Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Детективы, криминал; политический роман
© Александр Зеличенко, 2021. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 августа 2021 года

Александр Леонидович ЗЕЛИЧЕНКО

Сука-любовь

Кто-то мудрый однажды заметил, что любовь может поднять до небес, а может опустить в ад. В подтверждение – три криминальных сюжета. Из тех,  что довели «героев» до преисподней.

 

Сюжет первый

Большое село недалеко от Фрунзе, 1960-е годы. Безответно влюбленный в одноклассницу, юноша на выпускном вечере делает ей предложение. В ответ та  лишь высмеивает беднягу. Уже на следующий вечер, выследив девушку у яблоневого сада, отвергнутый жених насилует её.

Десять лет колонии, «от звонка до звонка».

Уже на третий день после освобождения «воздыхатель» вновь выслеживает Ольгу. Та давно замужем, двое детей. Семён на коленях просит расторгнуть брак, выйти за него. Женщина пытается закричать, но от страха  пропал голос. Воспользовавшись, он насилует жертву  буквально в десяти метрах от дома.

Суд, долгих 15 лет за решёткой…

Вернувшись – за старое. Детей уже трое, четвертым беременна. Живот пока не виден, но, желая разжалобить, бедная женщина, встретив в сумерках «жениха»,  всё ему рассказала. Выслушал, спросил: пойдёшь за меня?! Нет?! Приставив нож, заставил лечь в траву и задрать юбку…

Дело не рекламировалось. Высшую меру суд дать не решился. Дескать, срок за первые два тяжких преступления отбыт полностью. Были б хоть жертвы разные, а так – лююю-бовь…  

Опять пятнадцать лет, самый длительный по тем временам срок лишения свободы. Семья потерпевшей навсегда покидает Киргизию. Куда отправились – неизвестно. Да и  осужденный в родных краях больше не появлялся. Пытался отследить его судьбу в архивах – безрезультатно…

 

Сюжет второй

Попав в колонию на восемь лет за изнасилование, некто Тяглов (фамилия изменена) день за днём шлёт жертве покаянные  письма. В них — слёзная мольба простить, обещание искупить вину любовью до гробовой доски, преданностью и всё такое. Трудно сказать, шло ль всё это от сердца, или таким образом зэк срок скостить хотел? Теперь уж не докопаться.

Да и ладно. Важно другое. Поверила женщина, в колонию приехала, встретилась с обидчиком, поверила. Почтовый роман продолжился, а вскоре расписала «молодых» колонийская администрация.

По закону изнасилование прекращению за примирением сторон не подлежит. А потому оставшиеся пять лет супруга регулярно приезжала к мужу на свидание, сухари да шанежки возила.

И встретила у ворот зоны после освобождения.

 

Сюжет третий

С очередным этапом в колонию строгого режима прибыл мужичок лет тридцати. За плечами – 2 «ходки» за кражи, свежий срок получил за убийство сожительницы. Судя по личному делу осужденного, вины не признал, но «добытые в ходе следствия неопровержимые доказательства, в том числе вещественные,  явно свидетельствуют о совершении таким-то убийства гражданки Поспеловой, с которой несколько лет сожительствовал подсудимый…» (Из приговора)

Короче, 10 лет лишения свободы. Ну что, определили в отряд. Мужик себя вёл степенно, как в этой среде принято говорить, — «правильно». Не «блатовал», но и под администрацию не подлаживался, лес валил, норму давал.

Оперативная часть, изучая по долгу службы прошлое сидельцев, дозналась, что сожительница Солнцева (назовём его так) бедовой была, выпить любила, бывало, исчезала на несколько дней. Побивал, «учить» пытался, но всякий раз прощал.

А раз пропала баба совсем. Через неделю на дороге железной женский труп нашли. Опознать не опознали, но по приметам на Поспелову смахивала. Судя по всему, зарезали  женщину, а потом под поезд подложили…

При обыске на кухне следы крови нашли. Группа совпала с поспеловской.

Занавес. Приговор. Отбыв 8 лет, освободился наш сиделец досрочно. Отбыл домой, в далёкий уральский посёлок.

… Через четыре месяца в очередном этапе — старый знакомый! Даже домой не доехал?!

 «Нет, начальник. В Челябинске на привокзальный базарчик выбежал, провиант закончился. Глядь, Нюрка моя, жива-живёхонька, салом торгует!  Я – к ней, так мол и так, срок за тебя оттянул, ты знала?! Та, сука, хоть соврала бы, иль промолчала. Так нет, набычилась, и давай орать: «Да всё я знала, так и надо тебе, дураку. Ушла я от тебя, а когда пожитки собирала, руку порезала. Кровь специально не вытерла, найдут, подумала. Так и вышло…

И то её последние слова были. Вдруг моча в голову ударила, схватил нож, каким она сало резала, и – в сердце.  Не жалею. Теперь вот  пятнашку тяну»…

Адвокат приезжал, жалобы писал, добивался, чтоб отбытый срок за то первое, несовершенное, убийство зачли. Ответ аж из Верховного Суда получили: за первый срок, что по вине государства случился, Вам компенсация денежная из такого-то расчёта положена. И виновные наказание понесут. Зачесть же отбытое наказание в новый срок не представляется возможным, поскольку это действующим законодательством не предусмотрено…

 

Александр Зеличенко,

Бишкек, август 2021

 


Количество просмотров: 67