Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / — в том числе по жанрам, Бестселлеры
© Адмир J.K., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 29 января 2009 года

АДМИР J.K.

Каприз Вселенского Разума

(Фантастическая история)

Повесть из книги "Любовь с обложки" (признана книгой №1 в номинации «Книжный дебют. Проза» на конкурсе «Выбор года» в Кыргызстане в 2008 году). …Молодой ученый-уфолог Лино из Гонолулу находится в постоянном поиске. Он пытается объяснить людям, что все, чем занято сегодня человечество, – не то, что нужно для успешного будущего. В момент осознания своей беспомощности происходит его контакт с представителем Внеземного Разума, морально поддержавшим устремления ученого. «Допустим, ты сидишь и разговариваешь со мной в кафе «Пайя», а я при этом внимательно слушаю тебя, поддерживая разговор, но нахожусь в другой точке планеты, например в Мадриде, и сижу за столиком в уличном кафе на Пасео дель Прадо», – говорит его внеземная собеседница…

Публикуется по книге: Адмир J.K. Любовь с обложки. – Б.: 2008.
    УДК 821.51
    ББК 84 Км 7-4
    А 31
    ISBN 078-9967-08-137-6
    F 4702300100-08

 

Предисловие

В живописном, многолюдном городе на одном из островов Тихого океана жил мальчик по имени Лино. Ему было тринадцать лет и учился он в обыкновенной школе. По ночам Лино любил смотреть на звезды и наблюдать за метеорами, которые стремительно пролетали по небосклону, оставляя за собой длинный хвост из звездной пыли. Всматриваясь в Млечный Путь, он часто задавал себе вопрос о том, есть ли в других галактиках инопланетный разум, и представлял, что далеко, за тысячи световых лет существуют иные цивилизации. Пересматривая фильмы о будущем и НЛО, он каждый раз вновь и вновь оценивал сюжеты своим пытливым умом и находил в них что-то новое. Его впечатления и переживания становились еще ярче, благодаря его отцу, который и сам любил читать о подобных вещах и часто рассказывал ему истории о пришельцах, посещающих нашу Землю.

Лино любил гулять по берегу безлюдного западного пляжа, оставаясь наедине со своими мыслями. И сегодня он также вдыхал свежий океанский воздух, ощущая на себе тепло и ласку спокойного бриза. Пересыпая песок из одной ладони в другую, он смотрел, как он быстро течет сквозь пальцы, и вопросы, не дающие ему покоя, мелькали с той же скоростью в его голове. Как только последняя песчинка исчезала с ладони Лино, он нагибался, чтобы зачерпнуть еще горстку, и вновь его мысли возвращались к нему и снова безответно исчезали вместе с песком. Через некоторое время ему надоело это занятие, и он посмотрел вдаль. Его внимание привлек серебристый диск, маячивший над океаном. Паря высоко наверху, он вдруг ярко блеснул и исчез из вида. Лино долго вглядывался, надеясь на его возвращение, и, не дождавшись, решил прилечь на нагретый за день песок. Вечерние сумерки сменила океанская ночь. Пляж ярко осветили фары какой-то машины. Лино приподнялся, и автомобиль сбавил скорость. Отцовский «Рейндж Ровер» медленно подъехал к нему и остановился перед ним.

— Я знал, что ты здесь, – произнес отец. – Любуешься звездным небом?

— А я знал, что ты приедешь сюда, — грустно ответил Лино.— Завтра ты уйдешь в плавание?

— Да, сын, завтра я отправляюсь.

Его отец был капитаном и владел небольшой компанией по перевозке грузов. Он получал заказы и уплывал часто и надолго. Иногда он ждал клиентов месяц или даже два, чтобы вернуться обратно. За свою жизнь он пропутешествовал почти по всему миру, исключая Арктику и Антарктиду.

— Надолго? – спросил Лино.

— На пару месяцев. Туда и обратно, — ответил отец.

— В Испанию?

— В Барселону, — уточнил отец.

— А можно мне тоже? – с надеждой спросил Лино, хотя наверняка знал, что получит отказ.

— Нет, сын, это очень долго, ты пропустишь занятия в школе.

Лино нисколько не расстроился. Отец редко брал его куда-либо, наверное, и на этот раз Лино будет лежать на берегу, смотреть на звезды и думать об отце – капитане дальнего плавания.

— Папа. Думаешь, в Барселоне люди любуются звездами? – посмотрел на небо Лино.

— Я думаю, да, всем людям нравится смотреть на звезды, но я знаю одно точно, что так долго и тщательно любоваться ими может лишь один человек на Земле – его зовут Лино и он мой сын! – с гордостью произнес отец и тепло обнял его. – Я заказал телескоп из каталога в твоем журнале «Астрономия», его уже отправили сюда по почте из штата Висконсин.

— Правда? – просиял Лино от счастья. – Папа! Ты настоящий друг! – Лино обнял отца крепко. – А ты знаешь, пап, я сегодня видел летающую тарелку, и, по-моему, она была инопланетного происхождения.

— Да, конечно, сын, — поддержал его отец, зная безграничное воображение сына.

Они сели на песок, и Лино обиженно спросил:

— Ты мне не веришь, да?

— Лино, сынок, конечно, я верю тебе, и я сам его видел, когда ехал на пляж. Мне показалось, это самолет-невидимка… — заметив разочарование на лице сына, он добавил:

— Хотя, это могло быть и НЛО. Я точно его не разглядел…

— А когда настанет день, когда внеземные цивилизации дадут о себе знать? — начал свою излюбленную тему Лино, и отец вздохнул глубоко, готовясь к долгому разговору об УФО.

— Я тебе говорил, сын, земляне не готовы к этому, — ответил он.

Лино грустно вздохнул в ответ.

— Мы заняты своими проблемами. У нас их очень много — войны, голод, бедность, а еще мы очень агрессивны, — задумчиво произнес отец и посмотрел на темный и безграничный океан.

— А почему мы агрессивны, папа?

— Потому что мы очень мнительны — нам все время кажется, что где-то есть угроза нашей безопасности, и что кто-то нападет на нас. Ну, ты знаешь о холодной войне.

— Опять ты про нее, — вздохнул Лино. – Холодная война — это русские.

— И не только, сын, это и американцы, а также страны, поддерживающие каждую из сторон.

— А также арабы, евреи и все остальные… – придирчиво добавил Лино и тут же спросил: — Но ведь она, холодная война, закончилась уже?

— Да, сын, Советов больше нет.

— А Куба?

— Она потеряла главного своего союзника.

— Значит, война закончилась, и скоро мы услышим об инопланетном разуме?

— Нет, сынок, человечество будет теперь использовать оружие, накопленное за время холодной войны. Кроме того, не забывай — после Хиросимы и Нагасаки мы еще не видели другие ядерные взрывы, а таких бомб по миру множество и рано или поздно — какая-нибудь из них должна взорваться, — отец иногда говорил о многих вещах с глубоким пессимизмом. Но это не говорило о том, что он воспитывал сына плохо. Без сомнения, он хотел лишь того, чтобы сын был подготовлен к наихудшим событиям, если они, вдруг, будут иметь место в реальности.

— Что, значит, снова война? – отчаяние сквозило в голосе Лино.

— Возможно, сын, возможно, — покачал головой отец.

— И когда же мир увидит внеземные цивилизации? – громко спросил Лино, и его голос пронесся далеко по пляжу. Отец не знал теперь, что ответить, и промолчал.

— А, может, они просто ожидают? – зловеще прозвучал голос дяди Лэйва.

Лино с отцом вздрогнули и обернулись. Они увлеклись обсуждением космополитических дел и не услышали, как он бесшумно подошел к ним. Дядя Лэйв был шурином капитана — единственный брат матери Лино. Он иногда навещал сестру, выбираясь из своего маленького городка в Калифорнии – Сан Луис Обиспо.

— Лэйв! Это ты? – удивленно спросил отец Лино. – Откуда ты взялся? Мы даже не слышали, как ты подошел!

— Они просто ждут, — повторил Лэйв, глядя на них, словно безумец.

— Чего ждут? – переспросил Лино и поежился от непонятной жути, повеявшей от тона дяди Лэйва.

— Пока человечество не уничтожит себя. Когда взорвется последняя бомба и настанет ядерная зима! Все живое погибнет, вот тогда они колонизируют нашу Землю и займут место людей на планете! — Лино и отец замолчали от этой мрачной перспективы и растерянно переглянулись.

— Но, ведь они оснащены лучше нас, они умнее и их технологии совершеннее. При желании они сами могут устроить ядерную зиму и уничтожить людей, но они этого не делают? – опровергнул заявления чудаковатого шурина отец Лино. Лэйв ничего не ответил. Вообще расслабление не всегда приходило к дяде Лэйву после употребления виски. Он становился мнительным человеком, который считал, что где-то кто-то готовит угрозу ему и его нации.

— Люди — странные существа, — продолжил отец Лино. – Мы строим города, производим себе подобных и уничтожаем все и всех, сбрасывая бомбы, – и тут же пояснил. – Такова натура человека. Вечное противостояние. Но когда-нибудь это прекратится — мы перейдем на новую ступень. Может, лет через сто или даже двести.

— Почему так долго? А вдруг мы уничтожим себя и наступит ядерная зима? — испуганно спросил Лино.

— Вот тогда они и прилетят! – произнес все так же зловеще Лэйв, глядя на океан. В сумеречной пустоте пляжа, при включенных фарах «Рейндж Ровера», его безумное лицо обдувал тихоокеанский ветер, откидывая назад его рыжие волосы. В эту ночь океан был необычно спокоен. Мелкие волны осторожной поступью обволакивали край берега и снова убегали прочь, и, казалось, тишина разрослась и покрыла весь Тихий океан — от Калифорнии до берегов Филиппин.

Вдруг небо ярко озарилось, и на нем появился гигантский серебристый диск. Опускаясь вниз, он становился все больше и больше и завис над океаном, излучая при этом разноцветное сияние. Казалось, что корпус машины имел форму диска, и Лино с отцом, словно завороженные, созерцали его. Машина теперь двинулась горизонтально и стала приближаться к ним. Слабонервный Лэйв, вскочил и крикнув: — Они движутся на нас! – убежал в сторону города. Отец Лино встал, отряхнулся от налипшего песка и подал руку сыну. Они стояли и смотрели на диск, не отрывая глаз, и им казалось, будто внутри находятся какие-то необычные существа с большими головами и смотрят на них. Машина приблизилась к ним и застыла в метрах тридцати от них. Ее сияние освещало всю местность, и по воде шли круги, как, если бы над ней завис гигантский вертолет, создавая вихрь своим пропеллером. Кроме еле заметного жужжания, летательный объект не производил никаких других звуков, свойственных машинам такого размера….

Черные фигурки державшихся за руки отца и сына и силуэт их джипа четко вырисовывались на фоне яркого, светящегося диска. Казалось, что сдержанному всплеску прибоя, который нарушал тишину западного пляжа, подпевало слабое жужжание космической машины.

* * *

— Я вам не верю! – категорическим тоном говорила мама. – Я могу понять Лэйва – он с детства странноватый. Мой сын с пеленок бредит внеземным разумом, — произнесла, она, акцентируя интонацию на последнем слове, давая понять ничтожность, по её мнению, такого рода интереса. – Но, как ты, взрослый мужчина, капитан дальнего плавания! Ты объездил мир вдоль и поперек! -…говоришь, что видел НЛО! Наверное, это я тронулась умом! А не вы! – в сердцах выпалила мать.

— Но, дорогая, это были самые настоящие инопланетяне. Как же мне тебе доказать? – пытался убедить капитан, хмуря брови.

— Не хочу доказательств! В это светлое утро, когда ты покидаешь нас на долгое время, мне бы хотелось позавтракать спокойно и провести эти минуты как порядочные муж и жена!

— Но милая, это было какое-то чудо! – восклицал отец.

— Прекрати, мне страшно думать, что мой муж сошел с ума, — недовольно произнесла она.

Лино проснулся давно и, стоя босиком на лестнице, опершись о перила, слышал разговор родителей. Отец сидел за столом и, положив локти на стол, смотрел на жену, она же облокотившись о столешницу мойки, ела яблоко и наотрез отказывалась верить в увиденное мужем и сыном. Лино зашлепал босыми ногами к столу, желая всем доброго утра.

— Сын, ты так рано проснулся? – удивился отец.

— Вы, кажется, спорили о чем-то? – осторожно спросил Лино, поеживаясь от утренней свежести. Мама ничего не ответила и поставила разогревать молоко в микроволновую печь.

— Мама не верит в то, что мы вчера видели, — отец воспользовался моментом и проинформировал сына вполголоса, думая, что за шумом микроволновки их не слышно. Однако мама услышала его шепот и иронично фыркнула в ответ.

— Мама, — обратился Лино к матери и потянулся к жареному бекону в отцовской тарелке. – Ты можешь не верить мне и дяде Лэйву, потому что мы оба слегка «тронутые», как ты изволила заметить, — съязвил он. – Но почему ты не хочешь поверить папе? Он же твой муж, и зачем ему врать тебе?

— Не знаю, хочет ли он разыграть меня, или также тронулся, как и вы. Последнее, конечно, больше беспокоит меня, — отвечала мама и открыла новую коробку с кукурузными хлопьями.

— Мам, — смешливо произнес Лино, кажется, задумав кое-чего. – А вот, если взять чисто гипотетически. Допустим, вчера папа провел время с обаятельной инопланетянкой… – мама повернулась к ним, и лицо ее вытянулось от возмущения.

— Это может быть правдой? – спросила она, с укором глядя на мужа. Лино с отцом дружно засмеялись. Мать смутилась, осознав, что попала впросак с этим вопросом, и тоже засмеялась.

* * *

В двадцать два года Лино продолжал интересоваться феноменом НЛО и всем, что имело малейшую связь с этим. Он пропадал в библиотеках, читая уфологическую литературу, встречался с научными деятелями, участниками специализированных клубов, даже переписывался с представителями НАСА. Опубликовал несколько своих работ на тему возможности существования внеземных цивилизаций, а также преподавал соответствующий курс в университете и получал оклад и стипендию на продолжение учебы. Но больше всего времени он проводил в Интернете, связываясь с людьми со всего мира, которые, так же, как и он, посвятили свою жизнь исследованиям феномена НЛО. Большое количество информации он сам рассылал от имени своей собственной организации “the UFO Scientific”, проделывая огромный объем работы.

Однажды он со своим другом взломал засекреченные файлы Пентагона с информацией об НЛО. Файлы о разбившихся и захваченных инопланетных пилотах на территории США. Подтверждение их хранения на базе Райт-Паттерсон и Зоне-51 в штате Огайго. Но им не удалось обработать раскодированные файлы, Пентагон, обнаружив взлом, заблокировал доступ к ним.

 

Лино был умным парнем, много знал и видел собственными глазами. Единственное, ему не хватало фактов, которые можно было бы взять в руки и наглядно доказать мировой общественности существование инопланетян. Иногда он доходил до отчаяния, садился в кресло и задумывался о своем предназначении в этом мире. Для чего он родился и что он готов сделать для него? Многие его друзья считали, что у парня «съехала крыша», но это было совсем не так. Он ведь на самом деле тогда, на пляже, ВИДЕЛ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ ГЛАЗАМИ НЕОБЫЧНЫЙ СВЕТЯЩИЙСЯ ЗВЕЗДОЛЕТ И, ЧТО, В НЕМ НАХОДИЛИСЬ ИНОПЛАНЕТНЫЕ ПИЛОТЫ!

 

Часть I

Безветренная погода наглядно демонстрировала свое отношение к национальному флагу, скромно висевшему во дворе, напротив окна комнаты Лино. Он в который раз просыпался разбитым после очередной ночи раздумий о своем назначении в этом мире. Хотелось сделать что-нибудь особенное и, несомненно, положительное для блага человечества. Эти мысли не покидали его и постоянно преследовали, загоняя его «в себя» и заставляя думать о своей никчемности, хотя это было далеко не так.

Он проснулся от шума компьютера, который включался сам, желал доброго утра и прекрасного настроения и выводил на монитор список электронных сообщений.

— Добрый день, Лино! – прозвучал в динамиках мелодичный женский голос. — Желаю вам удачного дня и отличного настроения! Для вас письмо от Лэвини Флэвер! «Открыть письмо?» — мигая, спрашивало окно на мониторе. «Кто бы это мог быть?» — подумал Лино. – «Может быть, одна из студенток с семинара?» Спам* никогда не поступал в ящик Лино, он имел надежную защиту от такого рода писем. (*Спам – рассылка рекламной информации по Интернету вопреки желаниям пользователя электронной почты) Лино щелкнул по кнопке «Открыть письмо». Письмо, полученное в пять утра, открылось и, к удивлению Лино, ожидавшего увидеть большой текст, там была следующая строчка: «Нам нужно увидеться в обед в кафе «Пайя»*. Лино понял сразу, что эта Лэвини, наверняка, хочет рассказать ему что-то важное, связанное с НЛО и, не задумываясь, решил пойти на встречу.

(*«Пайя» — согласно древней гавайской легенде, Пайя – юноша, вызвавший на состязание по сёрфингу Уми, впоследствии повелителя Гавайев, который затем принес Пайя в жертву богу моря. – Прим. автора)

Закончив свои дела в университете, Лино пришел в кафе в двенадцать дня. К этому времени погода начала портиться: небо затянуло тучами и, очевидно, собирался ливень. Лино обратил внимание на девушку у входа в кафе. Она была среднего роста, в приталенном белом платье с кружевной серой вставкой, опоясывающей ее изящную талию. Каштановые локоны ниспадали на плечи. По ее красивому лицу трудно было угадать ее этническую принадлежность. Она приветливо и немного застенчиво смотрела на него голубыми глазами и улыбнулась ему:

— Привет, Лино!

— Привет, ты, наверное, Лэвини? – улыбнулся в ответ Лино

— Да, я Лэвини. Я думаю, выбор места встречи подходящий?

Лино был заинтригован, и ему не терпелось узнать, что такое хочет рассказать ему эта милая девушка. Они зашли вовнутрь и выбрали столик у окна.

Лино открыл меню, выбрал манговый сок и буррито. Лэвини отказалась от еды и тоже выбрала манговый сок.

— Я думаю, ты теряешься в догадках, вспоминая, где же мы могли встретиться? — спросила Лэвини, чувствуя, что он сильно заинтригован.

— Да, вообще-то, — смущенно признался Лино.

— Мы не виделись раньше, — произнесла Лэвини.

— Я догадался об этом, — с некоторой долей иронии сказал Лино, имея в виду очевидность факта. – Тогда у тебя должна быть очень важная информация для меня? – предположил он, бездумно рассматривая вилку.

— Возможно, — интригующе произнесла она, глядя в окно. – Ты даже не представляешь, о чем я хочу тебе поведать, — и, бросив пристальный взгляд на него, снова перевела свой взгляд за окно. Сконструированное из стеклопластика, кафе «Пайя» находилось на возвышенности. В нем люди укрывались и от жары, и от дождливой погоды. Между стеклом и столами стояли карликовые пальмы, создавая внутри кафе пляжный интерьер, они тоже расслабляли посетителей, навевая мысли о вечном отдыхе в этой столице Гавайев. Ротанговая мебель, длинная стойка бара из красного дерева, с деревянными стульями на змеевидных ножках. Лино посмотрел туда с завистью и с непреодолимым желанием присесть на один из них с бокалом вина под прохладные ионизированные струи кондиционеров. Многим туристам нравилась освежающая атмосфера с расслабляющей музыкой мастеров джаза и блюза со всей планеты. Запел Джордж Бенсон «We got the love», и Лино устроился поглубже в кресле, наслаждаясь спокойствием, тихим говором посетителей, переплетающимся с негромким звоном столовых приборов и посуды.

— Лино! – услышал он вернувший его к разговору голос Лэвини. – Я знаю, что ты один из тех людей на Земле, которые очень сильно желают увидеть настоящих представителей внеземного разума. Я знаю, что ты мечтаешь об этом с детства, — внезапно заявила Лэвини.

— Я знал, что разговор пойдет именно об этом, — открыто улыбнулся Лино и пожалел об этом. Сидя рядом с милой незнакомой девушкой, ему меньше всего хотелось говорить об НЛО. – Откуда ты знаешь, что я мечтал об этом с детства? – спросил он вдруг подозрительно.

— Оттуда, — указала пальцем Лэвини. Этот странный ответ заставил задуматься Лино, и он на всякий случай посмотрел вверх, прищурился и, взяв в руки стакан с соком, отпил из него.

— Откуда именно?— решил уточнить он, подумав, что она имеет в виду какие-нибудь научные инстанции. Она выпрямилась в кресле, облокотилась о столик, и внезапно сказала:

— Я представитель инопланетного разума…

Почему-то в этот момент музыкальный диск заело, и песня оборвалась. Звон посуды и приборов вместе с голосами посетителей, усилился и превратился в беспорядочный сплав звуков. Лино смотрел на нее, пытаясь понять, не разыгрывает ли она его. Ее лицо выражало серьезность и искренность.

— Шутка, возможно, удачная, — предположил Лино и попытался улыбнуться, вынул салфетку и вытер губы. – Но я не совсем понимаю, для чего мы встретились сегодня?

— Да, это так, но об этом никто не должен знать, в противном случае моя миссия завершится досрочно, и я буду отстранена от исследования отдаленных цивилизаций.

Лино ошеломленно уставился на нее, силясь увидеть в ее красивых глазах насмешку или иронию. Когда он перевел свой взгляд из глубины глаз Лэвини, он увидел серьезное выражение её лица. Лино подумал, что у девушки не все благополучно с психикой. Она, возможно, влюбилась в него и, зная его слабость и наивный характер, решила таким способом обратить на себя внимание.

— Так, так, — произнес Лино, — отрабатывая в голове планы незаметного отступления. Джаз, манговый сок и морской воздух уже не действовали на него успокаивающе.

— Что, так-так? – переспросила Лэвини, увидевшая в глазах Лино страх и разочарование.

— То есть, нет, нет, — поправился Лино. – Я вспомнил, что мне надо было вернуться пораньше с обеда. Я думаю, нам лучше поговорить в другой раз. Он захотел встать со стула, но какая-то сила не позволила ему сделать это и заставляла его оставаться в сидячем положении. Ненавязчиво заиграла музыка Боба Джеймса, и присущие ресторану звуки утонули в ней. Она посмотрела на него насмешливо и произнесла:

— Если ты хочешь идти, то можешь встать и уйти, — Лино сделал попытку еще раз встать, но ноги его не слушались, и он вынужден был оставаться в прежнем положении, не сдвинувшись ни на сантиметр. Лэвини отпила сок, закрыла глаза, словно от усталости, и сказала: — Я думаю, тебе следует выслушать меня, прежде чем пытаться «делать ноги», — в ее тоне была неизбежность факта, и Лино понял, что попал в не очень приятную ситуацию.

— А как ты это делаешь со мной? – удивленно произнес Лино, возможно, даже в некотором испуге. Ему было одновременно щекотно и неловко от неподвижности, ощущение было такое, будто его загипсовали. – Ты что, гипнотизер?

— Я всего лишь пришелец, — вздохнула глубоко Лэвини.

— Ну, хорошо, — Лино прекратил попытки встать. – Тогда, скажи, почему ты выглядишь как обыкновенный человек? Почему ты не серого или зеленого цвета? Не карлик с большущей головой и рыбьими глазами? – съязвил он.

— Потому что, как ты сам понимаешь, я в мире людей и мне не пристало носить чешую, ходить с хвостом бронтозавра и мигать поочередно паучьими глазами, — ответила в тон ему Лэвини.

— А ты так выглядишь на самом деле? – Лино с искренней опаской посмотрел на нее. Лэвини саркастически посмотрела на него.

— Ну, хорошо, допустим, тебе это удалось, как впрочем, и с гипнотическими делами, — скептически произнес он. – Что еще ты умеешь делать, мисс Все-Могу? — прямо спросил он, как если бы собираясь уличить ее в обмане прилюдно.

— Ха, — уверенно засмеялась в ответ Лэвини. – Дорогой мой Лино, — снисходительно посмотрела она на него. – Я могу принять облик твоей матери и прямо сейчас, если ты только того пожелаешь! – Лино задумался, — неужели эта тронутая серьезно говорит об этом?

— Хорошо, — ответил Лино в предвкушении уличения обмана. – Я, кстати, забыл ей сказать по телефону, что сегодня не хочу идти в гости к родственникам, а ее мобильный молчит все время. Сейчас я ей сообщу об этом. Твое превращение не повредит ей? – произнес он с ехидством.

— Нет, ей это нисколько не повредит, она даже не почувствует ничего, — уверенно ответила та. Лино выждал паузу и вопросительно посмотрел на нее:

— Ну? Я жду волшебных превращений! — Лэвини замялась, оглядываясь по сторонам, и помяв салфетку в руках, сказала:

— Ты знаешь, здесь много людей, я не могу прилюдно.

— Я так и думал! – победно воскликнул Лино.

— Но, если ты хочешь, я могу показать тебе вечером, если мы встретимся где-нибудь в безлюдном месте, — перебила она его. Получи он такое предложение от такой милой девушки чуть ранее, он, не задумываясь, ответил бы утвердительно, но при сложившихся обстоятельствах, когда девушка совсем завралась, он воспринял все это, как ее маневр ретироваться достойно и он, конечно же, решил подыграть ей.

— Да, я понимаю. Мне совестно, что я не поверил тебе, но демонстрация гипноза — это еще не доказательство твоего внеземного происхождения. Но, коль ты на этом настаиваешь, мы могли бы увидеться завтра вечером, — предложил он, зная, что завтра он найдет кучу причин, чтобы отменить встречу, если она будет настаивать.

— Где и во сколько? – спросила Лэвини.

— В восемь часов, у длинного пирса на городском пляже, — наугад сказал Лино, понимая, что место встречи — это уже формальности для достойного завершения этого разговора.

— Нет, лучше на западном пляже, это твое любимое место, — произнесла Лэвини, глядя ему прямо в глаза.

— Откуда ты знаешь?.. – начал было Лино, но запнулся и произнес: — ОК, давай там, в восемь.

— Я знаю Лино, что это твое любимое место, куда ты любил и любишь до сих пор приходить и смотреть на звезды в телескоп, который купил тебе отец. А лет десять назад на этом пляже вы с отцом видели нечто, похожее на летающую тарелку, не так ли? – усмехнулась она, заранее предугадывая его недоумение и возмущение.

— Что?.. – смог лишь произнести Лино, оторопев оттого, что кто-то смеет посягать на самое сокровенное его души, и подумал, что она могла заранее навести справки у его знакомых. Официант принес буррито и поставил его перед Лино: — Что-нибудь еще, сэр? – спросил он, наклонившись над Лино. Тот отрицательно качнул головой и поблагодарил официанта. Тут Лэвини встала из-за стола и произнесла:

— Тогда завтра, в восемь вечера, на твоем любимом месте? – подчеркнуто сказала она.

— Да, я думаю, ты придешь без опоздания? – слукавил Лино, уверенный, что он видит ее в первый и последний раз.

— До встречи, — кивнула Лэвини, развернулась и вышла из кафе. Лино смотрел ей вслед некоторое время, продолжая думать о том, о чем они говорили. Могли же они поговорить на другую тему? Ему даже стало жаль себя. Неужели он не может просто поболтать с девушкой обо всем и ни о чем?

Остаток дня он провел, загруженный университетскими делами, а также перепиской с коллегами из Пуэрто-Рико. Вечером Лино приехал домой и вспомнил свою дневную встречу с чудачкой Лэвини Флэвер. Приняв душ и завернувшись в полотенце, он встал перед зеркалом, расчесывая волосы. Положив расческу на место, он уставился на свое отражение, думая про себя, что парень он видный, с хорошими манерами, и многим девушкам нравится такой тип парней. «Но, неужели, если я кому-нибудь нравлюсь, то обязательно надо говорить об НЛО?» — думал он. – «Зачем играть в пришельцев?» — он рассмеялся, вспоминая разговор с Лэвини. – Какие только девушки не попадаются на твоем пути! Ты просто болван Лино! Болван! – говорил он уже вслух, тыча в зеркало. Вдруг он почувствовал, что кто-то смотрит на него с боку, он повернул голову и увидел свою мать. Она стояла на пороге, покачивая головой, явно выражая свое неодобрение.

— Что? – смеясь, спросил сын.

—  Что? – переспросила мать. – Ты не знаешь, что? Посмотри, ты ведешь себя, как помешанный.

— Почему? – Лино продолжал смеяться.

— Мне кажется, тебе следует заняться чем-нибудь серьезным! Уфология занимает слишком много времени в твоей жизни, сын. Это не то, чем ты должен заниматься, ведь ты талантливый человек. Возьмись за что-нибудь другое! – с беспокойством произнесла она. Лино перестал смеяться и стоял перед ней, почесывая затылок, словно ученик, не выучивший урок. – По мне, лучше бы ты стал рок-гитаристом и пел в ночном баре.

— О, мама, я не виноват, что вы в детстве покупали мне телескопы вместо электрогитар. И вообще, чего ты беспокоишься? — спросил он непринужденно. – Мне смешно, знаешь, из-за чего? Сегодня я встретился с девушкой.

— Почему встреча с девушкой вызывает у тебя такой ненормальный смех? — спросила его мать. Хотя, и догадывалась, что, если сын говорил о девушке со смехом, это означало, что ее внешность дополняет какое-нибудь неприятное обстоятельство.

— Ты знаешь, мам, она говорит, что она инопланетянка, и в качестве доказательства показала мне сеанс гипноза. А еще она обещала принять твой облик, если я с ней встречусь завтра вечером, — смеясь, сказал Лино. – Она сказала, что не может перевоплотиться прилюдно и, думаю, ей стало стыдно за то, что она выдавала себя за пришельца. И, чтобы как-то выйти достойно из положения, она назначила второе свидание.

— Ох, — тяжело вздохнула мать.

— Мама! – нежно произнес Лино. – Ты не расстраивайся! В мире полно красивых девушек, и я встречу ту самую единственную, и у тебя будет куча внучат. Вот увидишь, вы с отцом еще будете бегать за ними и не будете поспевать! И я посмеюсь над вами! – расхохотался он.

— Лино, — прошептала мама. – Мне страшно за тебя! Ты помешан на НЛО! Наверное, тебе надо просто отдохнуть. Отец скоро получает заказ в Сан Диего, я думаю, тебе тоже нужно съездить туда и отдохнуть.

— Мама! – воскликнул сын.— Как будто у нас мало солнца и моря! Не хочу я никуда ездить. Вот, в Токио, на научную выставку на тему космоса и новейших технологий, я, наверное, слетал бы! – произнес он мечтательно.

— Ты непослушный! – в сердцах произнесла она.— Носишься со своей уфологией, даже девушек находишь себе подобных, с мозгами набекрень! – и недовольно хмыкнув, она обиженно вышла из комнаты, бросив напоследок, что они с отцом едут к родственникам.

Слова матери его обидели, и он подумал, что, возможно, все так и есть, как она говорит. «Но, позвольте!» — подумал он про себя. – «Коль девушка действительно с мозгами набекрень, то, как она узнала мой адрес?» — рассуждал он. – «Ну, допустим это не проблема, я, где попало, оставляю свои визитки. Тогда, как она это делает, заставляет человека делать то, что он не хочет делать?» — и тут же сам себе отвечал: «Возможно, она прошла курсы гипноза. Это тоже объясняется. Тогда, как она узнала мое любимое место в городе? И что я там люблю уединяться и смотреть на звезды?» — размышлял он. Ведь он не каждому говорит о своем любимом занятии. Это личное, и ему казалось, об этом знают только его родители и только некоторые из близких друзей! Джаспер!! – он вышел на главного подозреваемого и прищурил правый глаз. «Он ей и рассказал про случай на пляже! Ну, Джас! Держись!» — разозлился Лино. «Решил разыграть, да?»  — Лино судорожно вытащил из кармана джинс мобильный телефон.

— Джас? – зло произнес он.

— Да, брат! – услышал он звонкий и радостный голос своего друга.

— Значит, нынче модно разыгрывать друзей, так? – спросил, не здороваясь Лино.

— Наверное, брат, — недоуменно ответил Джаспер. – Я думаю, это было всегда модно. А почему ты спрашиваешь об этом? И как дела вообще-то?

— Дела, вообще-то шли бы неплохо, если бы ты не подсылал мне полоумных девушек!

— Не пойму, о чем ты? Слушай, я вчера познакомился с одной классной девушкой. Просто красотка…

— Ты мне зубы не заговаривай, — перебил его Лино. – Ты думаешь, трудно догадаться, кто помог ей навести справки обо мне? Да, конечно же, ты первый подозреваемый!

— Постой, постой! Ты о чем? Я не понимаю. – Джас понимал, что его друг всегда отличался внезапной необъяснимой сменой настроения. Поэтому он не очень был удивлен происходящим.

— Где ты откопал эту Лэвини? А? – не унимался Лино, запутывая Джаспера все больше и больше. – Что, ей делать нечего, как запудривать мне мозги, будто в детском саду? Я вижу, тебе нечем заняться. Раз так, скажу тебе одно: ты со своими глупыми шуточками меня уже достал. Наверное, ты из милосердия решил помочь мне в знакомстве с ними, думая, что мне не везет с девушками?

— Эй, Лино! — раздраженно остановил его Джаспер. – Я не понимаю, о чем ты, и вообще, о ком ты говоришь?

— Не прикидывайся, брат! Просто, если это так, скажи, что это правда и все, я от тебя отстану. Но запомни, мне таких услуг не надо, — обиженно заявил Лино.

— Да подожди ты! Во-первых, я никого не подсылал к тебе, и не знаю, о ком ты говоришь! Во-вторых, я никогда не задумывался о том, что тебе может не везти с девушками, а в-третьих, я бы никогда не поступил с тобой так. И, наконец, ты меня знаешь, я люблю разыгрывать тебя, но чтобы пойти на такие шутки — у меня не хватило бы смелости. Так что моя кандидатура слабовата, и тебе стоит поискать других подозреваемых, — пояснил Джаспер.

— Тогда, кто же? – растерянно спросил Лино. – Келоло? – вновь напрягся он.

— Не думаю, — отрезал Джаспер. – У него мало времени на эти дела. Он сейчас разрабатывает новое программное обеспечение, поэтому, уверен, он не стал бы этим заниматься.

— Ну, тогда кто? – спросил Лино, — раздражаясь из-за безапелляционных ответов Джаспера.

— Я думаю, что тебе следовало бы заняться более важными делами. Мне кажется, уфология отнимает у тебя слишком много времени, — осторожно предположил Джаспер и съежился, зная характер Лино, и не прогадал. Тот со свистом набрал больше воздуха в легкие и выкрикнул в трубку:

— Ты меня тоже собрался учить? – и судорожно нажал кнопку «разъединить».

— Эй, эй постой!.. — только успел сказать Джаспер, и на линии послышались короткие гудки.

* * *

— В итоге, если соблюдать принципы научной честности, в свое время отстаивающиеся еще одним лауреатом Нобелевской премии – Ричардом Фейнманом – перед компетентными в данной проблеме специалистами должна быть поставлена задача просвещения, борьбы с мифами и пропаганды истинного положения и дел. По-видимому, эту задачу следует рассматривать, как определенный общественный долг специалистов в области SETI, — завершая лекционное занятие, Лино посмотрел на часы. Они показывали время обеда. – Есть вопросы?

Студент из зала поднял руку: — Вы хотите сказать, что ученый должен заниматься популяризацией научных знаний? Тогда, простите, когда он будет заниматься своей основной деятельностью? — Лино откашлялся и ответил:

— Понимаете, в нашем обществе широко распространен не совсем верный взгляд на проблему внеземных цивилизаций. В этом случае специалисты могут продемонстрировать массовому сознанию подлинное состояние дел. Это их моральный долг. Больше нет вопросов? Тогда вы можете быть свободны.

Первокурсники встали и с шумом начали покидать аудиторию. Лино собирал свой лекционный материал, который был разбросан по всему столу.

— Алоха! – услышал он в дверях голос своего друга Келоло – высокого и худого брюнета.

— Алоха! – ответил Лино. – Как твое программное обеспечение? Я слышал, ты готовишь его для Майкрософт? – решил он подшутить над другом.

— Ты что? Это всего лишь бухгалтерский учет для одной фирмы из Нью-Йорка. Они захотели разработать индивидуальную бухгалтерию, которой нет ни у кого.

— Надеюсь, ты запатентуешь ее под своим именем и сможешь потом продавать?

— Нет, программа будет принадлежать этой фирме, они мне платят за работу.

— Короче, они «наварятся» на тебе, — Лино захлопнул папку с материалом и положил ее в белую сумку «Dirk Bikkembergs», с синими вставками по бокам.

— Знаешь, я уже подписал контракт, но в следующий раз буду думать. Хотя, это опыт, и я не жалею. А еще я хочу есть, — внезапно добавил Келоло. – Пошли, пообедаем?

— «У Микиои»? – спросил Лино, имея в виду закусочную, неподалеку от университетского городка.

— Да, давай.

— Я тоже голоден, как белая акула, и съел бы, наверное, три двойных гамбургера, — сказал Лино, закрыл ящик стола и встал.

«Рейндж Ровер» Лино притормозил на парковке у закусочной и, выбрав место, втиснулся между двумя машинами.

— И как мне выходить теперь? Ты все время паркуешься, словно у тебя малолитражка какая-то, — возмутился Келоло.

— А ты ноешь, как будто весишь двести фунтов. Посмотри на себя, какой ты худышка, ты пролезешь и в полуоткрытое окно той самой малолитражки! Ха-ха! – Лино захохотал своей шутке, но Келоло, так не думая, вылез кое-как из машины и сильно хлопнул дверью, показывая, что недоволен действиями и шутками друга.

— Эй, а ну, полегче! Машина здесь не причем! – прикрикнул на него Лино.

Они сели за свободный столик на открытом воздухе.

— Я думаю, тебе надо получить патент на изобретение, — через некоторое время уже серьезно произнес Лино, пытаясь реабилитировать себя перед другом, поняв, что пошутил неудачно.

— Не спеши пока, мы не до конца использовали потенциал программы, — Келоло начал листать страницы утренней газеты, которую он раскрыл, демонстративно показывая, что не желает разговаривать с людьми, которые зло шутят. Лино отпил диетической колы, вытер салфеткой рот, икнул и посмотрел на Келоло, который продолжал:

— Многое зависит от того, насколько эта программа будет показывать информацию и события в хронологическом порядке. Если будет сбой, тогда мне нужно будет доработать ее. Но, в любом случае, вся информация, которая записана до этого, будет заархивирована и сохранена должным образом.

— Слушай, а она сможет работать автономно и принимать сама какие-либо решения? – спросил Лино, заглядывая во внутрь банки.

— Разумеется, если ее загрузить на носитель, имеющий функции для автономной деятельности, — Келоло принял из рук официанта большой стакан колы и поднес трубочку ко рту.

— То есть, если мы создадим с тобой какое-то подобие робота, ее можно будет загрузить в его мозг, и он сможет работать и вести себя, словно человек?

— Безусловно, но как мы создадим с тобой такой механизм, который будет управляться таким программным обеспечением? Даже японцы не придумали еще такого робота, который мог бы двигаться и управлять конечностями так же пластично, как человек. А ты тем более не сможешь, — съязвил Келоло в отместку за злую шутку.

— Ну, в любом случае, это будет уникальный во всем мире электронный мозг? – Лино просиял, как будто, сам придумал программу.

— Почти. Наше преимущество в том, что информация занимает немного места, а это очень важно.

— Это правда, — довольно произнес Лино и обернулся к официанту, который на подносе принес гамбургеры. На взгляд Лино, в «У Микиои» гамбургеры были самые лучшие, по крайней мере, сейчас, когда он был так голоден. Он схватил двумя руками один из них и откусил добрый кусок. Затем взял горстку картофеля фри, обмакнул его в соус «Чили» и отправил его в рот вслед за гамбургером. Все это он запил диетической колой, откинулся на спинку деревянного стула и с удовольствием стал жевать.

— Ты записываешь информацию каждый день? – спросил Келоло, откладывая газету в сторону и уже отойдя полностью от своей обиды.

— Разумеется, каждый вечер перед сном, в течение дня я делаю заметки в ежедневнике, а потом прихожу домой и воспроизвожу каждую деталь воспоминаний, — ответил Лино и откусил очередной кусок ветчины.

— Даже встречу с девушкой, которую якобы подослали либо я, либо Джас? Ха-ха! – на этот раз Келоло засмеялся над Лино. Тот искоса посмотрел на него и невозмутимо попросил:

— Не мог бы ты одолжить свой мобильный на пару секунд, мне надо сделать звонок, а то у меня деньги закончились на балансе, — Келоло вытащил свой телефон и передал его Лино. Тот вытер руки салфеткой, скомкал ее и бросил на стол, затем схватил телефон и начал в нем ковыряться. Через некоторое время он издал звук: — Аха! – и вернул телефон владельцу.

— Что – «аха»? – Келоло посмотрел на него недоуменно.

— Я так и думал, — произнес Лино и откусил еще кусок от гамбургера. Дожевав, он произнес:

— В последний раз ты разговаривал с Джаспером сегодня утром и звонил ему ты, а вот вчера без пятнадцати девять вечера у тебя входящий звонок от него. Он позвонил тебе как раз после того, как поговорил со мной. О теме вашего разговора нетрудно догадаться, я полагаю, — надменно произнес Лино. – Я представляю, как он докладывал тебе, «Эй, Кело, ты представь, что говорит Лино, он винит меня и тебя в том, что мы специально знакомим его с девушками! Он ненормальный какой-то», — Лино подражал голосу и выражению лица Джаспера, словно передающего сплетню. — Даже время указано, сколько вы болтали, девять минут и тридцать восемь секунд. И я уверен, он тебя предупреждал, что я могу тебе тоже позвонить. Ха!

— Мистер Коломбо, что за девушка-то? Вы расскажете? – в тон спросил его Келоло.

— Неважно, — отрезал Лино и отпил немного колы из банки. – Скажи, это оборудование, записывающее информацию с моего мозга, — оно в единственном экземпляре или ты еще один собрал?

— Нет, оно единственное, и у тебя дома.

— Я думаю, что тебе следует сделать еще копию на всякий случай, вдруг мое пропадет или кто-нибудь украдет?

— Мне надо завершить бухгалтерскую программу для Нью-Йорка, время поджимает, — ответил Келоло. – Я думаю, все еще впереди, брат. Мы покажем миру наше изобретение, и ты будешь первым экспериментирующим человеком в мире, не так ли? – Келоло засмеялся. – Представляешь, когда мы будем демонстрировать твой электронный мозг, твои самые смелые эротические фантазии станут достоянием общественности! Ха-ха!

— По всей вероятности — это смешно, — огрызнулся Лино, допивая колу. Он подозвал официанта и заказал еще. Ты экспериментируешь над человеком. Мир содрогнется от ужаса, узнав про бесчеловечные опыты надо мной, — засмеялся теперь он.

— Ну, опыты проводятся по твоему собственному желанию, более того, у нас с тобой договоренность, где кроме твоих процентов от прибыли проекта, оговаривается и то, что никаких претензий ты не имеешь, и что информация записывается с твоего ведома. И вообще ты преувеличиваешь.

— Ну, ты сам первый начал говорить про мои эротические фантазии, — сказал Лино, вытер губы, откинулся на спинку и стал разглядывать облака. Келоло вытащил свои сигареты, прикурил и затянулся. – Ты должен продолжать запись информации, в том числе события, связанные с полоумными девушками, подосланных либо мной, либо Джаспером.

— Я знаю, — кивнул головой Лино.

— Кстати, какой период времени из твоей сумасшедшей жизни записала программа? – спросил Келоло.

— Начиная со времени, когда я впервые начал думать и воспринимать события в детском возрасте – было очень трудно вспоминать, но я пытался сделать это. Короче, все заканчивается вчерашним днем.

— Прекрасно! – потер руки Келоло. – И всю информацию она показывает должным образом?

— Вообще-то нет. Где я не вспомнил подробности, изображение искажено и доходит до черной пустоты с полосами, как будто ты смотришь телевизор с потерянным изображением, а, в основном, все нормально, но, я думаю, мне не помешало бы купить монитор поновее.

— А ты бы хотел, чтобы были рекламные ролики вместо пустоты? – насмешливо спросил Келоло, затягиваясь сигаретой.

— Брось ехидничать, уже время ехать назад, — Лино потянулся. – Счет, пожалуйста, — обратился он к официанту.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало повести)

Открыть полный текст книги с повестью "Каприз Вселенского Разума" в формате PDF, 1233 Kb

 

© Адмир J.K., 2008. Все права защищены
    Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 

 ОТЗЫВЫ О КНИГЕ АДМИРА J.K. «ЛЮБОВЬ С ОБЛОЖКИ»

 

Композитор, народный артист Кыргызской Республики, лауреат Государственной премии КР им. Токтогула, академик МУРАТБЕК БЕГАЛИЕВ

Сборник произведений художественной прозы писателя Адмира свидетельствует, что автор глубоко знает мировоззрение молодого поколения наших стран, знает фактуру той жизни, о которой пишет. Он молод, а его талант сомнений не вызывает. Со страниц веет свежестью и романтикой, ставятся острые проблемы нравственности и духовности, а также «колет» изобличающая сатира нравов. «Любовь с обложки» кинематографична – переносит читателя из Кыргызстана в Италию и назад. «Карта судьбы» могла бы стать базой отличного сценария телесериала. Эпизод 2 «Лягушки-путешественницы» — яркий памфлет на современный мир элитной светской «тусовки». «Каприз Вселенского Разума» — размышление на тему «нравственной экологии» человека. Все произведения несут положительный заряд, подчеркивая лучшее в человеке. Эту книгу следует рекомендовать, прежде всего, молодому поколению, но она будет интересна и для читателей любых возрастов. Поздравляю автора с литературной удачей и желаю ему больших творческих успехов!

 

Алибек ДНИШЕВ, Народный артист Казахстана, Народный артист СССР, Лауреат международных конкурсов

Приятно, что в литературу приходят молодые таланты.… Причем, не со скандальной прозой, а в лучших традициях жанров прошлого столетия. Романтические или грустные, иногда – жесткие, а порой — ироничные краски рисуют жизнь такой, какой она есть. Меня, как коренного алмаатинца, тронула Алматинская история — «Карта судьбы». Так тепло и по-человечески описана Алма-Ата начала 90-х и Алматы нового века. А главное – как точно выписаны характеры и взаимоотношения коренных алмаатинцев – в этом особый дух города.

И еще на один момент хотелось бы обратить внимание. Во всех повестях незримо «присутствует» музыка. Исполнители песен невольно становятся частью происходящих событий. И особенно это заметно в «Карте судьбы», где песни стали не просто фоном сложных взаимоотношений героев, но явились частью этих отношений. А песня в исполнении Патрисии Каас стала лейтмотивом этой повести и даже дала ей название.

Если говорить в целом о сборнике, то, может быть, это старомодно, но мне нравится, что всегда как бы тяжело не приходилось героям всех повестей, заканчиваются они всегда счастливо. Как в сказках. Которых сегодня не хватает.

Желаю молодому автору новых книг и новых интересных героев.

 

Депутат Сената Парламента Республики Казахстан, Лауреат Государственной премии Республики Казахстан, профессор, композитор ТОЛЕГЕН МУХАМЕДЖАНОВ

Меня всегда необычайно радует рождение нового таланта.

Иногда по первому шагу можно понять с чем пришел в культуру человек, создающий то или иное произведение – будь то в музыке, театре, живописи, кинематографе или, как в данном случае — литературе. Я с интересом, а главное — с удовольствием, прочитал эту дебютную книгу. Потому что с первых строк понимаешь, что в нашей прозе появился новый автор, который хочет открыть читателю светлый и добрый мир добра, который окружает нас.

Молодой писатель Admir J.K. не пытается шокировать литературным стилевым эпатажем, заинтриговать детективным экстримом, мистикой или легкой «клубничкой». Напротив, в произведениях, вошедших в сборник под названием «Любовь с обложки», главенствуют простые, понятные каждому человеческие чувства.

В каком бы жанре не был написан рассказ или повесть, доминирует высокая гуманистическая направленность. Именно поэтому, своим духовным учителем молодой писатель считает Чингиза Айтматова. Я почувствовал огромное влияние великого мастера на творчество автора этой книги…. То же пересечение параллелей — географических и временных, то же скрупулезное описание бытовых деталей жизни простого человека, тот же ироничный гротеск в описании карикатурных персонажей и тот же мучительный поиск героем Смысла жизни.

И я верю, что в будущих своих произведениях автор создаст яркую картину сегодняшней жизни и портреты наших современников, как это в своих гениальных книгах делал Чингиз Айтматов.

Поражает всегда пусть загадочный, неожиданный, но очень светлый финал каждого из произведений. В «Любови с обложки» – это зарождение светлого чувства между кыргызским парнем и молодой итальянской аристократкой, в алматинской истории «Карта судьбы» – нравственная победа человека над самим собой, в «Лягушке-путешественнице» – торжество великодушия. И, наконец, финал «Каприза Вселенского Разума», который не только в момент его чтения делает понятным название повести, но и возводит Любовь в категорию высшей мировой ценности.

Пусть эта добрая лирическая книга послужим добрым стартом молодому писателю.

 

Заместитель директора дирекции информационных программ АО "Агентство Хабар", тележурналист Айгуль Мукей

Он посвятил этот сборник нашему великому современнику – Чингизу Торекуловичу Айтматову. Памяти Айтматова – написал он…, но ни в коем случае не повторению слога и стиля великого писателя. Во-первых, и написать в точности так же, как делал это другой автор, тем более такой гениальный, как Айтматов, вряд ли кому удастся. А во-вторых, Адмир изначально выбрал свой может быть тернистый, и все же уверена – успешный писательский путь.

«Глобализация», — твердит весь продвинутый мир, «Нет», — грозно отвечают им противники. А наш автор Адмир, по-моему, нашел золотую середину. Он не забыл о красотах своей родной земли, и даже твердо уверен в том, что итальянские студенты могут и должны с первого взгляда на слайд гор Алатау или Алатоо – узнать, в какой стране они находятся. И вместе с тем, наш автор идет по стопам братьев Стругацких и верит в существование НЛО. Он же убедительно и тонко объясняет нам, что гламур  — это не только и совсем не обязательно Робски и вся рублевка – «лайф», а это — очень даже ничего себе лягушки, строящие свои планы и любовь на улицах Амфиби –сити. И, в конце концов, Адмир рассказывает нам и про нашу жизнь – Алматы и Алма-Ату, банки, казино, разборки ментов, наркотики и обязательно — Любовь.

Где же он сейчас, – пыталась понять я, читая эти истории – и поняла – он не лукавит и не раздваивается, он действительно нашел свою золотую середину – уважающий прошлое и верящий в сказку с хорошим концом. Он по-настоящему автор, которому дано фантазировать, мечтать и погружать читателей в этот прекрасный, и поверьте, совсем не придуманный мир.

 

ТАЛГАТ МУСАБАЕВ, Қазақстан Республикасы Халық Қаһарманы, Герой России, летчик-космонавт, генерал-лейтенант авиации, Председатель Национального космического агентства Республики Казахстан

С интересом познакомился с книгой начинающего писателя. Все четыре повести не похожи одна на другую.

Но особенно выделил для себя последнее произведение – «Каприз Вселенского Разума». Это попытка найти ответ на вопрос, на который не раз пытались ответить многие режиссеры, писатели и документалисты: — Одиноки ли люди во вселенной?

Уверен, каждому космонавту, находящемуся один на один с космосом, и глядящему вниз на родную Планету, невольно приходят мысли о жестокости человечества по отношению к самому себе. В повести с помощью ряда перемещений во времени и пространстве мы становимся свидетелями совсем недавних трагических событий. К сожалению, многие из этих событий не стали ушедшими и безвозвратными фактами истории. Болезни и эпидемии, стихийные бедствия и бедность, терроризм и бесправие, одиночество маленького человека — все это повторяется многократно и сейчас — в разных странах и частях Земли.

"Только человек может правильно и понятно рассказать людям о внеземной жизни!" — написано в «Капризе вселенского разума».

Я думаю и о продолжении этой мысли — только человек может сделать окружающий мир другим: современным, счастливым, свободным от бед и несчастий. Нам нужен Вселенский Земной Разум и пока только им мы можем руководствоваться.

Я верю — в нашем Мире будут построены новые Формы сосуществования, Формы сбережения достижений прошлого, Формы для процветания будущего. И основой этого, движущей силой может быть Любовь — основа счастья на все времена.

История заканчивается счастливо, и хотелось бы с оптимизмом смотреть не только на будущее героев книги, но и лучшее будущее всех. И пусть инопланетяне и добрый Вселенский разум радуются нашим успехам.

Пусть этот увлекательный сборник станет удачным стартом в писательском полете Адмира во Вселенной литературы!

 

См. также:

Статья "Писатель Адмир J.K. и его дебютная книга «Любовь с обложки»"

Статья "Перо АДМИРала"

Статья "Путь к мечте"

Статья на кыргызском языке "Виват-Жаштар!"

 


Количество просмотров: 2388