Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания
© Беляков Ю.П., 2020. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 4 февраля 2021 года

Юрий Павлович БЕЛЯКОВ

Женщины-воительницы

Рассказ о самых знаменитых женщинах-воительницах: богине Афине и амазонках, сакской царице Зарине и скифской царице Томирис, Жанне д'Арк, Надежде Дуровой, Марии Бочкарёвой и других.

 

Воительница — женщина-воин, архетипичный образ [(гр.) archaios — древний + tipos – образец = характерный образ]; женский персонаж, зачастую королевской крови (но не обязательно), обладает сильным характером и занимается типично «мужским» делом, обычно войной (хотя порой и ремеслом).

Впервые образ женщины-воительницы был навеян в мировой литературе и народном фольклоре легендами и мифами древней Греции, переведёнными знаменитым историком А.А.Куном на русский язык. Это был образ непобедимой богини-воительницы Афины, дочери верховного бога Зевса, покровительницы воинов (рис. 1). Её имя произошло от греческого слова «Atheonóa» («афеоноа»), часть имени которого («теон», «теона», «феона») означает «божественная». Благодаря своему божественному происхождению и благорасположению Зевса Афина стала одной из самых могущественных богинь греческого пантеона. С древнейших времён она была, прежде всего, богиней справедливой войны, военной стратегии и тактики, богиней побед и защитницей от недругов Ей часто приходилось сражаться с врагами, и она всегда побеждала их своими умом, мудростью и спокойным сознанием силы.

В древних скульптурных композициях Афина обычно изображалась в полном вооружении, в блестящем шлеме с сверкающим копьём и щитом, в мифической защитной накидке (под эгидой) – символе покровительства и защиты своего отца Зевса.

Голубые глаза Афины горели божественной мудростью, а вся она сияла дивной, небесной красотой.

По поводу рождения Афины существует большое количество мифов, но наиболее предпочтительным является миф, приведённый в сочинениях древнегреческого философа Аристокла (Платона), согласно которому она родилась благодаря удару молнии Зевса в тяжело нависшую грозовую тучу. Произошло это над островом Критом.

В этих же мифах впервые упоминаются женщины амазонки [(гр.) а –частица отрицания + mazos – грудь = по древним сказаниям , для удобства стрельбы из лука девочкам в детстве выжигали правую грудь]; племя женщин-воительниц, живущих без мужей в своём особом государстве на берегах Чёрного моря , и ходивших в походы под предводительством своей царицы. По легенде, амазонки (рис. 2) произошли от Фемискиры – дочери бога войны Ареса и богини согласия и счастливого брака Гармонии. Для воспроизведения потомства амазонки вступали в связь с мужчинами других народов. Родившихся мальчиков они отсылали отцам (по другой версии — убивали), из девочек воспитывали новых амазонок.

Имя Фемискира является русским искажением слова «Темискур» (Themiscy̆ra — равнина) – названия главного города мифических амазонок.

Основным занятием амазонок была подготовка к войне и частое участие в военных набегах на соседние племена. Они умело управлялись с луком и копьем, хорошо ездили верхом, имели щиты и шлемы. Некоторые авторы даже указывали, что именно амазонки ввели кавалерию и железное оружие.

Значительный след в истории народов оставили женщины-воительницы сакских племён, которые во всех сражениях были под стать мужчинам и иногда даже возглавляли некоторые племена.

Одной из них была Зарина [( перс., фольк.) зар – золото +ин – аффикс множественности + а –аффикс женского рода = многозолотая]; по версии античных авторов это была сакская царица, жившая в конце VII — начале VI века до н. э., которая во время сакско-мидийской войны, после гибели своего мужа, заняла его трон и активно отражала нападки соседних племён и в бою отличалась воинственностью и храбростью и в одном из боёв даже была ранена (Рис.3).

Царица прославилась свободолюбивым нравом, гордостью и искусностью в военном мастерстве.

По версии древнегреческого историка Кте́сия Кни́дского (жившего в середине V— IV веков до н. э.) парфяне восстали против мидийцев и обратились к Зарине за помощью, которая со своим войском приняла активное участие в этой войне, покорила соседние варварские народы, которые угрожали сакам, основала ряд новых городов и сделала жизнь подвластных ей племён более зажиточной и счастливой.

В трудах другого греческого историка, жившего в I в. до н.. Николая Дамасского, использовавшего первобытные источники и в значительной степени переработавшего их и интерпретировав мифические сюжеты, повествуется о том, как после  убийства Мармарея, царя саков, мужа Зарины, полководец Стриангей будучи охвачен любовью к Зарине, предложил ей пожениться и объединить оба государства, но она отвергла его: свобода сакского народа была ей дороже.

Николай упоминает также, что царский дворец саков находился в городе Роксанаки на реке Сыр-Дарья.

После смерти царицы, по сведениям некоторых историков, соотечественники в память о её благодеяниях и достоинствах возвели на её погребении пьедестал в форме пирамиды, на вершине которой поставили колоссальную позолоченную статую Зарины и воздали ей героические почести.

Второй наиболее знаменитой сакской женщиной-воительницей была Томирис [(др. ир.) Тahmirih – храбрая] - царица скифского племени массагетов, жившая примерно в 570-520-годах до новой эры, которая прославилась победами над персидским царём Тиром II Великим, после его попытки овладеть царством массагетов (Рис. 4). Томирис создала многотысячную женскую армию, в которой женщины ничем не уступали мужчинам. Они ловко владели оружием, хорошо держались в седле и не отступали перед лицом смерти или опасности.

Царица Томирис была дочерью Спаргаписа – вождя всех массагетских племён и после его смерти, как его единственный ребёнок, наследовала власть, но многие племенные вожди, недовольные тем, что ими руководит женщина, попытались свергнуть её правление. Томирис, чтобы доказать им своё право на власть, всю свою молодость доказывала это в сражениях с врагами своим мужеством, воинской отвагой и преданностью своему народу. 

Особенно ярко воинские способности Тмирис проявились в войне массагетов с персами. Этот факт отмечали многие знаменитые древние историки, в том числе Геродот, Иордан и другие. Так, например, готский историк VI века Иордан в труде «О происхождении и деяниях гетов», писал, что Кир, царь персов, недооценив её полководческие способности, пошёл на неё гибельной войной.

Более подобное описание истории жизни и воинских способностях массагетской царицы приводит древнегреческий историк Геродот Галикарна́сский (484 — 425 г .г.до н. э.). Он сообщает, что персидский царь Кир II Великий в своих завоевательных походох решил присоединить к Великой Персии кочевые племена Ирана и Средней Азии. Перейдя в 530 году до н.э. реку Аракс и углубившись на территорию массагетов на один дневной переход, он устроил массагетам ловушку. Персы оставили лагерь с запасом вина, который обороняла небоеспособная часть под командованием сына царицы Томарис, по имени Спаргапис, а основные войска отошли назад к реке. Массагеты, одолев малочисленные войска противника, стали пировать, а насытившись пищей и вином, заснули. Воспользовавшись этим моментом, персы, вернувшись, перебили многих из них, включая и сына царицы, а ещё большее количество захватили в плен.

Узнав о гибели своего сына, Томирис направила Киру послание, в котором писала: «Алчущий крови Кир, … отдай мне моего сына и уходи из этой страны безнаказанно… Если же ты не сделаешь этого, то клянусь тебе солнцем, владыкой массагетов, я напою тебя кровью, хотя ты и ненасытен».

Затем она, собрав всё своё войско, вступила с Киром в бой. Большая часть персидского войска была уничтожена, а сам Кир погиб. По одним свидетельствам, обезглавленный труп Кира был распят, а его голову Томирис приказала сунуть в кожаный мешок для вина, наполненный человеческой кровью, и добавила следующее: «Ты меня, живую и одержавшую над тобой победу в битве, погубил, захватив хитростью моего сына. Я же тебя, как угрожала, напою кровью» (по другой версии «Ты жаждал крови, царь персов, так пей её теперь досыта!» Геродот называет эту битву самой жестокой из тех, которые были у варваров:

Готский историк VI века Иордан в труде «О происхождении и деяниях гетов», писал, что после окончания войны с персами царица Томирис, усилившись благодаря победе и огромной, захваченной у врагов добыче, пошла в ту часть Мёзии, которая, восприняв имя от Великой Скифии, ныне называется Малой Скифией, и там, на мёзийском берегу Понта (современное Чёрное море), построила город Томы (современная Констанца; несколько веков столица Малой Скифии), назвав его свом именем.

Победа Томирис над Киром стала легендарным событием и позволила на долгое время сакам и массагетам обезопасить свои границы от персов. Томирис была мудрой, храброй и властной женщиной и до сих пор остается символом свободы, независимости и силы сако-массагетского воинства.

Также к когорте женщин-воительниц относится царица Амага [(осет.) amagat — мужественность и храбрость], которая жила ориентировочно в конце III — начале II веков до нашей эры; золотоволосая царица кочевого могущественного и воинственного тюркского племени сарматов. Её имя происходит от тюркского слова амакомак, что означает = симпатичная, хорошо одетая или бодрая, живая, весёлая + ак – (перс.) аффикс уменьшительности и ласкательного значения; (тюрк.) ак — аффикс принадлежности. Она была женщина умная и воинственная, поэтому из-за слабого характера своего мужа, действовала как регент и взяла управление государством в свои руки. К тому же она, как и все амазонки была воинственной женщиной, умело скакала на коне, хорошо стреляла из лука и умела биться и мечом и копьём.

Полиэн, македонский автор 2-го века нашей эры, оценивая её полководческий талант писал: «Она оценивала причины, размещала гарнизоны, отражала вторжения врагов и направляла всё с такой великой способностью, что её слава распространялась на всю Скифию...».

Когда греческое поселение Херсонес взяли в осаду кочевники, эллины попросили правительницу о помощи. Взяв с собой 100 лучших воинов, царица за сутки преодолела двести километров пути, вступила в бой с захватчиками и покарала их вождя и наказала его сыну править справедливо и жить в мире со своими соседями. 

В истории Франции самой замечательной женщиной-воительницей была — Жа́нна д’Арк [(др. ев.) Ieanne, Иоанна — милость Божья, благодать, дар Богов + д’Арк – название местности] = Орлеанская дева (1.01.1412 – 30.05.1431 гг.); национальная героиня Франции, одна из командующих французскими войсками в Столетней войне с Англией (Рис. 6).

Она родилась в религиозной крестьянской семье сельского старосты, в лотарингской деревне Домреми, пострадавшей от войны. С детства, будучи фанатично религиозной, Жанна слыша предсказания святых и была ими уверована в том, что она будет освободительницей Франции и поможет отстранённому от власти дофину Карлу Валуа вернуться на престол.

Благодаря помощи капитана гарнизона крепости Вокулер Робера де Бодрикура Жанна в мужской одежде была отправлена в замок Шинон – резиденцию Карла.

С большим трудом добившись аудиенции у дофина (фр. dauphin — титул наследника) Карла VII в феврале 1429 года, Жанна сумела убедить его начать решительные военные действия. После длительных переговоров и консультаций со своими сторонниками, Карл назначил Жанну командующей одной из армий. Жанна своей убежденностью воодушевила собранное войско и 8 мая 1429 года освободила осажденный англичанами г. Орлеан (в народе её стали называть Орлеанской девой). Затем одержав ещё ряд побед, Жанна повела армию к г. Реймсу, в котором 17 июля 1429 года короновала дофина Карла (Карл VII) в Реймском соборе.

Размах развернувшейся народной войны, огромная популярность Жанны пугали короля и придворную аристократию и в результате тайных переговоров и интриг её фактически отстранили от руководства военными действиями. 23 мая 1430 во время одной из вылазок французов из осажденного г. Компьеня Жанна попала в плен к союзникам англичан — бургундцам, которые продали её англичанам.

 Продажный церковный суд в Руане под председательством епископа Бове Пьера Кошога, советника регента Англии – герцога Бедфорда обвинил Жанну в ереси и идолопоклонстве и она была осуждена и в качестве наказания заживо сожжена на костре на центральной площади города Руана.

После возвращения Нормандии, в 1456году Карл VII начал новый процесс в отношении Жанны, поддержанный папой Каликстом III, который закончился ее полным оправданием и реабилитацией.

В 1920 году Жанна д’Арк была канонизирована и причислена церковью к лику святых. Ее личность до сих пор часто идеализируется и мифологизируется в литературе и искусстве.

Из женщин-воительниц в России в период войны России с Францией и Отечественной войны 1812 года наиболее знаменитой была Дурова Надежда Андреевна [(17 (28) сентября 1783 — 21 марта (2 апреля) 1866 гг.)] — русская кавалеристка, офицер Русской императорской армии, участница Отечественной войны 1812 года (известна как кавалерист-девица); писательница (Рис. 7).

Она появилась на свет в Киеве в 1783 году в семье офицера русской армии Андрея Васильевича Дурова — потомственного дворянина Вятской губернии, который служил на Украине, в Полтавском легкоконном полку ротмистром. Мать Нади — Анастасия Ивановна Александрович была дочерью богатых украинских помещиков, одной из первых красавиц дворянского общества в сельской округе близ Пирятина.

С раннего детства Надя увлекалась игрушками и играми для мальчиков. Её первой игрушкой стал пистолет, позже сабля. Также она любила стрелять из лука, лазать по деревьям. Мать была в ужасе от увлечений дочери и пыталась воспитать в Наде дворянку, обучая грамоте и рукоделию. С четырёхмесячного возраста в условиях полковой жизни нянькой маленькой Нади стал денщик отца Остап Астахов, который привил ей любовь к лошадям и военному делу. Он целыми днями носил девочку на руках, ходил с ней в эскадронную конюшню, сажал на лошадей, давал играть пистолетом. Засыпала и просыпалась девочка под звуки полкового оркестра. «Седло было моей первой колыбелью, а лошадь, оружие, полковая музыка – первыми детскими игрушками и забавами» — писала Надя в своих воспоминаниях. В пять лет она уже прочно сидела в седле, стреляла из лука, мечтала стать воином.

Военное воспитание, бытовая неудовлетворённость и семейные проблемы впоследствии привели Надежду к решению пойти на службу в армию и обязательно в кавалерию. В 1806 году недалеко от их поместья остановился на постой казачий полк. Надя познакомилась с казачьим есаулом и, похитив у него казачью форму, пришла к командиру и, представившись дворянином Александром Васильевичем Соколовым, попросила принять её в казачий полк. Но ей отказали, так как дворяне должны были служить в регулярной армии, но пообещали довезти её до города Гродно, где шло формирование армии для похода против французского императора Наполеона. Надю под именем Александра Дурова зачислили в Конно-польский уланский полк в звании «товарищ» (чин рядовых дворянского происхождения).

 Служба проходила тяжело: ругань командиров, тяжелые учения, солдатский быт сломили многих новобранцев, но Наде нравилась служба солдатом русской армии. Самоотверженность Дуровой поражала её товарищей. Она презирала опасность, малодушие и никогда не жаловалась на боль и тяготы походной жизни. Ее философия была проста: «Неустрашимость есть первое и необходимое качество воина; с неустрашимостью неразлучно величие души, и, при соединении этих двух великих достоинств, нет места порокам или низким страстям».

Вскоре Конно-польский полк отправили воевать с французами. И в 1807 году Надежда Андреевна приняла участие в своём первом сражении под Фридландом и чуть позднее у города Гейльзберга. В мае 1807 года у города Гутштадт во время ещё одной стычки между французскими и русскими войсками Дурова во всех этих сражениях проявила отвагу и храбрость, за что была представлена к награждению Георгиевским крестом и к чину унтер-офицера. И тут обнаружилось, что у Нади нет необходимых документов, и тогда она написала письмо отцу, где просила у него прощения за свой побег и обращалась с просьбой помочь ей оформить все необходимые документы.

Отец Нади срочно направил письмо своему брату в Петербург и просил его среди знакомых ему генералов узнать о судьбе дочери. Генералы помогли и эта история дошла до государя. Так был раскрыта тайна, что Дуров – это женщина.

Императора так поразила эта история, что он приказал доставить Надю в столицу, чтобы лично встретиться с храброй и мужественной женщиной.

Александр выслушал Надю и, как говорили, был глубоко до слёз тронут её историей. Он лично вручил ей Георгиевский крест и, уступая её желанию, разрешил Наде остаться в армии и служить Родине, но вял с неё слово, что она никогда и никому не расскажет, что она женщина. Надя сдержала своё обещание.

Император распорядился, чтобы её под фамилией Александрова перевели в Мариупольский гусарский полк и присвоили звание корнета.

Военная карьера Дуровой начала стремительно развиваться и уже в 1811 году она получила в командование полуэскадрон (60–75 всадников). В 1812 году Дурова участвовала в конной атаке под Смоленском, на Бородинском поле, где была ранена ядром в ногу, но строй не покинула.

После лечения в родительском доме она получила чин поручика и служила ординарцем у самого Михаила Кутузова. Он знал, что офицером на самом деле была женщина, но относился к ней так же, как к военным-мужчинам, не делая скидок.

Однако раненая нога постоянно тревожила Надю и она для продолжения лечения получает отпуск и возвращается в действующую армию в мае 1913 года и участвует в войне за освобождении Германии , отличившись при блокаде крепости Модлина и взятии города Гарбурга.

В 1816 году, уступив просьбам отца, Надежда Андреевна вышла в отставку в чине штабс-ротмистра и последующие годы занималась литературным творчеством. Ее главный литературный труд — «Записки кавалерист-девицы», которые при содействии А.С.Пушкина были опубликованы в 1836 году в журнале «Современник».

Жизненный путь Надежды Андреевны закончился в городе Елабуге 21 марта (2 апреля) 1866 года.

Из женщин-воительниц периода I Мировой войны наиболее известным персонажем была Мари́я Лео́нтьевна Бочкарёва – героиня I Мировой войны; одна из первых русских женщин-офицеров, поручик, командир I Женского воинского подразделения (Рис. 8).

Родилась Мария в 1889 году в крестьянской семье в деревне Никольское Новгородской губернии в семье Леонтия Семёновича и Ольги Елеазаровны Фролковых. Затем семья, спасаясь от нищеты, перебралась в Сибирь, но это не спасло их от бедствующей жизни. И детские годы и юность Марии прошли в тяжёлых бытовых условиях. В 1905 году Мария вышла замуж, но её семейная жизнь тоже не заладилась и в дальнейшей жизни её постоянно преследовали жизненные неурядицы.

Начавшаяся в 1914 году первая Мировая войны вызвала во многих слоях населения волну патриотических чувств и желание, хоть каким-либо способом помочь России разгромить врага. Оставшись в этот период одиноким человеком, Мария решила вступить в ряды действующей армии и приехала в Томск, где шло формирование воинских частей и их отправка на фронт.

В это время женщин ещё не брали в действующие воинские части и потому записать Марию в формирующийся в это время 24-й резервный батальон военные отказались и посоветовали ей идти на фронт сестрой милосердия. Тогда Бочкарёва отправила телеграмму царю, на которую неожиданно последовал положительный ответ. Так Мария была зачислена на службу, её остригли под «ёжика», выдали обмундирование, (шинель, гимнастёрку, штаны, сапоги, папаху), амуницию и всё остальное, что положено солдату: винтовку, два подсумка и прочее снаряжение.

После короткого обучения на курсах «начинающего бойца» Мария была зачислена вольнонаёмным солдатом 25 батальона запаса. Так в списках этого полка появился «рядовой Бочкарёва». Поначалу женщина в погонах вызывала насмешки и приставания сослуживцев, однако её храбрость и отвага в последующих боях и сражениях принесла ей всеобщее уважение,

Это отношение к Бочкарёвой было заслужено её последующей службой в рядах действующей русской армии во время так называемой Вильнской операции, проведённой 9 (22) августа — 19 сентября (2 октября) в р-не г. Вильно (Вильнюс) в ходе 1-й мировой войны по ликвидации Свенцянского прорыва немецких войск.

Мария была отправлена на фронт в феврале 1915 года с маршевой ротой и оказалась в 28-м пехотном Полоцком полку (7-й пехотной дивизии V армейского корпуса 2-й армии), который занимал позиции в районе села Молодечно, где шли упорные бои по ликвидации прорыва немецких войск.

На третий день после прибытия на фронт рота, в которой служила Бочкарева, пошла в атаку. Из 250 человек до линии проволочных заграждений дошли 70. Не сумев преодолеть заграждения, солдаты повернули назад и в свои окопы вернулись менее 50. Как только стемнело, Мария поползла на нейтральную полосу и всю ночь перетаскивала раненых в траншею. Почти 50 человек спасла она в ту ночь, за что была представлена к награде и получила Георгиевский крест 4-й степени.

Что только за дни войны не повидала Мария: сраженья, битвы и бои; свист пуль, шквал огня и залпы взрывов; море крови, текущей из ран на землю; неустроенность быта, хроническая усталость и прочие тяготы и лишения воинской службы. Даже в газовых атаках немцев ей приходилось участвовать.

В Нарочской наступательной операции русских войск Западного и Северного фронтов [5(18 ) – 17(30)) марта 1916 г.] Мария Бочкарёва снова проявила себя как храбрый и доблестный воин и была представлена 6 июня 1916 года к награждению Георгиевской медалью 4 степени (Приказ № 63), в котором отмечается, что в боях у д. Нарочь в период с 5 марта в течение двух недель доброволец 28 пехотного Полоцкого полка Бочкарёва неустанно и бесстрашно на поле сражения, часто под сильным оружейным и артиллерийским огнём противника, оказывала помощь раненым, подавая нижним чинам пример доблести и беззаветного долга, увлекая их вперёд опасной обстановке. В боях у д. Близники Бочкарёва из под губительного огня вынесла тяжелораненого офицера 14 роты прапорщика Гришанова.

В другом приказе, за добросовестное исполнение своих обязанностей и приказов командования Бочкарёвой было присвоено воинское звание старшего унтер-офицера.

Бочкарева ходила в атаки, ночные вылазки, захватывала пленных, не одного германца «взяла на штык». О её бесстрашии ходили легенды.

Вернувшись после четвёртого ранения и лечения на фронт, Мария попала в гущу революционных событий. После Февральской революции в армии происходил хаос: рядовых уравняли в правах с офицерами, приказы не выполнялись, дезертирство достигло невиданных масштабов, решения о наступлении принимались не в штабах, а на митингах. Солдаты устали и не хотели больше воевать. Всё это было неприемлемо для Марии, в её голове не укладывалось, как можно было дезертировать с поля боя, предав своих товарищей, или идти митинговать вместо того, чтобы бить врага до победного конца

Как поднять боевой дух армии, как вернуть в окопы дезертиров? И тогда, опираясь на свой личный опыт службы в армии, Марие пришла в голову мысль создать более дисциплинированные батальоны воинских частей, состоящих полностью из женщин.

В мае 1917 года с агитационной поездкой на Западный фронт, где служила Мария, прибыл председатель Временного комитета государственной думы М. В.Родзянко. Мария встретилась с ним и рассказала ему о своей идее. Родзянко подхватил эту идею и пошёл дальше. Ои тут же пригласил Марию в Петроград . По его замыслу Мария должна была стать участницей серии пропагандистских акций за продолжение войны до победного конца в войсках Петроградского гарнизона и среди делегатов съезда солдатских депутатов Петросовета. Выступая 21 мая 1917 года перед делегатами съезда Мария озвучила свою идею о создания «Ударного женского батальона смерти». Она считала, что присутствие в армии женщин послужит для солдат примером преданности Отечеству, устыдит их и заставит дезертиров вернуться на фронт.

Идею о формировании женского батальона поддержал и Председатель Временного правительства России А.Ф.Керенский. К участию в этом патриотическом проекте были привлечены супруга Керенского О.Л.Барановская и общественность г. Петербурга. В ряды «ударниц» записывались прежде всего женщины-военнослужащие из фронтовых частей (в Русской императорской армии было небольшое число женщин-военнослужащих, нахождение в армии каждой из которых утверждалось Высочайшим разрешением, среди них были даже георгиевские кавалеры), но также и женщины из гражданского общества — дворянки, курсистки, учительницы, работницы. Большой была доля солдаток и казачек. А также в батальоне Бочкарёвой были представлены как девушки из знаменитых дворянских родов России, так и простые крестьянки и прислуга.

На первом этапе этого мероприятия в батальон записалось до двух тысяч женщин, которых инструкторы стали обучать военному строю и обращению с оружием. В необычной воинской части царила железная дисциплина: и многие женщины-новобранцы не выдерживали такое обращение и за короткий срок их количество сократилось до 300 человек. В рядах добровольцев остались лишь самые стойкие.

Остальные выделились в особый женский батальон, часть которого защищала Зимний дворец во время Октябрьской революции.

Формирование1-го батальона смерти вскоре закончилось и уже

21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского Собора состоялась торжественная церемония вручения новой воинской части белого знамени с надписью «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкарёвой».

27 июня 1917 года Бочкарёва присутствовала при освящении знамени женского батальона в Исаакиевском соборе. Генерал Корнилов в присутствии Керенского и других членов правительства вручил ей знамя и произвел в прапорщики.

Военный совет 29 июня утвердил положение «О формировании воинских частей из женщин-добровольцев».

Но судьба этого воинского формирования оказалась трагической.

23 июня 1917 года женский батальон отправился на Западный фронт и был включен в состав 1-го Сибирского корпуса, который в это время готовился к наступлению. Боевое крещение он получил в ожесточенных боях с немцами 9 июля 1917-го под Сморгонью (Белоруссия). За трое суток женщины отразили 14 (!) немецких атак, потеряв 30 человек убитыми и до 70 ранеными.

 В одном из донесений командования говорилось, что "отряд Бочкаревой вёл себя в бою геройски", подавал пример "храбрости, мужества и спокойствия".

За бой под Крево 7 июля 1917 года Марию представили к награждению Золотым оружием. Она была контужена и направлена для лечения в Петроградский госпиталь.

В присутствии нового Верховного Главнокомандующего Российской армии генерала Л. Г. Корнилова, сменившего на этом посту А. А. Брусилова, Марию Бочкареву за отвагу, проявленную в боях, произвели в подпоручики, а затем в поручики (младшее звание офицерского состава в русской армии».

(Даже в плену ей побывать довелось, но через сутки Бочкарева была освобождена своими).

За участие в I Мировой войне и совершённые военные подвиги Бочкарёва М.Л. была награждена двумя Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, двумя Георгиевскими медалями также 4-й и 3-й степени и медалью «За усердие» и получила звание старшего унтер-офицера.

После окончания 1 Мировой войны практически закончилась и военная карьера Марии, но развернувшаяся в России гражданская война позволила ей ещё какое-то время заниматься миссионерской деятельностью по поиску средств для формирования новых женских батальонов.

7 января 1920 года Бочкарёва была снова арестована новой властью и 16 мая 1920 года была расстреляна в Красноярске на основании резолюции полномочного представителя ЧК по Сибири Ивана Павлуновского и секретаря Омскгубчека Исаака Шимановского.

Наиболее насыщенным периодом участия женщин-воительниц в различных войсковых операциях были годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.).

По статистике в этот период не менее 800 тысяч женщин стали летчицами, танкистами, зенитчицами, пулеметчицами, разведчицами, снайперами, сапёрами, связистками и др. Женщины-воины с честью выполняли свой долг во всех родах войск. За время войны орденами и медалями были награждены около 150 тысяч женщин-воинов Красной Армии.

 

Подготовил Юрий Беляков

 


Количество просмотров: 321