Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания
© Беляков Ю.П., 2020. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 4 февраля 2021 года

Юрий Павлович БЕЛЯКОВ

Бочкарёва Мария Леонтьевна

К 100-летию со дня гибели

 

Из женщин-воительниц периода первой Мировой войны наиболее известным персонажем была  Мари́я Лео́нтьевна Бочкарёва – героиня I Мировой войны; одна из первых русских женщин-офицеров, поручик, командир I женского воинского подразделения. (Рис. 1). 

Родилась  Мария в 1889 году в крестьянской семье в деревне Никольское Новгородской губернии в семье Леонтия Семёновича и Ольги Елеазаровны Фролковых. Затем семья, спасаясь от нищеты, перебралась в Сибирь, но это не спасло их от бедствующей жизни. И детские годы, и юность Марии прошли в тяжёлых бытовых условиях. В 1905 году Мария вышла замуж, но её семейная жизнь тоже не заладилась, и в дальнейшей жизни её постоянно  преследовали жизненные неурядицы.

Начавшаяся 1 августа 1914 года первая Мировая войны вызвала во многих слоях населения волну патриотических чувств и желание, хоть каким-либо способом помочь России разгромить врага.  Оставшись в этот период одиноким человеком, Мария решила вступить в ряды действующей армии и приехала в Томск, где шло формирование воинских частей и их отправка на фронт.

В это время женщин ещё не брали  в действующие воинские части и потому записать Марию в формирующийся в это время 24-й резервный батальон военные отказались и посоветовали ей идти на фронт сестрой милосердия. Тогда Бочкарёва отправила телеграмму царю, на которую неожиданно последовал положительный ответ. Так Мария была зачислена на службу,  её остригли под «ёжика», выдали обмундирование, (шинель, гимнастёрку, штаны,  сапоги, папаху), амуницию   и всё остальное, что положено солдату: винтовку, два подсумка и прочее снаряжение.

После короткого трёхмесячного обучения на курсах «начинающего бойца» Мария была зачислена вольнонаёмным солдатом 25 батальона запаса. Так в списках  этого полка появился «рядовой Бочкарёва».

В феврале 1915 года с маршевой ротой она отправилась на фронт 1 Мировой войны и оказалась в 28-м пехотном Полоцком полку (7-й пехотной дивизии V армейского корпуса 2-й армии), который занимал позиции в районе села Молодечно ( совр. город в Минской области Белоруссии на реке Уша). и  готовился нанести удар по немецким войскам в этом районе.

Поначалу женщина в погонах вызывала насмешки и приставания сослуживцев, однако её храбрость, мужество  и отвага  в последующих боях и сражениях   принесла ей всеобщее уважение.

На третий день после прибытия на фронт рота, в которой служила Бочкарева, пошла в атаку. Из 250 человек до линии проволочных заграждений дошли 70. Не сумев преодолеть заграждения, солдаты повернули назад. В свои окопы вернулось менее 50 человек.

Как только стемнело, Мария поползла на нейтральную полосу и всю ночь перетаскивала раненых в траншею. Почти 50 человек спасла она в ту ночь, за что была представлена к награде и получила свою первую воинскую награду —  Георгиевский крест 4-й степени. В октябре 1915 г.  ей было присвоено и  первое воинское звание – младший унтер-офицер, а осенью этого же года другим приказом  за добросовестное исполнение своих обязанностей и приказов командования Бочкарёвой было присвоено воинское звание старшего унтер-офицера.  

Что только за дни войны не повидала Мария: сраженья, битвы и бои; свист пуль, шквал огня и залпы взрывов;  море крови, текущей из ран на землю; неустроенный быт, хроническая усталость. а самое главное – ежедневная гибель  многих людей.  Даже в газовых атаках немцев ей приходилось участвовать.

Второе крупное военное сражение, в котором участвовала М.Бочкарёва, была   наступательная  Нарочская операция по разгрому немецкой группировки войск  (На́рочская опера́ция — наступление российских войск на Восточном фронте Первой мировой войны в марте 1916 года на северо-западе Российской империи, ныне — территория Белоруссии; названа по самому крупному озеру региона — Нарочь, хотя боевые действия велись и южнее, и севернее этого озера). В этом сражении Мария Бочкарёва снова проявила себя как храбрый и доблестный воин и в одном из боёв, когда она заменила убитого командира роты и выполнила поставленную перед этой ротой задачу. 6 июня 1916 года Мария была представлена  к награждению Георгиевской медалью 4 степени (Приказ № 63, в котором отмечается, что в боях у д. Нарочь в период с 5 марта в течение двух недель 1916 года доброволец 28 пехотного Полоцкого полка Бочкарёва неустанно и бесстрашно на поле сражения, часто под сильным  оружейным и артиллерийским огнём противника,  оказывала помощь раненым, подавая нижним чинам пример доблести и беззаветного долга, увлекая их вперёд в опасной обстановке).  В боях у д. Близники Бочкарёва из под губительного огня вынесла тяжелораненого офицера 14 роты прапорщика Гришанова

И во всех последующих войсковых   операциях 1 Мировой войны Бочкарева бесстрашно ходила в атаки, cовершала ночные вылазки, вытаскивала раненых,  захватывала пленных, не одного германца «взяла на штык». О её храбрости, бесстрашии и отваге  ходили легенды.

Всего за активное участие в I Мировой войне и совершённые военные подвиги в этот период Бочкарёва М.Л. была награждена двумя Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, двумя Георгиевскими медалями также 4-й и 3-й степени и медалью «За усердие». (Полным кавалером Георгиевского креста назывался награждённый всеми четырьмя степенями).

Вернувшись после четвёртого ранения и лечения на фронт,  Мария попала в гущу революционных событий. После Февральской революции в армии происходил хаос: рядовых уравняли в правах с офицерами, приказы не выполнялись, дезертирство достигло невиданных масштабов, решения о наступлении принимались не в штабах, а на митингах. Солдаты устали и не хотели больше воевать. Всё это было неприемлемо для Марии, в её голове не укладывалось, как можно было дезертировать с поля боя, предав своих товарищей, или идти митинговать вместо того, чтобы бить врага до победного конца

Как поднять боевой  дух армии, как вернуть в окопы дезертиров? И тогда, опираясь на свой личный опыт службы в армии, Марие пришла в голову мысль создать более дисциплинированные батальоны воинских частей, состоящих полностью из женщин.

В мае 1917 года с агитационной поездкой на Западный  фронт, где служила Мария,  прибыл председатель Временного комитета государственной думы М. В.Родзянко. Мария встретилась с ним и рассказала ему о своей идее. Родзянко подхватил эту идею и пошёл дальше. Ои,  тут же,  пригласил Марию в Петроград . По его замыслу Мария должна была стать участницей серии пропагандистских акций за продолжение войны до победного конца в войсках Петроградского гарнизона и среди делегатов съезда солдатских депутатов Петросовета.  Выступая  21 мая  1917 года перед делегатами съезда,  Мария озвучила свою идею о  создания «Ударного женского батальона смерти». Она считала, что присутствие в армии женщин послужит для солдат примером преданности Отечеству и заставит дезертиров вернуться на фронт.

После этого выступления  она была приглашена на заседание Временного правительства для повторения своего предложения.
Ей сказали, что её идея великолепная, но нужно доложить Верховному Главнокомандующему А.А.Брусилову и посоветоваться с ним. Бочкарёва вместе с М.В. Родзянко поехала в Ставку Брусилова. Брусилов начал её расспрашивать,, надеется  ли она на женщин, и, действительно ли, что формирование женского батальона является первым в мире. Не могут ли женщины осрамить Россию? Мария ответила Брусилову, что сама она в женщинах не уверена, но если ей дадут полное полномочие, то она ручаюсь, что её батальон не осрамит России. Брусилов сказал, что он ей верит, и будет всячески стараться помогать в деле формирования женского добровольческого батальона

Идею о формировании женского батальона поддержал и Председатель Временного правительства России А.Ф.Керенский. К участию в этом патриотическом проекте были привлечены супруга Керенского О.Л.Барановская и общественность г. Петербурга. В ряды «ударниц» записывались прежде всего женщины-военнослужащие из фронтовых частей (в Русской императорской армии было небольшое число женщин-военнослужащих, нахождение в армии каждой из которых утверждалось Высочайшим разрешением, среди них были даже георгиевские кавалеры), но также и женщины из гражданского общества — дворянки, курсистки, учительницы, работницы. Большой была доля солдаток и казачек. Также в  батальоне Бочкарёвой были представлены как девушки из знаменитых дворянских родов России, так и простые крестьянки и прислуга.

На первом этапе этого мероприятия в батальон записалось до двух тысяч человек, которых инструкторы стали обучать военному строю и обращению с оружием. В необычной воинской части царила железная дисциплина и многие женщины-новобранцы не выдерживали такое обращение и за короткий срок их количество сократилось до 300 человек. В рядах добровольцев остались лишь самые стойкие.

Остальные выделились в особый женский батальон, часть которого под командованием лейб-гвардии Кексгольмского полка штабс-капитана А. В. Лоскова защищала Зимний дворец во время Октябрьской революции.

В это время уже по всей стране шло формирование и других женских частей. Военный совет 29.06.1917 г. утвердил положение «О формировании воинских частей из женщин-добровольцев». Согласно условиям приёма, доброволицей могла стать всякая женщина в возрасте от 16 (с разрешения родителей) до 40 лет. При этом она должна была иметь образовательный ценз и пройти медкомиссию, которая выявляла и отсеивала беременных дам.

Судьба же  воинского батальона, сформированного Бочкарёвой, оказалась трагической.  Его формирование  закончилось довольно быстро и уже 21 июня 1917 года батальон в составе 300 человек стоял на площади перед Исаакиевским собором. Члены правительства и генералы провожали батальон на фронт и здесь же состоялась торжественная церемония вручения и освещения знамени новой воинской части, на котором была вышита надпись «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой».

Унтер-офицер Мария Бочкарева впервые в истории русской армии принимала из рук архиепископа боевое знамя,  которое в случае её гибели должно было быть возвращено в собор как святыня – чтобы никогда не служить другому командиру. На этой воинской церемонии  женщины-солдаты стояли в новом обмундировании с особыми погонами  – белыми с продольными черной и красной полосами, а на правом рукаве гимнастерки – с шевронами в виде красно-чёрной стрелы углом вниз. Батальону передали и фронтовой подарок – серебряные иконы от солдат 1-й и 3-й армии с изображением Божьей Матери и Георгия Победоносца. Генерал Лавр Корнилов, представлявший командование армии, вручил Марии револьвер и саблю с золотыми памятными гравированными пластинками на рукоятке и эфесе. Здесь же  Бочкарева была произведена  в офицеры и ей прикрепили погоны прапорщика – первого по служебной иерархии офицерского звания.

Сформированный батальон был направлен на Западный фронт в район предполагаемого наступления русских войск, где белорусский городок Сморгонь держал героическую оборону против немцев с сентября 1915 года по февраль 1918-г (рис.2). Именно здесь 9 июля 1917  года произошёл первый бой батальона Бочкаревой в составе 525-го пехотного полка.  Цепь атакующих построили так, что каждую женщину прикрывали с обеих сторон мужчины. Под шквальным огнем неприятеля первый русский женский батальон двинулся в атаку. С ходу женщины заняли первую и вторую траншеи немцев. Надо было идти дальше – занимать третью, основную траншею. Но новый коварный враг встал на пути наступающих  – в первых немецких траншеях оказались выставленные  в изобилии водка и пиво.

Многие солдаты с остервенением набросились на спиртное, а женский батальон опять остался один против накапливающих силы для контратаки немцев. В этой безнадежной ситуации, когда дорог был каждый штык и каждый выстрел в сторону неприятеля, Бочкарёва застала одну из своих девушек с каким-то солдатом, занимающихся любовью за стволом дерева. Бочкарёва вспоминала в книге «Яшка», что она вне себя от ярости «проткнула девку штыком, а солдат успел убежать». В ходе этого боя батальон понёс большие потери: 30 человек убитыми и 70 ранеными. Бочкарёва тоже была серьезно ранена, позднее (летом) произведена в чин подпоручика, а впоследствии (осенью) — в поручики. Женский отряд М. Бочкаревой продолжал участвовать в боевых действиях в составе 525-го пехотного полка в районе рек Вилии, Оконы, деревень Талут, Белая и др.

Сражение под Крево – было последней крупной операцией русской армии на Западном фронте в ходе Первой мировой войны. Согласно плану действий, разработанному военным командованием   на 1917 год на участке Западного фронта от Крево до Сморгони был предпринят масштабный удар по германским позициям с тем, чтобы, прорвав оборону противника, выйти к Вильно. Несмотря на то, что мощная артиллерийская подготовка была проведена наилучшим образом и укрепленная оборонительная линия противника была разрушена, в целом операция закончилась неудачно, т.к. линию фронта сдвинуть не удалось.

23 июня 1917 года женский батальон направился на Западный фронт и был включен в состав 1-го Сибирского корпуса, который в это время  готовился к наступлению. Боевое крещение он получил в ожесточенных боях с немцами 9 июля 1917-го под Сморгонью (Белоруссия). В одном из донесений командования говорилось, что "отряд Бочкарёвой вёл себя в бою геройски", подавал пример "храбрости, мужества и спокойствия".

А дело было так. Все окружающие части митинговали, решая, идти или не идти в наступление. И тогда Мария Бочкарева решила вести свой батальон на немцев в одиночку. "Мы решили наступать, — вспоминала она, — чтобы пристыдить солдат, и полагали, что они не дадут нам погибнуть на ничейной земле". Как утверждала Бочкарева, поднять в атаку вслед за своим батальоном полк ей все-таки удалось. Сам женский батальон отразил 14 контратак противника. Но наступление не было поддержано резервными частями. Газеты стыдили мужчин и отдавали должное женскому батальону Бочкаревой. Печать отмечала, что "своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин-героев достойна звания солдат Русской революционной армии". Последней крупной операцией русской армии на Западном фронте в ходе Первой мировой войны было сражение под Крево.

27 июня в этот район прибыл добровольческий «батальон смерти» в составе двухсот человек  и был включён  в тыловые части 1-го Сибирского армейского корпуса 10-й армии Западного фронта в районе г. Молодечно. 7 июля 525-му Кюрюк-Дарьинскому пехотному полку 132-й пехотной дивизии, в состав которого входили ударницы, поступил приказ занять позиции на фронте у местечка Крево, через которое проходила линия фронта.. «Батальон смерти» занял позиции на правом фланге полка. 8 июля произошёл первый бой батальона Бочкарёвой. В кровопролитных боях, длившихся до 10 июля, участвовало 170 женщин. Полк отразил 14 атак германцев. Доброволицы несколько раз переходили в контратаки. Полковник В. И. Закржевский писал в рапорте о действии  батальона смерти»: «Отряд Бочкарёвой вёл себя в бою геройски, находясь всё время на передовой линии и неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев,  по своему почину бросился как один в контратаку; в других боях женщины подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина русской революционной армии.           

За бой под Крево 7 июля 1917 года  Марию представили к награждению Золотым оружием (но так его она и не получила). В этом бою она была контужена и направлена на лечение  в Петроградский госпиталь.

В присутствии нового Верховного Главнокомандующего Российской армии генерала Л. Г. Корнилова, сменившего на этом посту А. А. Брусилова, Марию Бочкареву за отвагу, проявленную в боях, произвели в подпоручики, а затем в поручики (младшее звание офицерского состава в русской армии».

Вскоре после возвращения на позиции Бочкарёвой ей пришлось распустить батальон в связи с фактическим развалом фронта и произошедшей Октябрьской революцией.  Не разобравшись в политических течениях того времени в силу своей низкой образованности она не смогла выбрать правильную ориентацию и на этом её военный путь закончился.

Но  ещё какое-то время М.Л.Бочкарёва принимала участие в миссионерской деятельности по поиску средств для формирования новых женских батальонов. 

Однако зимой новыми властями она была задержана по дороге в Томск. После допросов её обвинили за связь с генералом Корниловым и  дело чуть было не дошло до трибунала. Благодаря помощи одного из своих бывших сослуживцев Бочкарёва вырвалась на свободу и, облачившись в наряд сестры милосердия, проехала всю страну до Владивостока, откуда отплыла на агитационную поездку в США и Европу.

В апреле 1918 года  Бочкарёва прибыла в Сан-Франциско. При поддержке влиятельной и состоятельной американской благотворительницы и суфражистки Флоренс Харриман она пересекла территорию США и была удостоена 10 июля аудиенции у президента Вудро Вильсона в Белом доме. По свидетельству очевидцев, рассказ Бочкарёвой о её драматической судьбе и мольбы о помощи против большевиков до слёз растрогали президента..

В это же время Мария знакомится с американским журналистом Исааком  Дон Левиным, который по рассказам М.Л.Бочкарёвой написал книгу о её жизни, которая вышла в свет в 1919 году под названием «Яшка» и была переведена на несколько языков. Мария оказалась хорошей рассказчицей с задатками писательницы.  Следует отметить, что запись биографии Бочкарёвой велась Левиным на английском языке, которого Мария не знала, затем эта книга была переведена на русский язык, в связи с чем она грешит большим количеством неточностей,  вызванных переводом биографа, переводчиков и редакторов и их личных дополнений и фантазий.  (Часть из этих исторических, географических, хронологических, наградных и биографических неточностей была выявлена и исправлена автором данной статьи).

После посещения Лондона, где она встретилась с королём Великобритании Георгом V и заручилась его финансовой поддержкой, Бочкарёва в августе 1918 прибыла в Архангельск с английскими экспедиционными войсками. Она рассчитывала поднять местных женщин на борьбу с большевиками, однако дело пошло туго.

Во-первых 3 марта 1918 года Россия подписала с Германией сепаратный Брест-Литовский мирный договор и во-вторых 11 ноября 1918 года  официально  закончилась 1 Мировая война. В России же развернулась Гражданская война.

Командующий войсками Северной области генерал В.В.Марушевский в приказе от 27 декабря 1918 года объявил, что призыв женщин на неподходящую для них военную службу будет позором для населения Северной области и запретил Бочкарёвой носить  офицерскую форму. Мария осталась не у дел и после эвакуации города осенью 1919 года отправилась в Сибирь и добралась до белой столицы, Омска, где Верховный правитель адмирал А. В. Колчак удостоил её личной аудиенцией и предложил сформировать женский военно-санитарный отряд. Но Бочкарева прибыла в Сибирь слишком поздно, в конце октября 1919 года, когда уже начиналась катастрофа на фронте.

К этому времени Мария сильно изменилась. Эта крестьянская стать, деревенский закал сделали своё дело: Мария располнела, походка стала тяжеловатая, но характером она помягчела . Отказавшись участвовать в Гражданской войне, она собиралась вернуться к своим родителям и заняться сельским трудом, но 7 января 1920 года Бочкарёва была снова арестована. В заключение к окончательному протоколу её допроса от 5 апреля 1920 года следователь Поболотин отметил, что «преступная деятельность Бочкарёвой перед РСФСР следствием доказана.., в связи с чем  Бочкарёву как непримиримого и злейшего врага рабоче-крестьянской республики,  предлагалось  передать в распоряжение начальника Особого отдела ВЧК 5-й армии». 21 апреля было принято решение передать Бочкарёву в Особый отдел ВЧК города Москвы, но 15 мая это решение было пересмотрено и принято новое — Бочкарёву расстрелять.

16 мая 1920 года она была расстреляна в Красноярске на основании резолюции полномочного представителя ЧК по Сибири И.П. Павлуновского и секретаря Омскгубчека И.Я.Шимановского. На обложке уголовного дела была сделана синим карандашом приписка: «Исполнено пост. 16 мая». Но в заключении прокуратуры России 1992г. о реабилитации Бочкарёвой  сказано, что свидетельств её расстрела не имеется.

Российский биограф Бочкарёвой кандидат исторических наук С.В.Дроков считает, что она не была расстреляна: из красноярских застенков её вызволил хорошо ей знакомый журналист Исаак Дон Левин. Вместе с ним она отправилась в Харбин, где встретилась с однополчанином-вдовцом, ставшим её супругом. Сменив фамилию, Бочкарёва якобы до 1927 года проживала на КВЖД, пока не разделила участь русских семей, насильственно депортированных в Советскую Россию. Очень любила сыновей мужа, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Бочкарева Мария Леонтьевна напрямую  не участвовала в военных действиях против Советской власти, поэтому она в 1992 году была полностью реабилитирована в соответствии с Законом РСФСР от 18 октября 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий».

 

Подготовил Юрий Беляков

 


Количество просмотров: 60