Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Искусствоведческие работы, Изобразительное искусство
© Попова О.П., 2004. Все права защищены
© Джумабаев Дж., 2004. Все права защищены
Статья о творчестве художника публикуется с разрешения семьи автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 марта 2009 года

Ольга Петровна ПОПОВА

Джамбул Джумабаев. Живопись

Статья О.Поповой о творчестве выдающегося кыргызстанского художника Дж.Джумабаева в альбоме с изображениями полотен художника. В формате PDF даны также репродукции картин

Из альбома: Джамбул Джумабаев. Живопись / Текст О. Поповой. – Б., 2004. Издание Кыргызского национального Музея изобразительных искусств им. Гапара Айтиева (Бишкек, Кыргызстан)

 

Творческий путь Джамбула Джумабаева охватывает период с 60-х годов XX века по нынешний день и, стало быть, его учеба и становление как художника совпали со временем, когда каноны социалистического реализма подверглись ревизии художниками молодого поколения и возросла тенденция поисков национальной самобытности содержания и художественной формы в творчестве мастеров всех советских республик. Именно в 60-е годы рухнули границы, отделяющие советских художников от достижений европейского искусства XX века. Однако советское искусство никогда и не было изолировано от мирового художественного процесса в силу специфики художественного образования, опирающегося на знание всей истории искусства, хотя и было ориентировано только на реализм. Советское искусство было сложным и неоднозначным явлением, оно включало в себя творчество самобытных мастеров, ярко выделявшихся на фоне «массовки» социалистического реализма, политизированной, но отнюдь не определявшей уровень его великих достижений.

Что касается кыргызского изобразительного искусства, то оно вообще никогда не было политизировано, исключая искусство плаката чисто заказного и обслуживающего «злобу дня».

Кыргызская живопись с первых лет своего возникновения программно развивалась на принципах отражения реальной жизни народа в духовно возвышенных образах и строгого профессионализма художественной формы. Именно в 30-40-е годы С. Чуйков ввел термин «чувство Киргизии», термин научно расплывчатый, что не мешало художникам его понимать с достаточной пользой, о чем свидетельствует история кыргызской живописи советского периода, имевшей самостоятельное лицо в многонациональном советском искусстве.

Можно считать, что Джамбул Джумабаев следует основным требованиям, выработанным основоположниками кыргызской живописи. Однако только в общих чертах. Его творчество развивалось уже в новых условиях, в условиях большей индивидуальной свободы выбора творческих ориентиров, прежде всего в работе над художественной формой.

Следует отметить, что его творчество не претерпело кризиса 90-х годов, когда часть кыргызских художников отказалась от реализма в пользу крайних форм авангардизма. Он остался верен себе в силу мощи своего дарования.

Реализм творчества Дж. Джумабаева носит далеко не зеркальный характер. Поэтическая образность кыргызских основоположников в основе своего формообразования имела все-таки академическую школу рисунка и композиционных приемов. И при всей поэтизации образов в тематических композициях обычно присутствовала дидактика, пусть даже ненавязчивая. Что касается поисков образной сущности и формальных приемов Джумабаева, то они избирательно вобрали в себя опыт и великих мастеров прошлого, и художников двадцатого века, как и любого профессионала,

В целом стиль Дж. Джумабаева я бы определила как неоромантический. Привычка искусствоведов искать истоки творчества того или иного художника и определять принадлежность его к тому или иному художественному направлению вынуждает и меня искать место стилистике живописи и рисунков Джумабаева в потоках основных художественных течений прошлого, иногда исчезающих с поверхности и существующих подспудно лишь в музеях, а иногда вырывающихся в пространство живого процесса индивидуальным творчеством, подобно фонтанирующим гейзерам. Разумеется, в обновленном виде, окрашенном новыми качественными особенностями, включающими черты многих, даже взаимоисключающих друг друга направлений и преломленных через «магический кристалл» и личности художника.

Романтизм в живописи некогда восстал против рассудочности и литературности сюжета. Против иллюстративной литературности живописи восстали и советские художники-шестидесятники, в том числе и академисты, предпочитая «рассказу» бессюжетный образ. Художники разных стилистических направлений, кроме, разве, тех, кто испытывал особое отвращение к жизни, стремились к идеалу или испытывали ностальгию по идеалу. Поиски шли разными путями и приводили к различным художественным решениям.

Дж. Джумабаев с первых шагов своего творчества непоколебимо служил прекрасному, а не просто красоте, которая является внешним признаком предмета или явления, в то время как прекрасное внутреннее, глубинное качество, проявляющееся в бесконечном разнообразии форм.

Гладкая живописная фактура и тональная разработка цветовых отношений, как и академический в своей основе рисунок, внешне сближали кыргызскую живопись и ранние работы Джумабаева с русской реалистической школой. Однако возвышенность идеала, найденного кыргызскими мастерами а окружающей природе и народной среде, стала отличительным признаком кыргызской живописи всех поколений. А в творчестве Джумабаева приобрела индивидуальные черты. При ясной прозрачности эстетической позиции, Джумабаев разнообразен в художественном решении каждого живописного образа. Как правило, занимающая его тема не исчерпывается одной картиной, а решается циклом картин, каждая из которых вносит в звучание темы свой тембр, свою эмоционально-музыкальную доминанту основанную на ассоциативной связи цвета и звука, то есть на сложности психофизики творческого процесса.

Уже в ранних работах («Вести», 1969, «Пробуждение», 1969, «Байга», 1970), в основе образности которых большую роль играла музыкальная ритмика линии и силуэтов, проявился яркий взлет таланта, мощный порыв восходящего дарования. Тогда казалось, что в кыргызском искусстве появился прекрасный рисовальщик, график «божьей милостью». Это предположение подтверждали и его рисунки, достоинство которых определялось в тонкости отделки деталей и точности линии, создававшей не только пластичность фигур (как в рисунках Энгра), но и окружающую эти фигуры воздушную среду. Строгий вкус и чувство меры, придающие возвышенность рисункам, казалось бы, определяли путь художника-графика, тем более что в рисунках он никогда не пользовался растушевкой для придания фигурам объемности, а пространству перспективу.

Глубина создаваемых образов осуществлялась за счет эстетического качества художественной формы. Можно было бы назвать Джумабаева формалистом, если бы эстетика формальных приемов была для художника самоцелью. Однако в основе его работ всегда звучит человечность, страстно прочувствованная, когда страсть очищается временем и раздумьем и остается как знак, символ, мираж, видение. Такое ясное и в то же время зыбкое видение невозможно передать средствами академического рисунка и академической живописи.

Джумабаев имел мужество отказа от основополагающих принципов кыргызской живописной школы, опирающейся на работу с натуры, фигуративных композиций и на пленэрное решение пейзажа,

В живописи, начиная с 70-х годов Джумабаев — колорист, выражающий натуру цветом и широкой манерой, ради чего он отказался от строгости рисунка, что было характерно для его ранних живописных композиций. Стремление передать воздух и движение потребовало от него зыблющихся, расплывчатых линий. Фигуры в пространстве природы естественно ограничены противоборством цветовых масс. И хотя гармонически построенные цветовые отношения сами по себе обладают абстрактной выразительностью, как и фактура красочной поверхностей, все, что изображает художник, точно передает предметность или состояние, что носит воображаемый, ассоциативный характер, а не натуралистический. Такого эффекта художник не смог бы добиться, копируя природу как ее зеркальное отражение. Все, что изображает художник, прошло через горнило его воображения. Он создает картины, многоплановые по своему внутреннему содержанию, а не фотоотражения какого-то момента жизненного явления, чистую живопись, отразившую живую идею возвышенного, духовного характера.

Джумабаев выразил себя и продолжает выражать все с большей и большей силой в сложных условиях стилистического разброса в художественной жизни Кыргызстана от приверженцев сложившихся в 30-40-х годах традиций до различных авангардистских предпочтений за редким исключением творчества самостоятельно мыслящих художников равных Джумабаеву посилен неповторимости таланта.

Основной темой творчества Джумабаева являются люди, живущие первозданно чистой жизнью. В его работах нет случайностей. Интимность, тишина, одухотворенность образов воплощены с непринужденностью мастера, проникающего в самую суть изображаемого человека или явления. Он не относится к типу художников-интуитивистов и созерцателей. Он эрудит и мыслитель, живущий к тому же страстями и идеалами. Его картины выражают мысли и чувства, которые властвуют над натурой. Рука, берущаяся за кисть, выполняет повеления авторской воли точно и безошибочно, воплощая идеал жизни в живописной аранжировке. Отсюда кажущаяся импровизационность и легкость кисти.

В его творчестве есть несколько портретов (Б. Кошоева. 1976, жены, 1972, 1974, 1975 годов, Динары, 1989, и др.), в которых он решает различные задачи, в том числе и декоративные, В женских портретах подчеркивает очарование женственности или внешнюю привлекательность. Пожалуй, только в портрете друга, рано ушедшего из жизни графика Белека Кошоева, он акцентировал, изобразив только лицо, внутренне напряженный облик близкого ему по духу человека.

Как всякий художник, Джумабаев любит писать обнаженную женскую натуру, тем не менее они не эротичны. В этих этюдах художник решает пластические и колористические задачи, иногда добиваясь классической ясности и лаконичности, как мастера прошлого. Так, «Обнаженная» 1993 года напоминает «Купальщицу Вальпинсона» Энгра.

Его живописная манера великолепно передала и красоту цветов в натюрмортах «Пионы», 1997, «Полевые цветы», 1998, «Хризантемы», 1996. В этих натюрмортах, написанных, естественно, с натуры, художник проявил виртуозное владение живописной техникой и точное видение природных форм.

Большую часть из живописных работ составляют его композиционные картины, написанные на основе наблюдений и воспоминаний. Практически все они посвящены Южному Кыргызстану, где прошло детство художника. Это «Девушки у озера», 1973, «На учебу», 1974, «Школа в горах», 1979, «Весна 1945 года», 1985, «Мальчик с удодом», 1975, «Весной», 1978, «Утро», 1975, «Лето на юге», 2003, «Мальчик с петухом», 1997, «Восточный мотив», 2001. «Полдень», 1987, «Воспоминание» (два варианта 1981 и 2003 гг.), «У источника», 1998-1999, «Ожидание», 2002, «В степи», 1984, «Память», 1996-1998. Во всех этих произведениях проявились основные черты творчества Джумабаева, страстность натуры, эмоциональность, верность идеалу, любовь к родине до сыновней нежности и, что, на мой взгляд, самое важное для художника — высокий профессионализм мастера.

Особое место в его творчестве занимает цикл «Миражи». В этих небольших по формату картинах есть нечто от кино, от поэтических или музыкальных миниатюр, навеянных реальными впечатлениями от пронизанных зноем азиатских пустынь и степей. В них есть оцепенение безмерных просторов с полуразвалившимися мавзолеями и саманными домишками, одинокими жителями этих мест или путниками, занесенными сюда случайностями судьбы или обыденностью.

Все эти образы художник создает лаконичными средствами компоновки и колорита: одноцветный, с тональной растяжкой, фон, одинокая фигура и какое-либо строение, изображенные в пространстве. Все или почти всё зыбко, эскизно и в тоже время реально в той степени, насколько реальны миражи.

Дж. Джумабаев человек Востока, но европейской культуры. Родился он в 1946 году в селе Мырза-Арык Узгенского района Ошской области. В 1960-1965 гг. учился в Московской художественной школе при Московском художественном институте имени В.И. Сурикова, с 1965 — во Фрунзенском художественном училище (ныне Кыргызское государственное художественное училище имени С.А. Чуйкова), Член Союза художников СССР с 1972 года.

Джамбул Джумабаев художник широких творческих возможностей. Живописец и рисовальщик, книжный иллюстратор и художник-постановщик художественного и телевизионного кино. Он участвовал в постановке телефильмов «Солдатенок» по рассказу Ч. Айтматова («Киргизтелефильм», 1972), «Поет Булат Минжилкиев» («Киргизтелефильм», 1973), художественного фильма «Красное яблоко» по рассказу Ч. Айтматова («Киргизфипьм», 1974).

Талант Дж. Джумабаева вьюоко оценивали С.А. Чуйков и Е.А. Малеина, восхищаясь той кажущейся на первый взгляд легкостью, с какой он владел всеми средствами живописного языка: композицией, живописной фактурой, колоритом, без чего не может состояться полнокровная картина. Работы Дж. Джумабаева находятся в Кыргызском национальном Музее изобразительных искусств им. Гапара Айтиева (Бишкек, Кыргызстан), в Государственной Третьяковской Галерее (Москва, Россия), Государственном Музее Востока (Москва, Россия}, в коллекции Дирекции выставок г Москва (Россия), в музеях Саратова, Новосибирска, Астрахани, в частных коллекциях в Японии, Германии, США. Греции, Италии, России, Казахстана и Кыргызстана.

 

Смотреть альбом "Джамбул Джумабаев. Живопись" в формате PDF (6169 Kb)

 

© Попова О.П., 2004. Все права защищены
    © Джумабаев Дж., 2004. Все права защищены

 


Количество просмотров: 5371