Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Абибилла Пазылов, 2020. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 6 мая 2020 года

Абибилла ПАЗЫЛОВ

В хуторе Дядин

(Рассказ в стихах)

 

В хуторе Дядин

похоронен дядя.

Нет,

не дядя

а дед.

Покоится парень,

неполных тридцати лет,

в братском кладбище

56.

Младший брат дедушки,

гвардии рядовой

122-го

Гвардейского полка

41-ой

Гвардейской дивизии

стрелковой

Эркебаев,

по имени Назар.

Очевидно ведь,

он не воротится назад,

опять

в Отечество,

в аил Шоро-Башат.

Пухом усопшему весь,

почва Богучар.

Загробным раем,

чернозём тёмно окрашенного края.

Правда,

произошла путаница

в правописании.

«Э» да «е»

на «и» заменили

в фамилии.

В таком виде

высекли

на тамошнем обелиске.

Поклон им низкий!

В описи

опечаток роковой.

«Омская область»

вместо «Ошской».

Ой!

Остальное сходится:

Узгенский район,

Тортгольский сельсовет.

То есть,

топоним родной.

Эгей,

наш настоящий герой

не пришедший

с кровавых полей!

Не умер,

не погиб,

не пропал без вести.

Убит

в бойне за холм,

за котором

в декабре

замерзает Дон.

Бывало,

брал за бугром бугор.

Сопки защищал

словно свою совесть,

стыд,

честь.

Хоть задним числом,

хорошо бы

учесть

уроки гвардейца

из крепких

дехкан.

Предки того

прославились грозой

Кокандских ханов

дотоле

калмык-джунгар.

Жаль,

не женат.

Безграмотный.

Ни писать,

ни читать.

Но бесстрашный

солдат.

«В правой руке хлеб,

В левой –автомат».

Подобное известие

от него

один лишь раз

получил

Шоро-Башат

вначале.

Помогли, известно,

(могли помочь!)

адресанту с письмом

однополчане.

Татарин иль башкир

также, положим,

казах.

К слову сказать,

в те дни

они

сражались за Сталинград.

Итак,

деда убивает демон.

В миру фашист,

фриц.

Коварный враг,

коричневая чума,

крестообразный вирус.

Понимаю прекрасно

сейчас,

почему «треугольник»,

по-киргизски

«кара кагаз» -

«черная бумага»

не дошла до адресата,

до нас.

Не судьба?

Одна буква.

Ага, одна…

Извините,

бессмертный воин

за то, что

мы не смогли

бросить

на Вашу могилу

горсть отчей земли?

Простите?

Зато о потери

память берегли

одного из внуков

Назаром нарекли.

Гордились втайне.

Сострадали.

В страхе

пробовали найти

на «родовой» подвиг

маломальский намёк

в строках песен

военно-старинных,

в сказах стариков.

***

Дедушка Сатыбалды

с каждым намазом,

знай,

раз за разом

молился

за упокой души

брата.

Если брать

по-честному,

его всю жизнь

преследовала

за утратой утрата.

Раскулачили

сначала отца,

Эркебая.

Семья среднего достатка

стала вредным элементом

за труды.

Раскулачили затем

погодка,

Токтора.

Тот сгинул

В темнице НКВД.

Сам побывал

в пятилетней ссылке

в соседнем Узбекистане.

Перегибы.

Впору

свихнуться от обиды?!

По пятам

Назар уходит на фронт

со стартом схватки

с немцами.

Ёлки-палки,

призовут порядком

поседевшего Сатыбалды

лесорубом

на лесоповал.

Однакож дед,

не мудрствуя лукаво

дерзко отвечает отказом

властям.

В канун отправки в Тайгу,

удается сбежать

с полустанка Кара-Суу,

укрыться в близлежащих

кукурузных делянках.

Далее

месяцами в бегах,

мытарство в тугайных кустарниках,

и камышовых зарослях.

Местной милиции

не словить,

не поймать,

тем паче,

не сломить

силача

в борьбе в поясах.

Дедушка,

ясное дело,

дезертировал от предопределения.

Позарез надо было

поставить на ноги

подростка Пазыла,

на троих братьев

единственного сына,

единственную дочь –

Бюбюсаадат.

Не оставить жену

с лютой бедой

лицом к лицу.

Тем более

на ней женился

по необычной любви.

Ужас!

Украл зазнобу

у нелюбимого мужа.

Хуже,

отвоевал

во взаимной бузе.

На выходе

дедуся

сохраняет древо рода,

становясь один

плодоносящим деревом,

персиком, вроде.

Из троюродной,

двоюродной родни

Сатыбалды

не вернулись обратно

с войны

второй мировой

Бегимкул,

Эркул,

Манас,

Торё,

Сатар,

Жалал,

Жумали.

Возвратились во здравии

Садык и Али.

Опосля демобилизации

от ран

вскоре скончался Муса.

На Запад,

на верную смерть

держит путь

юноша Иса.

Дабы

отомстить за родимого,

за Мусу…

Я следующие строфы

с тяжёлым сердцем

пишу.

***

9 мая

дедуля

будто ни в чём не бывало,

сидит с ветеранами

за чаем.

Кроет Гитлера

равно

как и Конурбая

( отрицательный персонаж

из эпоса «Манас».)

Алеет

от отрады,

в центре

всеобщего внимания.

Прилив в нём

адреналиновых сил!

Подумаешь,

никакой не дезертир.

Чуть ли

собственными руками

водрузил

советский красный стяг

с молотом и серпом

на Рейхстаг.

Так из года в год,

из праздника в праздник.

Аксакал на то

право имел разве?

Оказывается,

тогда,

в войну,

колхоз назначает старца

конепасом.

Наконец-то,

пойдет навстречу.

Позволяет-де закон,

выдают

востребованному табунщику

бронь.

Уф, не велик урон!

Однажды,

помню,

в разгаре

разговора о разном,

в тесном кругу

бабушка Сабыркан

показывает мне

издавна спрятанное

в сундуке,

изрядно потрёпанное потому

удостоверение

медали

«За доблесть… в тылу»

на имя дедушки.

Мол, смотри,

даже

орден давали ему.

Награда,

казалось бы,

на обоих.

И едва сдерживая

проблёскивающие в глазах слёзы

говорит:

— Садага,*

не виноват твой ата,**

виновата война…

Так вот,

пытаюсь,

нисколечко не таясь,

нечто поведать

о действиях дедов –

где-то невольных,

где-то добровольных

участников

драчки двух миров.

Несчетно пролилось крови,

много надломано дров.

С тех пор,

разумеется,

прошёл громадный срок.

Главное теперь,

не забыть о том,

какой ценой

добыто будущее

в извилинах

истекших эпох,

веков.

…В хуторе Дядин

похоронен дядя.

Нет,

не дядя,

а дед.

--------------------------------------

* Ласкательное слово (кирг.)

** Отец, дедушка (кирг.)

 

Высота солдата из Шоро-Башата

В начале нынешнего года я нашёл то, что искал так долго.  В один прекрасный день открыл сайт, посвященный советским воинам Второй мировой войны, и увидел там скупые, но очень нужные сведения. 

Дело в том, что младший брат моего дедушки, а звали его Назар, ушедший на фронт в 1941 году,  в семье считался без вести пропавшим. Говорили, что он лишь раз дал о себе знать за все годы кровавой бойни в письме, составленном с его слов посторонним человеком. Ибо, потомственный рисовод не успел стать грамотным на заре Советской власти.

В сознании взрослых от чтения того послания тоже с помощью чужих людей оставались навсегда пару фактов: «Воюем в Сталинграде», «в одной руке хлеб, во второй – автомат».    

В войну и после неё родственники сообщение о гибели солдата не получили. И пришли  к заключению, что тот исчез на протяжении  всенародного бедствия бесследно. Иной вариант был решительно исключен из головы близких. 

Помню, как защемило на сердце, когда я впервые ознакомился со стихотворением замечательного казахского поэта Олжаса Сулейменова «Безымянная высота» дюжины лет тому назад. Наверняка, подобное произошло от неких осязаемых параллелей.  

«Я, рядовой  Садыков Хамит, из аила № 5 около города Ош, -цитирует автор между поэтическими строками  документальные записи военных пор, -неграмотный по-русски и по-киргизски… Записано с моих слов…»

Правда, с выходом справочного издания «Книга памяти» в Кыргызстане об участниках ВОВ удалось узнать (к сожалению, уже без аксакала Сатыбалды, умершего намного раньше) о том, что младший брат дедушки, призванный Узгенским райвоенкоматом всё-таки погиб 16 декабря 1942 года и его тело захоронено в Воронежской области России. Интернет, в свою очередь, подтверждает, более того, дополняет имеющие в нашем распоряжении информации.

Итак, гвардии рядовой  Эркебаев Назар 122-го Гвардейского полка 41-ой Гвардейской стрелковой дивизии, 1914 года рождения, погиб, значит, убит в ходе наступательных боев за высоту 158,0 на правом берегу Дона в трёх километрах от хутора Красное Орехово. В настоящее время 54 погибших гвардейцев покоятся в братской могиле №56, что находится в центре хутора Дядин  Богучарского района упомянутой выше Воронежской области.  Из них известны фамилии 39 бойцов, и они перечислены на четырёх гранитных плитах, размешенных на каркасах рядом  с сооруженным  в 2009 году      памятником. Здесь под номером 10 значится Иркибаев Назар. Очевидно, допущена ошибка в правописании.

Кстати, имеет место и другая ошибка в правописании. В первичных документах писари полка «Ошскую область» перепутали с «Омской». Остальные данные сходятся: Узгенский район, Тортгольский сельсовет. Не потому ли не дошло известие о смерти фронтовика до адресата?  Или дошло через «кругосветное путешествие» и не было вручено Сатыбалды надлежащим образом, как говорится, в установленном порядке?

Ведь такие моменты нередко случаются в жизни.  Ныне покойный писатель Шабданбай Абдыраманов, написавший очерк о Герое Советского Союза Тукубае Тайгараеве рассказывает  о том, каким образом соответствующие администрации республики отозвали копию решения центральных органов о награждении посмертно его персонажа высоким званием за проявленный героизм при штурме стратегической высоты в Прибалтике из Омска для публикации её в местных газетах.   

Согласен, предстоит серьезная работа по изучению боевого пути героя, не пришедшего обратно с войны.  Он того стоит, он заслужил право быть вечно живым. Ему и предназначается благодарность внука в стихотворной форме.

 

Абибилла ПАЗЫЛОВ

Апрель 2020 года

 


Количество просмотров: 199