Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия
© Бондаренко О.Я., 2020. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 1 февраля 2021 года

Олег Ярославович БОНДАРЕНКО

Обыкновенный крокодил

Рассказ впервые опубликован в журнале "Новая литература" №10 за 2020 год.

 

– Какова цель вашего приезда в Нашу Республику?

Пограничник за стойкой смотрел на меня строго и без улыбки.

Я пожал плечами – слишком уж много границ пришлось в жизни пересекать.

– Деловая, – ответил коротко. – Прилетел, чтобы заключить сделку на поставку детских товаров.

Пограничник, казалось, не был удовлетворён. Он буравил меня взглядом, и подозрительность лезла у него из всех дыр.

– Добро пожаловать в НР, – наконец ответил он и словно бы нехотя поставил мне штамп в паспорте.

Я дежурно улыбнулся и прошёл по зелёному коридору на территорию собственно аэропорта. Огляделся; посмотрел сквозь огромное, вдоль всех стен, современное окно-витрину, за которым серело унылое небо, изрыгавшее из невидимого чрева бесконечные потоки дождя. Странный переход от вечного солнца, оставшегося на моей далёкой родине, к плохой погоде по месту этой нынешней краткосрочной командировки. Странный и унылый.

Пробрался сквозь толчею приезжающих и улетающих пассажиров с чемоданами, сумками, баулами, рюкзаками. Спросил у хмурого секьюрити, где находится прокат авто. Проследовал по длинному и холодному пешеходному рукаву, то и дело бросая взгляды по сторонам. Времени что-либо прочитать про эту страну у меня не было, постоянные заботы о сбыте товара поглощали все силы. А в самолёте я просто отсыпался.

Несколько умилило обилие нарисованных крокодилов – на стенах, на дверях. На плакатах, указателях и баннерах. Вот уж не думал, что в этой части мира такое почтение к зубастым хищникам; даже не предполагал, что они в этом климате живут.

Снять машину на пару дней не составило труда.

– Вам как иностранцу оформляем, – сообщил сотрудник службы проката. – У нас эта услуга только для приехавших из-за рубежа. Такие правила. Ведь жители НР, как недавно сказал в своём выступлении Президент, все имеют свои собственные автомобили. В каждой семье есть как минимум один. По крайне мере, так ожидается в самом ближайшем времени.

 

***

Дорога в столицу была узкая, разбитая и скользкая от дождя. Я ехал осторожно, не торопясь – на незнакомой машине, по незнакомой местности, в незнакомой стране. Изредка по обочинам трассы мелькали огромные, потускневшие от ненастья билборды с изображённым на них крокодилом. «Будущее в наших руках!» – было написано на одном из щитов. «Верным путём идёте, друзья!» – на другом.

Меня это, признаться, несколько удивило.

«Может, у них тут рептилия – какой-то символ? Талисман? Тотем? – размышлял я по ходу, всматриваясь в залитое водой лобовое стекло, по которому туда-сюда со скрипом гуляли дворники. – Всё-таки нужно было хоть что-нибудь перед поездкой узнать…»

Окончательно меня поставила в тупик широкая витиеватая надпись через всю дорогу – прямо над ней, – которая гласила: «Президент молится за вас! Президент страдает за вас!». И чуть далее, как бы завершая мысль: «Президент плачет за вас!» Всё это было украшено ставшей уже привычной картинкой страшного крокодила, приоткрывшего пасть.

Я почувствовал настоятельную необходимость остановиться. Тем более что стрелка показывала маленький запас бензина.

Завернул на ближайшую бензоколонку. Заправил полный бак и, отъехав, стал под мокрым стендом со следующей «крокодильей» информацией:

Наша Республика была, есть и будет есть!

Взглянув в узкие, искусно прорисованные глаза зелёной твари, я нырнул в скромный придорожный бар, чтобы взбодрить себя чашечкой огнедышащего кофе.

Но мне подали ту ещё бурду. Грустно помешивая маловразумительный напиток, я задумчиво спросил у бармена с твёрдым взглядом и волевым подбородком:

– Простите… Почему у вас везде развешаны… м-м… портреты крокодилов?

В ответ я ощутил вспышку какой-то ярости.

– Чужеземец! – Суровое лицо бармена пылало праведным гневом. – У себя, за бугром, вы можете думать и говорить что угодно! Наш народ давно привык к недружественным нападкам зарубежной пропаганды. Но здесь, на месте – помните! – мы относимся к нашему лидеру, к нашему дорогому Президенту так, как он этого заслуживает! С любовью! С благодарностью!! И я не потерплю в своём заведении оскорблений в адрес Отца!!!

Я похолодел. Помедлил – под взглядами бармена и ещё двух-трёх посетителей, с осуждением разглядывавших меня. Встал, трясущейся рукой попытался нашарить мелочь в кармане.

– Можете не платить, – гордо сообщил мне хозяин. – Я не приму западные деньги! И знайте, что народ Нашей Республики сам выбрал свой путь под руководством Великого Патриота. Так там – у себя – и передайте.

Как в тумане, натыкаясь на столики и стулья, я выскочил из бара под дождь и поискал глазами арендованное авто. На душе у меня было прескверно. Хотелось солнца, света и добра. По щёкам текли не то слёзы, не то капли с неба… Со сжатыми зубами я думал только об одном: я не политик! я далёк от политики! Мне просто надо поскорее заключить договор.

 

***

Мой возможный торговый партнёр встретил меня в столичном бизнес-центре. Представитель государства благожелательно прослушал и просмотрел мою небольшую презентацию; мне очень хотелось произвести впечатление и представить продукцию своей фирмы наилучшим образом.

– Итак, м-м, мы могли бы поставлять вам детские скакалки, обручи и цветные мелки для рисования на асфальте, – подвёл я итог.

– Отлично, – местный государственник был весьма доволен. – Вы, конечно, в курсе, что у нас есть некоторая потребность в изделиях для детей. Это не значит, что наша экономика неразвита. Под руководством мудрого Президента мы совершили значительный экономический прорыв. Наша Республика сегодня и сама поставляет на мировой рынок очень нужные, очень важные вещи, качественные и сделанные на века: например, автозаки, водомёты…  Но некоторые производственные сферы мы только осваиваем. Поэтому мы, безусловно, закупим у вас скакалки и обручи – если договоримся о цене и, гм, о персональных бонусах…

В глубине души я перевёл дух.

– Ну, а что касается цветных мелков, – продолжил партнёр по переговорам, – то, увы, не получится. У нас в стране, за пределами главнейших трасс, просто нет асфальта, на котором дети могли бы рисовать.

После ещё двух часов обсуждений разных финансовых тонкостей мы ударили по рукам. Партнёр, разгорячённый, снял галстук и расстегнул верхние пуговицы на рубашке. Я и сам влажной рукой вытер пот со лба.

– Очень хорошо, очень хорошо, – приговаривал здешний представитель.

– Вы, м-м, позволите вопрос? – Я чувствовал, что основная, формальная часть встречи завершилась, и мне не терпелось прояснить кое-какие непонятные моменты касательно жизни местного общества. – Ваш Президент… У меня такое чувство, что он как-то, м-м, необычно выглядит…

– А что с ним не так? – поднял брови мой визави.

– У него зелёное вытянутое лицо… Большие зубы…

– Бросьте! – Партнёр вскочил в возбуждении. – Люди выглядят по-разному, у каждого свои особенности! Вы, вероятно, просто не видели раньше изображения нашего дорогого лидера. Мы очень его уважаем. Именно он сделал нашу страну, возвысил её и указал ей путь. Если б не он – мы бы с вами сейчас не совершили эту сделку.

– Да, – вынужден был согласиться я. И осознал, что дальнейшие расспросы на данную тему могут не добавить мне популярности.

В чужой монастырь со своим уставом не лезут.

 

***

Удачное завершение сделки мы отметили сразу же, под вечер в небольшом полутёмном кафе. Посетителей было немного, за окном лил проливной дождь, и официанты сонно передвигались по мрачному залу, разнося бутерброды с тыквой и черемшой. Перед нами стояла бутылочка импортного игристого, на мой взгляд, слишком кислого – мой партнёр, однако, был им вполне вдохновлён.

На стене приглушённо работал огромный телевизор, по которому то и дело показывали фотографии огромного же крокодила.

Я, кажется, начал относиться ко всему этому философски.

– Надо выпить за лучшего человека на земле, за самого мудрого и всевидящего! – поднялся партнёр с бокалом в руке. – Вы даже не знаете, как нам с ним повезло. Ведь наш руководитель никогда не спит! И он неустанно заботится о нас! Он думает за нас!

Я охотно кивнул и пригубил налитое. Договор в кармане; так почему бы и нет?

– Мама, мама! – вдруг раздался весёлый детский голос у соседнего столика. – Смотри, опять дядя-крокодил!

Девочка сидела на слишком высоком для неё стуле и болтала ножками. Она ела мороженое и, заливаясь смехом, показывала пальчиком на экран с картинкой болотного цвета рептилии. Рядом сидела помертвевшая от ужаса мать и пыталась заставить дочку замолчать.

Ребёнку же казалось, что всё происходящее – игра.

– Крокодил, возвращайся в Нил! – звонкий голосок эхом разносился по залу.

Официанты сразу ожили, забегали. Мой партнёр выпрямился, нахмурился, неодобрительно повертел в руках пустой бокал. В глубине унылого зала произошло какое-то движение.

Незадачливая мать, схватив дочку в охапку, постаралась как можно быстрее и как можно незаметнее убраться из кафе. Но напрасно. Взоры всех посетителей были устремлены на неё, в глазах читалось осуждение.

У выхода из помещения, как я заметил, маму с ребёнком перехватил какой-то человек в штатском. И мать, видимо, оправдываясь и унижаясь, принялась что-то ему объяснять. В конце концов, она прошла куда-то в сопровождении задержавшего, и больше я её не видел.

– Не понимаю, где они видят крокодила, – рассерженно произнёс государственник. – Молодёжь сегодня хуже некуда. Невоспитанные, избалованные, злые!

– Да, да… – вежливо поддакнул я. – Смотрите, дождь вроде бы перестал! Я, наверное, пройдусь по городу, м-м, хоть гляну его, пока есть часик-другой… – Оставаться долее в кафе мне уж совершенно не хотелось.

– Конечно-конечно, – партнёр охотно кивнул головой. Он и сам был бы рад деликатно выпутаться из неловкой ситуации. – Если что – звоните мне, в любой момент!

 

***

Любой момент настал неожиданно скоро. Бродя по улицам столицы, тёмным и неприветливым из-за непрекращающейся мороси, я таки нарвался на группку митингующих под зонтиками. Как раз перед фасадом президентского дворца.

– Мы очень благодарны нашему Президенту, – угрюмо вещала строгая тётенька в очках, поднявшись на ступеньках, чтобы её лучше было видно. – Но мы считаем, что нужно, наконец, определиться с преемником! 75 лет президентства – слишком большой срок! Требуем сменяемости власти!..

– Оппозиция! – презрительно прошипел проходящий мимо прохожий, как бы объясняя мне, иностранцу, всё, что происходит.

Я растерянно смотрел на эту замогильную сцену, казавшуюся загадочной и ирреальной, возможно, из-за дождевой дымки, скрадывавшей очертания предметов.

– Так вы… м-м… против крокодила? – не нашёл я ничего лучше спросить у выступавшей оппозиционерки.

– Что вы такое говорите?! – возмущённо воскликнула она. – Какого крокодила?! Мы говорим о человеке – нашем прекрасном Президенте! Который правит очень долго, изматывая себя под грузом праведных дел! Мы за преемственность поколений! Мы – за то, чтобы любимый лидер мог славно отдохнуть от трудов насущных в конце тяжёлого пути!

Она подскочила к одному из полицейских, охранявших протестующих, и что-то зашептала ему на ухо, указывая на меня. Полицейский подошёл и с холодной вежливостью отдал честь.

– Предъявите ваши документы, – он глядел, не мигая, мне прямо в глаза.

Я несколько суетливо полез в карман.

– Та-а-ак… – произнёс полицейский, внимательно изучая мой паспорт. Тётенька в очках спряталась за стража порядка и беспокойно выглядывала из-за его плеча.

– Значит, иностранец, – наконец изрёк силовик. Он не спеша вытащил из футляра на поясе какой-то аппарат белого цвета с ручкой, вроде пластикового пистолета для измерения температуры, и приставил его к моему лбу.

Выдержал паузу.

– Оскорбление нашего Президента в баре в районе аэропорта, – начал перечислять, считывая показания прибора. – Сомнения в человечности Отца народа во время недавних деловых переговоров… Презрительное отношение к Лидеру в момент общения с представителями оппозиции…

Я сглотнул слюну.

– Попрошу вас пройти со мной, – закончил полицейский и спрятал аппарат. – Составим протокол.

Я стоял ни жив ни мёртв посреди мокрой улицы, и прохладные капли изредка шлёпались на моё побелевшее лицо.

 

***

Замок в железной двери щёлкнул, когда я грустно сидел на тюремных нарах и молча разглядывал пол.

– С вещами на выход! – последовал приказ.

Я вздохнул. Меня провели по гулкому коридору с бесконечными решётками (руки за спину!) и, после подписания целого ряда бумаг, официально передали моему партнёру по бизнесу со здешней – государственной – стороны.

– Вы меня очень огорчили, – сказал он, когда мы вышли за ворота казённого учреждения. – Пришлось похлопотать.

Я чувствовал себя виноватым.

– Значит так, – объяснил поручитель. – Сейчас едем сразу в аэропорт, и вы успеваете на рейс в ваш родной город. За машину, которую взяли в прокат, можете не переживать – мы её вернём.

Он заставил меня залезть в его авто.

– Ради державы стараюсь! – объяснил он свою активность. И включил на полную газ.

Где-то посередине пути спросил:

– Хотите отлить?

– М-м, нет.

– И всё-таки советую… Путь неблизкий!

Он остановил, и мы пристроились в придорожных кустах, ощущая за спиной рёв проносившихся мимо автомобилей.

– Слушайте сюда, – тихо сказал мой избавитель, демонстративно глядя в сторону. – В машине говорить небезопасно. Я вам кое-что объясню – постараюсь объяснить. Это только одна из версий и, возможно, она не очень точна. Но и её вам никто другой не скажет…

Он помедлил, расстёгивая штаны.

– Когда-то, в прежние времена, по государственному телевидению показали не ту картинку. Дело в том, что крокодил действительно есть – его по традиции держат во дворце для ловли крыс. Так вот, во время одной официальной передачи перепутали фото: репортаж о деятельности Президента проиллюстрировали крокодилом, который крысолов, а следующий материал об этом самом крысолове сопроводили снимками настоящего Президента-человека. Но ведь Администрация Президента никогда не ошибается! Скандал мог бы разразиться ужасный, головы полетели бы только так. Поэтому, чтобы избежать неприятностей, решили оставить всё как есть. Сделать вид, что всё правильно: фото крокодила, мол, изображает настоящего Президента. Ну, а тот морщинистый старик, с высоким лбом мыслителя – типа он-то и есть ловящий крыс крокодил! Его действительно изредка показывают по телеку – когда где-то промелькнёт информационная программа про дворцовых крысоловов.

Мой партнёр одёрнул одежду, вздохнул и, наконец, бросил взгляд на меня.

– С течением времени телезрителей удалось убедить, что всё так и надо. Люди считали, что видят на экране Президента, хотя им показывали нечто совсем другое. Проще всего было работать с молодёжью – она с подростковых лет воспринимала образ в нужном свете… Была лишь проблема с самыми маленькими, но решили всё просто: ввели маркировку «детям до» при просмотре государственных телеканалов. Впрочем – нет-нет, да и случаются проколы… Пойдёмте к машине! Нам надо успеть.

И когда мы уже подошли к дверям, вдруг ещё раз напомнил:

– Но знайте, что это всего лишь неподтверждённая легенда. Одна из легенд. …И я вам ничего не говорил!..

 

***

В аэропорту я распрощался со своим новым бизнес-партнёром. Он сопроводил меня до самого входа в пограничный контроль. О нашей недавней мимолётной беседе на мокрой трассе больше не вспоминал.

Я взглянул в широкое аэропортовское окно – всё стекло было залито зарядившим ливнем. Хотелось тепла и солнышка. Я подумал, что совсем скоро вырвусь из мрака на свет.

Когда проходил границу, то долго ждал, пока офицер проверит мои документы. Он был хмурый, подозрительный и недоверчивый. Мне подумалось, что через несколько часов меня ждут солнце и радость; а что же останется этому пограничнику? Надо бы сказать ему что-то приятное.

Думал. Думал. Язык не повернулся сделать комплимент. Прошёл контроль. Неудобно как-то… М-м… Всё-таки я решил вернуться назад. Ещё раз глянул офицеру в глаза. Приветливо. Широко улыбаясь. От сердца – как мог.

И сказал: «Спасибо! У вас в стране просто замечательный Президент».

 

© Олег Бондаренко, 2020

 


Количество просмотров: 70