Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Художественные очерки и воспоминания / Публицистика
© Курманалиев Т.И., 1973. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 февраля 2009 года

Туленды Иманбетович КУРМАНАЛИЕВ

Тюльпаны в степи

(Очерк)

Вы когда-нибудь видели, как взлетает космический корабль? Как дрожит земля, и пламя застилает всё вокруг?.. Какая радость ученому увидеть взмывающее в космос чудо – дело своих рук!.. Из сборника «Любви негромкие слова»

Публикуется по книге: Т.И.Курманалиев. Любви негромкие слова. – Б., Илим: 2002. – 112 с.
ISBN 5-8355-1253-8
К 93

 

"В соответствии с программой сотрудничества социалистических стран в области исследования и использования космического пространства в мирных целях 7 апреля 1972 г. в Советском Союзе произведен запуск искусственного спутника Земли "Интеркосмос 6"...

(Из сообщения ТАСС)

 

Это было потом. А до этого...

Я вздрогнул от тревожного звонка, раздавшегося глубокой ночью.

Странное дело: в разное время суток телефон зовет к себе различными интонациями. Днем, на работе, он официален. Вечером — призывно. Звонят друзья, родные, близкие. Ночью... Ночью он встревожен, тороплив...

Спросонья хватаю трубку. — Слушаю!

— Привет! — Отчетливо слышу знакомый голос на другом конце провода.

— Здравствуй, Лева. Вы, комики, будете, когда ни будь учитывать сдвиг в пространстве и во времени! Ведь у нас почти четыре часа утра! — ворчу я, а сам лихорадочно перебираю в уме, что могло стрястись.

— Знаю, старина. Но только час назад меня тоже подняли. Так что "держи странник путь на Спарту!" — зевая, произносит мой абонент. — Билет тебе заказан. Ждем сегодня. Ну, ни пуха!..

— К черту! И когда?

— Госкомиссия четвертого. Пока!

Всласть испытав все прелести скоростных экспрессов и реактивной техники, я через несколько часов был yже на Космодроме.

"...Спутник "Интеркосмос-6" предназначен для изучения:

— частиц первичного космического излучения с энергией 1012-1013 Электрон-вольт;

— химического состава и энергетического спектра космических лучей в области высоких энергий;

— метеорных частиц в околоземном космической пространстве..."

Пора раскрыть, как говорится, карты: комплекс аппаратуры, установленной на спутнике, был спроектирован и изготовлен в организации, которую я должен был представлять на Государственной комиссии.

Байконур встретил весенней прохладой. На МИКе (монтажно-испытательном комплексе) же наступили самые жаркие дни. Все — монтажники, наладчики, физики, инженеры-испытатели и ученые — еще и еще раз проверяют на работоспособность каждый блок, каждый кабель, всю сложнейшую систему. Не перестаешь удивляться тому, как каждый, работающий на стапелях, знает четко свое дело. По принципу: все о чем-нибудь и что-нибудь обо всем!...

Меня, иногда, спрашивают друзья и знакомые: зачем?

Зачем тратятся большие средства на освоение космоса, когда на старушке-земле непочатых дел по горло?

Я, обычно, отвечаю да вопрос вопросом: Зачем в самые суровые и тяжелые годы войны вкладывались огромные суммы на изучение тайн атомного ядра? Сейчас, а в дальнейшем еще больше, эти исследования дают и дадут человечеству такую пользу, которую трудно переоценить. Вспоминаются слова В.Д.Королева: "Далекий Космос скрывает, возможно, такие виды энергии, о которых не имеет даже представление современная наука…"

Я пишу эти строки без претензий на оглашение и домогательств истины. А рядом, прямо передо мной, щелкает искровая камера, регистрирующая следы-треки, пришедших из бесконечности таинственных частиц. Ежеминутно, ежесекундно нас пронзают насквозь космические пришельцы, которых никто еще не видел, не щупая, не измерил! Что они — враги иль недруги — трудно сказать. Кто знает, может от них зависит урожай, теплое лето или суровая зима, болезни или просто хорошее настроение ладей...

Научные лаборатории в космосе — это первые разведчика тайн Вселенной. Каждая новая серия приборов — новые открытия, дающие человечеству бесценную информацию. Возьмем, опять-таки, изучение космических частиц. Их можно изучать и на земле. Но доказано, что на уровне моря интенсивность потока частиц высоких энергий почти в 10000 paз ниже, чем на верхнем границе атмосферы. Космические частицы обладают энергиями — от десятков до сотен миллиардов электрон-вольт. Вторгаясь в земную атмосферу, они сталкиваются с ядрами атомов воздуха. При этом сложные ядра рассыпаются на составляющие их нуклоны (протоны и нейтроны). Рождаются вторичные частицы уже иной породы. В этих процессах первичные частицы космических лучей растрачивают свою энергию.

Поэтому для изучения первичных космических лучей ученые уже давно используют различные средства — шары-зонды, высотные аэростаты. Этого оказалось недостаточно,

Дело в том, что физикам недостаточно зарегистрировать частицу космических лучей. Нужно знать, какой энергией она обладает. И еще — "видеть" каждую первичную частицу и зрительно наблюдать результаты ее взаимодействия с атомными ядрами. Нужен был принципиально новый метод регистрации космических лучей, отличный от метода, примененного на научных лабораториях в космосе типа "Протон". Такой метод был предложен доктором физико-математических: наук Н.Л.Григоровым, в основе которого лежит принцип измерения энергии отдельной частицы с помощью так называемого ионизационного калориметра. Он соединен с различной аппаратурой, которая позволяет с помощью искровых камер, ядерной фотоэмульсии, кинофотосъемки определить из какого района Вселенной пришла космическая частица, какова ее энергия, как она взаимодействует с атомными ядрами.

Еще при проработке технического задания и в процессе конструирования комплекса приборов разыгрывались невидимые постороннему глазу драмы. Можете представить прибор, начиненный электроникой, механикой весом более тонны!

И к тому же в сравнительно малых объемах.

Особенно трудно нам приходилось договариваться с научным руководителем эксперимента профессором Григоровым. Нат Леонидович, вероятно, поставил перед собой цель "выжать" из нас даже то, что по нашему мнению было невозможно. Даже в отпуске никто ни на минуту не забывал: сроки поджимают, учение ждут эксперимента в космосе.

— Как понять, Нат Леонидович, что с ростом энергии частиц поток протонов убывает быстрее, чем поток тяжелых ядер? — задаю однажды во время купания провокационный вопрос, когда безумно вдруг захотелось съязвить в адрес настырного ученого. — Это же конфликт с мнением "некоторых" о постоянстве химического состава космических лучей?

Я был отмщен добрым глотком иссык-кульской воды, которую хлебнул профессор, как знак своего беспредельного возмущения моим выпадом. Но зато на Байконуре!

Последние дни перед заседанием Государственной комиссией он дал нам "дрозда", сопровождая каждый раз словами: я ведь вам говорил, что надо делать так, а не так, помните, я предупреждал вас и т.д...

Государственная комиссия заседала в будничной, деловой обстановке. Казалось удивительным: ни цветов, ни рукоплесканий. Хотя... Это была обыкновенная работа. Мне, однако, впервые участвуем в пуске космического объекта, все казалось торжественным.

Председатель, по давно заведенному ритуалу, приглашает высказаться о готовности всех, кто отвечает за тот или иной комплекс такой сложнейшей машины, как космическая ракета. Следуют четкие доклады. Один за другие ведущие по различным комплексам сообщают о готовности. Докладывает и Н.Л.Григоров, выступаю и я.

Огромная ответственность.

И уже после долго не могу унять дрожь в коленях.

По сообщению синоптиков — погода в момент старта спокойная, будет дождь. Внутренне стараюсь не верить. Неужели не удастся увидеть пуск ракеты в ясный день?

Итак, резюмируя сообщения о готовности, председатель Госкомиссии решает: осуществить запуск завтра, 7 апреля в 12.00 по московскому времени. Ночь прошла уже не помню как.

Утро. Солнечное утро. Синоптики все-таки ошиблись! На стартовой площадке стоит огромная ракета, устремленная я голубое небо. Вокруг нее как муравьи копошатся парни из заправочной команда. Идем в бункер; оттуда председатель Госкомиссии нажмет кнопку "пуск". Кругом аппаратура, много всяких приборов. Время тянется мучительно долго. Чтобы скоротать его, едем на площадку, в которой впервые в мире стартовала ракета с первым космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным. Заходим в домик, где он, а затем и его друзья-космонавты проводили последнюю ночь перед стартом и космос.

Впечатление неизгладимое. Верно, лучше раз самому увидеть, чем услышать или просмотреть все это в кино. А стрелки часов, хотя и медленно, приближаются к десяти.

Юркий газик мчит нас по бетонной дороге обратно. Замечаю, что небо постепенно заволакивается тучками. Вот мы на наблюдательном пункте. Здесь не так много народу. Ракета как на ладони. Всего каких-нибудь в метрах трехстах. В бинокль можно различить даже лица тех, которые работают на площадке.

Вдруг что-то изменилось. Оказывается ракета из зеленой превратилась в белую. Покрылась инеем, как мне объяснили специалисты. Заправка горючим закончилась. Объявили получасовую готовность. Вздрагиваю при каждом сообщении о ходе работ по "матюкальнику", как здесь нарекли громкоговорящую связь. Шарю по карманам. Кончились сигареты. Есть еще одна пачка, но я поклялся ее раскрыть после запуска.

Наконец, медленно откинулись устройства, поддерживающие ракету сверху. Внизу осталось несколько коротких и длинная кабель-мачта. Без звука поднялось из-под площадки белое облако и медленно растаяло. Это продувка. Пятиминутная готовность. Оглядываюсь вокруг. Те немногие специалисты, которые присутствуют здесь, спокойно говорят на самые различные темы.

— Лева, — опрашиваю у представителя Интеркосмоса, — ты волнуешься?

— Конечно! А что касается их — они умеют скрывать свои чувства, — кивнул он в сторону мирно беседующих.

И вдруг — тишина. Слышно как высоко поют какие-то птички. Все глядят в сторону пусковой площадки. Сначала серый, затем темный дым. Пламя из-под площадки. Доносится низкий гул. Он нарастает медленно, но чувствуется огромная мощь. Откинулась кабель-мачта. Ракету заволокло почти полностью. И вдруг из дыма медленно, словно нехотя, стала подниматься сигара. Звук нарастает с огромной силой.

Чувствую, как мои голодные внутренности начинают ходить ходуном. Все быстрее и быстрее ракета поднимается над землей. Вот уже видно оранжевое пламя, вырывающееся из дюз. Несколько секунд — и ракета скрылась за облаками, оставив в них светлое кольцо.

Слышу громкие слова оператора, передающие какие-тo цифры. Наконец мне понятно: первая ступень отделилась. Хочу крикнуть ура, но вовремя спохватываюсь — лица всех напряженные.

Цифры, цифры и слова "все системы работают нормально". Злюсь на человека, который такие вещи говорит монотонным голосом, как на вокзале. Выхватываю сильно помятую пачку самых лучших киргизских сигарет.

— Наверное, можно теперь закурить! — в возникшей тишине раздается мой ликующий голос.

Один из "бывалых" улыбнулся и взял сигарету:

— Еще, конечно, не все, но, кажется можно!

Вокзальный голос сообщил: отделился приборный отсек. Все вздохнули и как-то буднично направились к машинам.

— Ну, как? — спрашивает меня один из ведущих конструкторов.

— Мощь!

— Еще бы, — ухмыляется он, — равнозначно Куйбышевской ГЭС в режиме короткого замыкания. Оглядываюсь, чтобы еще paз запечатлеть в памяти все вокруг. И вдруг обнаруживаю, что в степи то тут, то там бледнеют головки тюльпанов! И тут хлынул дождь. А синоптики так-таки и не ошиблись.

Когда я пишу эти строки, уже проведены первые расчеты, сделаны первые выводы. Контейнер с материалами эксперимента переданы ученым в Объединенный институт ядерных исследований в Дубне. Из Чехословакии доставлено фотостекло высокого качества, которое будет служить подложкой фотоэмульсионным слоям со следами, оставленными космическими частицами. Из Польши прибыл специальный станок для резки эмульсионных слоев. Только большому коллективу физиков всех стран-участниц этого уникального эксперимента под силу обработать небывалый объем информации, который принес с собой на землю этот прибор. Это: обработка данных электронных систем измерения; просмотр под микроскопом десяток квадратных метров ядерной фотоэмульсии; проведение сотен тысяч тончайших измерений и обработка на электронно-вычислительных машинах миллионов исходных данных!

Вглядитесь в троллейбусе: обыкновенные лица, Саши, Димы. Десятки и сотни обыкновенных имен. Это их мыслью, их золотыми руками созданы такие необыкновенные приборы, которые в недалекой будущей откроют еще одну страницу тайной книги Великого Космоса.

 

1973 г. Байконур – Фрунзе – Прага

 

Скачать полный текст сборника "Любви негромкие слова"

 

© Курманалиев Т.И., 1973. Все права защищены
    Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 

Также см. статью об авторе «Звезда удачи сына батрака»

 


Количество просмотров: 1440