Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика / Переводы / Эпос "Манас"; малый эпос
© Жусуп Мамай
© ГОУВПО КРСУ, 2020
© НОЦ «Перевод», 2020
© Перевод на русск. язык С.Г. Сусловой, 2020.
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 мая 2021 года

Светлана Георгиевна СУСЛОВА

Манас

Кыргызский героический эпос. Вариант сказителя Жусупа Мамая

Художественный перевод на русский язык Светланы Сусловой

 

Впервые в истории литературы Кыргызстана представлены перевод на русский язык и публикация уникального варианта эпоса «Манас» сказителя Жусупа Мамая. Повествование – поэтическая энциклопедия древней кыргызской цивилизации во всем ее многовековом историко-культурном многообразии идей, коллизий, имен, событий. Издание адресуется широкому многонациональному читателю, но в первую очередь ориентируется на русскоязычную молодежь страны и имеет статус учебного пособия для вузов Кыргызской Республики.

 

Публикуется по изданию: Кыргызский героический эпос. Вариант сказителя Жусупа Мамая: учеб. пособие / худож. перев. на рус. яз.: С. Суслова; транслитерация: Ч. Субакожоева; илл.: Т. Герцен. – Бишкек: Изд-во КРСУ, 2020. – 960с.

УДК 821.51

ББК 82.3 (2Ки)

М 23

ISBN 978-9967-19-737-4

 

Ответственный редактор

В.И. Шаповалов, народный поэт КР, д-р филол. наук, профессор

 

Рецензенты:

Р.З. Кыдырбаева, чл.-корр. НАН КР, д-р филол. наук, профессор,

О.И. Ибраимов, чл.-корр. НАН КР, д-р филол. наук, профессор КТУ «Манас»,

Б.Т. Койчуев, д-р филол. наук, профессор КРСУ,

Н. Сардарбек кызы, канд. филол. наук, доцент КНУ им. Ж. Баласагына,

А.А. Бакиров, канд. филол. наук, доцент КРСУ

 

Проект Научно-образовательного центра «Перевод»

Рекомендовано к изданию Научным советом ГОУВПО КРСУ

 

Допущено Министерством образования и науки Кыргызской Республики в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

 

 

ЕЩЕ ОДНА ЖИЗНЬ ВЕЛИКОГО ЭПОСА

 

Дорогие читатели, перед вами первый русский перевод эпоса «Манас», главенствующей части восьмитомного творения крупнейшего представителя «кыргызского зарубежья» – Героя Кыргызской Республики Жусупа Мамая, перевод, созданный известной нашей поэтессой и переводчицей, народным поэтом Кыргызстана Светланой Сусловой.

Этот литературный факт заслуживает особого разговора – как о конкретном переводческом опыте, так и том, что же происходит сегодня в кыргызской литературной культуре.

Источник – первый том уникального собрания эпоса «Манас» в изложении Жусупа Мамая – является продуктом творчества великого манасчи, находящегося в точке встречи устной и письменной культур: за почти столетие цивилизация сказала свое слово, и устное сказание Жусупа записывалось его учениками неспешно и бережно (насколько это позволяла обстановка).

Сказитель находится в русле общенациональной исторической традиции и культуры народной поэзии, но содержательный план великого сюжета уже несколько иной, ибо создавался в условиях другой среды, другой этнокультурной почвы. Здесь еще более ощутим закон исторического энциклопедизма – количество взаимосвязанных событий, огромный пантеон действующих лиц, множество картин бытия, мозаика «политических» отношений внутри племен… Даже по одному этому понятно, что созданный далеко от кыргызской земли вариант ее жизни наполнен силой воспевания тысячелетней истории, устремленной в грядущее.

Сила этого устремления нации нарастает, ибо мы имеем дело лишь с первым томом гигантского восьмитомника, где со смертью главного героя продолжается его дело: от его сына к внуку, к правнукам, от события к событию, и вера в будущее становится гимном этого единого потока. Такого развернутого повествования «Манас» еще не знал, и слова Ч.Т. Айтматова о «миллионе строк океаноподобного «Манаса», безусловно, в первоочередной степени должны быть отнесены и к его последнему великому сказителю. Источниковеды подсчитали, что Жусуп Мамай сумел донести до наших дней 235 тысяч строк устного поэтического эпоса – по-видимому, это наиболее масштабный художественный памятник, не имеющий аналогов в мировой культуре. В русском переводе С. Сусловой представлен огромный объем поэтического текста – 80 500 строк.

Издание этой книги Кыргызско-Российским Славянским университетом вполне объяснимо сориентировано на русскоязычную молодежь: в интересах русских граждан Кыргызстана знать корневые источники кыргызской культуры – это этически бесспорно. И энциклопедизм стихийного манасоведения «жусупмамаевского» текста, сосредоточенный, в согласии со сказительской традицией, на гуманистическом смысле содержания, на показе коллективной идеи сохранения нации в историческом бытии кочевого этноса, должен будет закономерно восприниматься инокультурной средой – русским молодым, университетски образованным читателем – как главная характеристика его родины, народа, земли, государства.

Публикация эпоса как своего рода учебного пособия продиктована объективной проблематикой отечественной культуры. Говорить об этом следует с полным осознанием масштаба воспитания новых поколений сограждан – и далеко не всегда в благостных тонах, не отворачиваясь от острых граней, экстраполируя значение эпического наследия на всё, что имеем сегодня.

В каком состоянии находится наш эпос в его материнской среде (ибо это земля, родившая героя Манаса) и, одновременно, в среде сыновней (ибо сегодняшнее поколение – его потомки в нравственном смысле)?

Этот внешне простой вопрос полон скрытого значения.

Имя легендарного национального героя и реалии его бытия никогда еще не были окружены таким почетом и вниманием. Но в отдельных случаях это почтение представляется лишь частью культурного интерьера. Порой из эпоса используется максимум социокультурного потенциала – «энергии бренда» – в политических целях или в попытке спрятать за прошлым трудности самоидентификации.

Потому, начав ощутимый подъем в пору празднования 1000-летия, активно переводясь на другие языки, оживая в традиционных (русском, немецком, французском) и новых (на иврите, в турецком, английском, финском) переводах, «Манас», спустя четверть века, сегодня на наших глазах культурообразующую энергию обретает далеко не так эффективно, как вправе ожидать общество, государство, огромная инонациональная аудитория. И это наша общая вина.

Давайте спросим себя и ответственную часть общества: существует ли полная версия вариантов эпоса на кыргызском языке?

Нет, «Манас» до конца не собран, не записан.

Впрочем, манасоведение в этом трудно упрекнуть: богатство великой поэзии до сих пор возникает в недрах народного сознания – в этом феномен национальной культуры, одной из немногих, не утратившей «эпического гена». В силу этого феномена поколение сыновей еще будет собирать и сохранять уникальное наследие пращуров. Но это состояние не вечно, глобализация беспощадна – она унифицирует культуры, стирает их своеобычность. Пока не иссяк запас неповторимой энергетики нужно бережно преумножать «Манас» в народной памяти.

Еще вопрос: создан ли относительно полный – обязательный для каждого национального шедевра в каждой стране – «академический» перевод эпоса на другой язык?

Хотя бы на русский, ибо никакая другая культура не вкладывала столько братской творческой энергии в манасоведение (как, кстати, и во всю структуру содержания кыргызской цивилизации).

Нет! История эпоса (и его русского перевода) полна боли и трагизма.

Поэтому следует в особой степени отметить инициативу по подготовке подстрочного перевода первого тома. Затем эта деятельность была реализована в одном из проектов Научно-образовательного центра КРСУ «Перевод», по инициативе которого и при поддержке Управления инноваций в образовании и науке осуществляется издание русского перевода «Манаса». И вот здесь необходимо сказать о подвижническом труде переводчика – народного поэта Кыргызстана Светланы Сусловой, чье поэтическое дарование, творческий опыт, ответственность и энергия, этнокультуроведческий такт, внимание к своеобразной поэтике кыргызского эпического стиха, любовь к истории кыргызской земли послужили достижению впечатляющего творческого результата.

«Манас», вышедший из-под крыла сказителя Жусупа Мамая, звучит на русском языке так, словно он родился из уст коллективного автора – народа. Это еще одна жизнь великого эпоса.

 

В.И. Шаповалов,

народный поэт КР, доктор филологических наук,

лауреат Государственной премии

 

 

СЛОВО  ПЕРЕВОДЧИКА

 

Говорят, сказителями-манасчи рождаются, и однажды во сне такого избранного осеняют видения прошлого, сам дух Манаса призывает человека начать великий Сказ о былом, помогает ему обрести творческий талант сказителя. Это может произойти совсем в юном возрасте будущего манасчи. А вот чтобы стать переводчиком бессмертного эпоса, надо пройти огромный путь длиною, скажем, в полвека. Путь литературного творчества, полного познаний, взлётов и падений, прозрений и сомнений, путь единения не только со Словом, но и с национальным колоритом, духом, философией народа, родившего вечное могучее устное поэтическое произведение.

По крайней мере, именно пятьдесят лет назад мы с классиком кыргызской письменной литературы народным поэтом Аалы Токомбаевым вели беседы о Манасе, о великом народном эпосе и его сказителях. И, конечно, о попытках перевода этого произведения на русский язык, не очень удачных на взгляд классика – растерявших ритм, прелесть и аромат народного сказания. Он не винил переводчиков, среди которых были его друзья, признанные мастера слова, скорее он сетовал на принципиальную несхожесть двух языков: в кыргызском языке синонимический ряд представлен скорее внутренним смыслом, наполняющим слово в зависимости от его окружения – так подсолнух поворачивается к солнцу; в русском же этот ряд развёрнут наружу и дополнен другими, схожими по смыслу словами-синонимами. Эта особенность кыргызского языка порой мешает взгляду переводчика, считывающему верхний слой смысла, передающий лишь движение сюжетной линии, тем самым обрекая текст на метафорическую бедность.

Как мне жаль сегодня, что во время наших неспешных вечерних бесед за чашкой чая я не вела ученических конспектов! Надо сказать, что сам Аалы Токомбаев помнил неисчислимое множество глав великого эпоса, очень артистично мог прочесть их. Он говорил, что, когда шел пешком из Кемина в Ташкент учиться, по дороге кормился именно мастерством манасчи: знание эпоса пришло к нему из раннего детства.

Однако вернёмся к переводу эпоса «Манас», о коем я мечтала еще с тех незабвенных семейных чаепитий. Но сначала мне надо было пройти огромный путь ученичества. Я начинала этот путь с лирики молодых и ведущих поэтов Кыргызстана, с публикаций в периодике, в толстых и тонких журналах. Вскоре мои переводы уже вошли в солидные сборники корифеев кыргызской литературы, издаваемые и у нас, и в Москве; затем я стала переводить полностью книги классиков, и не только поэтическую лирику, но и объемные произведения: поэмы, романы в стихах. Список изданных, переведённых мною на русский язык поэтических книг уже перевалил за второй десяток.

Вот, вкратце, путь к переводу величайшего устного сказания кыргызского народа. Сама судьба свела меня с подвижниками родной культуры, решившими не только опубликовать на кыргызском языке восьмитомник сказителя эпоса «Манас» Жусупа Мамая, чей столетний юбилей отпраздновали недавно, но и затеять перевод этого величайшего произведения на русский язык.

Пользуясь данным мне правом слова хочу от всей души поблагодарить общественного деятеля Эрниса Зарлыкова и кандидата исторических наук поэта Чолпон Субакожоеву за их вдохновенную поддержку моей работы, а также молодых специалистов Элдара Ибраимова и Бермет Иличбекову за их бесценную помощь в подстрочном переводе с кыргызского (порою ещё и с синцзяньским акцентом).

Есть мнение, что именно вариант сказителя Жусупа Мамая содержит наиболее полный народный Сказ, не отредактированный в угоду идеологическим требованиям разных формаций.

Этот вариант эпоса читается как дышится: неторопливо, с погружением в философскую и мистическую подоплеку событий, явлений, характеров; неспешно раскрывая суть, базис культурных ценностей, на которых возрос этнос, переродился в единый народ со своим неповторимым укладом, своим взглядом на мир и своим местом в нём. Это художественный яркий документ огромной эпохи, своими корнями уходящий в глубокую древность. Обилие имён, географических названий, исторических событий – та основа, на которой могут вырасти множественные научные изыскания ученых-историков. И это ещё одна дополнительная ценность сказания.

Некоторые кыргызские слова, которые, подобно узорам калейдоскопа, содержат в себе немало граней-значений, вспыхивающих развёрнутой метафорой для знающих с рождения язык, я оставляю в тексте, разъясняя сносками весь их смысловой ряд, чтобы русский читатель мог представить ассоциативную наполненность переводимой фразы. Особо хочется сказать о ритме произведения. Он – живая пульсация сердца огромного бессмертного существа. В него непросто войти и ещё сложнее – вырваться из его потока. Все эти годы работы над переводом эпоса «Манас» я словно живу в другом частотном измерении.

Вначале было очень трудно технически выразить столько информации, используя редифные и сплошные рифмы, да ещё обязательно ударные, «мужские» в конце довольно короткой строки, что абсолютно несвойственно русской поэзии, любящей перемежать «мужские» и «женские» рифмы и «растекаться мыслию по древу». Оказывается, невозможное возможно, что и доказывают уже переведённые мною восемьдесят тысяч пятьсот строк эпоса.

Вообще-то, не люблю говорить заранее о работе, которую ещё предстоит оценить читателю. Потому ограничусь сказанным. Просто добавлю: главный двигатель в этой работе – любовь. К родному краю, к его истории, его народу. А это уже немало.

 

Светлана СУСЛОВА

Народный поэт Кыргызстана

 

 

Жусуп Мамай с Чингизом Айтматовым. Фото Александра Фёдорова

 

Зачин сказанья

Э… э… э… эй! Начинаю великий Сказ.

Сердце Сказа – батыр Манас.

Наши предки смогли для нас

Древних слов огранить алмаз.

Это тысячелетний глас

Нашей вечности, что подчас

Прорывает забвенья пласт.

Это прошлого звёздный час,

Это весть о грядущих нас,

Нашей вечной души каркас!

Надрывая мне горло, Сказ

Моим сердцем поёт сейчас:

Крики воронов, волчий вой,

Львиный рык в тишине ночной,

Змей шипенье, речной прибой

И молитвы надрыв святой.

Это предков далёких зов,

Миллионы их голосов,

С первых вздохов и чувств, с азов,

Я обрушить на вас готов!

Ложь отвергнут уста мои:

Явь и небыль – одной струи

Разных капель единый пляс,

Ведь поток неделим для глаз.

Приукрашивать можно быль,

Чтобы слушатель счастлив был,

Но наследье отцов в распыл

Коли пустишь – то ты бескрыл.

Потому оглашу я Сказ

Как отцовский святой наказ,

Чтоб кыргызского духа пыл

В наших душах как прежде жил.

Замолчать нашу славу – грех,

Должен каждый вкусить успех,

Что собрал воедино всех

Нас, народ, поднимая вверх,

Чтобы шли, не теряя сил,

Чтобы ветер не погасил

Пламя трепетных душ людских,

Чтобы Сказ никогда не стих.

Давний век как бы ни был лих,

Не утратили слов святых

Наши предки: друг другу вслух

Сказ дарили – поэт, пастух,

Воин, дум ли властитель, – дух

Древней мудрости в них не тух.

Сказ – бескрайной Вселенной лик,

Он как солнце – горяч, велик,

Вещей тайной взращён язык,

С тех времён, как Адам возник,

С Евой род заложив людской,

На тщету заменив покой.

Тьма народов ушла с тех пор.

Сколько селей сходило с гор,

Сколько древних батыров мор

Подчистую забвеньем стёр.

О Манасе же Сказ лишь рос.

В небе россыпи гасли звёзд,

Горы в рыхлый стирались лёсс,

Становился болотом плёс.

И опять начинался круг:

Разливались озёра вдруг,

Засыхая пустыней вновь;

Ледников голубая кровь,

Вниз стекая, земли недуг

Превращала в цветущий луг.

Только посвистом снежных вьюг,

Соловьиною течкой мук

Про батыра-Манаса Сказ

Рос, чтоб выжить, дойти до нас –

Бог его от забвенья спас:

Разгорелся, а не погас.

Сладость страсти, драконий рык,

Конский топот, рожденья крик,

Радость жизни со смертью встык –

Вот что Сказа вместил язык.

Слово, взявшее главный приз,

Через вечность пронёс кыргыз:

Слаще мёда, снегов белей,

Мягче трепетных ковылей,

Селя бешеного мощней,

Сочных выпасов зеленей,

Мягче туч, что стекают вниз,

И забористей, чем кумыс;

Чудодейственный Сказ, и в нём,

Все устои, чем мы живём,

Великанов-героев дом –

Этот Сказ, что готов щитом

Нам, кыргызам, служить века, -

Как выносит конь седока

Из-под шквала летящих стрел,

Чтоб выжить боец сумел,

Если он за других радел,

Если родины честь – удел!

Слушай сердцем судьбы пролог,

Пусть уносит тебя поток

Слов серебряных, чей исток

Сил небесных таит чертог;

Слов весомых и золотых,

Много бедствий, насилий в них,

Много войн и врагов лихих,

Много боли, что бьёт под дых;

Много ветра и скакунов,

Много грёз, и надежд, и снов,

Много клятв и других оков,

Много славных имён. Готов

Сказ поведать нам обо всех,

Кто отчизны ковал успех:

Из божественных слов доспех,

Где и слёзы, и гнев, и смех –

Все богатства людской души, –

Сказ вмещает в себя: дыши

Каждым чувством певцов тех лет,

Что оставили вечный след –

Краснобаев, творцов бесед,

Рукодельниц, провидцев бед.

Каждый Слово спасал от Тьмы,

Чтобы слушали нынче мы

Душ, ушедших давно в полёт,

Сказ – как вечный вершинный лёд,

Терпкий – словно тягучий мёд,

Верный – будто бы кровный род.

Мир в столетьях то креп, то гас.

И Всевышнего ипостась –

Свод небесный, асман, – не раз

С первожизнью теряя связь,

Божье семя в наш мир послал,

Своё имя, но тайно, дал1,

Чтоб об этом никто не знал,

Пока будет посланец мал:

«Ман» в начало поставив, «ас» –

Лишь в конце, чтоб печаль Манас

Нёс в душе, как любви запас,

Чтоб в величии не увяз.

Шли века, всё меняя враз.

Не менялся небес окрас.

Рос и ширился вечный Сказ,

Не менялся лишь дух – Манас.

Про небесную его стать

Я уже готов рассказать,

Но сперва обернёмся вспять

Чтоб узнать, как Народом стать,

Из каких праотцовских мук,

Встреч, рождений, смертей, разлук,

Из протянутых к небу рук

Каждый к месту вставал уук…

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст в формате PDF Word

 


Количество просмотров: 503