Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания
© Курманалиев Т.И., 2006. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 февраля 2009 года

Туленды Иманбетович КУРМАНАЛИЕВ

«Окалпаченный» академик

Рассказ-воспоминание о легендарном академике Якове Зельдовиче во время его пребывания в Кыргызстане. Впервые опубликовано в литературном альманахе «Чабыт» («Порыв»), выпуск 3, Бишкек, 2006 год

Публикуется по книге: Курманалиев Т.И. Дождя отшумевшего капли. – Б.: 2008. – 107 с.
К 93

 

Без ложной гордости могу похвалиться многими хорошими знакомыми. Это и ученые, и космонавты и просто интересные люди, с которыми мне приходилось знакомиться, разъезжая, по роду службы, по нашим и зарубежным городам и весям. Но мистика какая-то: многие из этих знакомств стали более близкими и душевными почему-то именно на Иссык-Куле. И не потому, что в этом была повинна сорокоградусная родимая, а сам воздух, наверное, иссык-кульская аура и сознание того, что ты, наконец-то, в отпуске, на отдыхе….

Так вот и Саша Серебров, да и многие другие космонавты, после очередного космического полета, проходя реабилитацию в иссык-кульском санатории, частенько наведывался с красавицей женой к нам в пансионат на “пельмени”. Или Яков Борисович.

Мы конструировали и создавали астрофизический прибор для Я.Б. Зельдовича. Этот прибор был под личным контролем нашего шефа – Роальда Сагдеева, директора Института космических исследований Академии Наук СССР. Это то малое, что мог сделать для академика директор. А когда касалось “выбить” в Госплане новейшую вычислительную машину или продвинуть какое-нибудь постановление Совета Министров, Р. Сагдеев уговаривал Зельдовича сопровождать его в Правительство. Яков Борисович по своей природной скромности с тоской цеплял на свой простенький костюм три Золотые Звезды Героя и следовал, как свадебный генерал, за хитрым татарином, которому тогда нигде не было отказа…

Яков Борисович Зельдович. Трижды Герой Социалистического Труда Советского Союза, лауреат множества Ленинских, Сталинских и прочих премий, академик и т.д., и т.д.

Физико-химик и астрофизик. Результаты его исследований подготовили открытие С.У. Хокингом явления квантового испарения черных дыр.

Вот что я рассказал директору нашего пансионата Геннадию Ильичу Плотникову на его вопрос: кого мы пригласили на “пельмени”.

Скромный, увлекающийся ученый. И как все великие – застенчивый, легко ранимый интеллигент. Рассказчик неподражаемый, особенно в юмористических повествованиях своей биографии.

– Знаете, Туленды, работал я в очень “закрытом” малочисленном коллективе. Добился, кажется, кое-каких, как говорили, результатов. Потребовали “сообщить–доложить”. Доложил. Присвоили за эту работу кандидата наук и тут же, как говорят “не отходя от кассы”, доктора наук. Когда скромно сообщил, что не имею высшего образования, ученый синклит поморщился от таковой безделицы и постановил: за полтора года закончить университет. Тогда я получу дипломы кандидата и доктора наук без повторной защиты. Ну и попотел я эти полтора года!…

Магазин в Чолпон-Ате. Зельдович с супругой и верным Санчо Панса в лице свежеиспеченного кандидата наук Гуровича (ныне Виктор Цалевич в Израиле, доктор наук, профессор) рассматривают сувениры.

Как потом мне признался Гурович, у академика не было наличных денег. Только чековая книжка, на которую он смог бы закупить все магазины в Чолпон-Ате и окрестных селениях.

Проценты от его гонораров, премий и проч. составляли в то время астрономическую сумму, т.е. Я. Б. Зельдович имел открытый счет в банке. Бери – не хочу.

На свои кровные Яков Борисович содержал лабораторию в Институте Космических исследований. Лаборатория была оснащена самыми новейшими приборами, укомплектована сотрудниками, такими же азартными, как и их шеф. Мне всегда казалось, что все они не от мира сего.

Поручение Плотникову: киргизский калпак с полями из черного бархата. Приглашаем, затем, академика с супругой на “пельмени”, т.е. на обсуждение хода работ по его астрофизическому прибору, воспользовавшись его отдыхом на Иссык-Куле. (Грешен: “выторговали” два лишних месяца по графику). Когда все возможные варианты со сроками изготовления и испытаний затвердили, я по киргизскому обычаю одеваю Якову Борисовичу мужской национальный головной убор – калпак.

Супруга академика воскликнула:

– Теперь он будет в нем даже спать! Он так хотел его. И как Вы догадались?

Я хитро подмигнул Гуровичу, вопрошая: Я же не самый дурной киргиз?

Не успел академик уехать, как на территорию нашего пансионата вырулили “Волга”, а следом “Рафик”, причем в последнем сидели киношники со своей аппаратурой. Из “Волги” степенно выходит радетель за кыргызский язык и, как кто-то назвал его, –“корифей и гуру нынешних прозаиков”.

– Где Зельдович? – На что Плотников пробурчал тихо – как в старом еврейском анекдоте: “ни тебе ни здравствуй, ни тебе ни спасибо”.

– Академик Яков Борисович Зельдович только что уехал вместе с супругой в “Аврору”! — отвечаю я, также не здороваясь.

– Как мне его там найти? – Чувствуется, что он очень торопится, пока светло для киносъемок. Это же дорогое удовольствие, особенно для “очень бережливых”…

– Как увидите еврея в калпаке – значит, он академик! – съехидничал Плотников.

Развернувшись, кавалькада спешно покинула нас. А Геннадий Ильич продолжал ворчать:

– Вы, Туленды Иманбетович, от всего сердца подарили академику калпак, окалпатили, что называется. А вот другие едут “околпачить” его, сняв кино про, как будто бы “великую дружбу”. Мало ему “великих дружб” с академиками Чазовым, Федоровым, ему еще и нашего Зельдовича подавай. Скромность, видите ли, паче гордости. Ждите еще один сюжет по телевизору… – Бухтел мой друг Геннадий Плотников.

Меня всегда поражал его тонкий юмор и неожиданная наблюдательность. Я бы, признаться, до этого не догадался.

 

P.S. Упорно называю себя по-русски киргизом и очень надеюсь, что окажут мне честь и не изменят, оставив это на совести и ответственности автора.

 

© Курманалиев Т.И., 2006. Все права защищены
    Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 

Также см. статью об авторе «Звезда удачи сына батрака»

 


Количество просмотров: 1702