честен и с ним,

«Не Ромео он, и не херувим.

Воздух еще теплый

Или нервы; руки вспотели

И в груди вдруг стало тесно.

Выругался он, как бы к месту.

А вот и Назик, видим, идет —

Хорошо зарабатывает, поет»,

Размышлял про себя ТАла, —

«Родилась ли такой или стала?»

 

***

 

Парни вышли навстречу

Девушке. Странно, подмечу —

Макс не целовал НАзик,

Бывшая теперь сразу.

Усадил ее позади

А Талаю: «Рядом сиди.

Наша группа сегодня

Встречается свободно.

У меня на даче,

Поехали, посудачим...»

НАзик шутила на ходу,

Теперь не невеста она, а друг.

Макс был сдержан, как всегда,

Но рядом был я, не она.

 

***

 

Легкость девушки была притягательной,

Тембр голоса уверенный, привлекательный.

Нет тех ноток недовольства,

Лишь радость непроизвольная,

Ожидание новых перемен,

Затхлых будней взамен:

Работала без выходных практически,

Копила деньги периодически.

Что пошло не так, уже не узнать.

Но прошлое вспять? Нет, не понять.

В какой-то момент Макс повернул на дачу,

А НАзик: «Нет, в другой раз давай назначу».

— Что ты, там же будет Джыпар и Салия,

Они же тоже очень занятые.

Они тебя давно не видели, -

Макс продолжал выразительно.

Соскучились, наверное, слышишь?

НАзик вздохнула потише;

А чем-то помолчала про себя:

«Окей, тогда ненадолго, на два часа».

 

***

 

Шины шелестели по грунту,

Дороги здесь нет, словно в тундре.

Сельская прохлада ворвалась в салон,

Даже запах дыма, навоз и ночной полусон.

Давненько Тала не был в селе.

Какая же эта дача — деревня вполне.

Неистово где-то шумит река

С высоких гор и в степь убегает она.

Уходящее солнце гладит траву.

Дымка пыли говорит «обниму»,

«Выйди ко мне босиком, прошепчу —

Сладких снов и на ночь замолчу...»

 

***

 

Магнитола затихла, выключен двигатель

Щелкнули двери, к дому пошли мы.

Скрипнула калитка, уступал он дорогу,

Свет был зажжен, но все глядели под ноги.

Нас встретили Азиз и Салия,

Шашлык ароматный, все с пылу жару, огня.

Данияр уже был за столом,

Все были голодны, не оставят на потом...

Сестры Макса постарались отлично!

Далее девчонки хлопотали, а Назик по привычке.

Она спрашивала Дана, «А где Джыпар?»

— А она у мамы своей и сын мой, Арман.

«А я хотела увидеть и его».

— Пока не знаю, они там вроде давно.

Через пару-тройку часов привезу, подождешь?

«Ой, не стоит, мне надо будет домой, подвезешь?»

— Конечно, какие проблемы, Дан легко отвечал.

Макс насторожился, но все же молчал.

Милая беседа увлекала старых друзей;

Обнажала прошлое и даже игры страстей.

В какой-то момент доброй ностальгии,

НАзик засобиралась стихийно,

А Макс говорит: «Родители будут скоро,

Поздороваешься?» А Назик ни слова.

Лишь немного погодя, стыдливо улыбаясь:

«Нет, что ты, мне пора», из-за стола вставая.

 

***

 

Казалось вокруг воздух уплотнился,

Моя коленка дрогнула, а лоб увлажнился.

Остальные держали непринужденную мину,

Похоже, что ситуация их не сильно поколебила.

Кто-то продолжал закусывать,

Другие наслаждались пивом.

Макс Талу окликнул: «Встречай родителей».

Друг его вышел прочь, лишь бы не быть свидетелем.

За окном заглушили двигатель,

Тала споткнулся, но Дан выручил.

Вдвоем они уже отвечали на вопросы —

Как там НАзик, готова ли она, как выгорит

Это дело немного смущало старших людей,

А для юнцов обратилось в призыв «не жалей!»

Хладнокровно выглядел этот процесс -

Накладок не ожидали, эксцессов.

Чуть помявшись, родители шагнули за дверь,

Места у окна рванули занять двое парней.

Вот окно, вот телевизор, и вот эта сцена —

Немое приветствие, улыбки и платок на арене.

Аза и Салия поспешили сесть, тьфу, встать у экрана.

Зрителей стало больше, где же страсти, еще рано?

 

***

 

Мать платок развернула над девушкой смущенной —

Склонила голову НАзик, уважая знакомых.

Что-то ей приговаривают — часть обряда,

Она отвечает и понимает — это засада!

Уже багровое лицо обращается к родителям, Максу и тут слезы...

Вдруг на полу снега пятно, растрепаны волосы, и слышны угрозы.

Ее тянут за руки, взметнулся платок,

А она отступает и пятится чуток.

Позади лишь стена, старшие наступают,

А Макс не отходит, говорит, но не хватает.

Зрители или свидетели теперь переглянулись,

Но Данияр предостерег: «Потерпите, вдруг еще что-то будет.»

Аза его спросил: «А как у вас по традиции?

— Ее отведут в свою комнату, будут мириться.

«С посредниками, то есть родственниками дальними?»

— Назик сообщит родителям о том, что ее украли мы.

А далее уже приедут ее снохи

И начнутся переговоры, торги, суматоха...

Тала был в шоке, но любопытствовал.

Видел такое впервые, бесстыдствовал…

 

(Продолжение следует)

 

© Алия Джетиген, 2019


Количество просмотров: 50