Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Про любовь / — в том числе по жанрам, Бестселлеры
© Мырзабекова А.М., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 6 июня 2009 года

Алтынай Мырзабековна МЫРЗАБЕКОВА

Приговор и Спасение

Он и Она любят друг друга, но у Него – неизлечимая болезнь… Что делать? Как признаться любимой?.. Добрый, красивый рассказ молодой писательницы из Бишкека. Первая публикация

 

Как бы вы отреагировали на заключение врача, который сказал, что вам осталось жить от силы три месяца? Наверняка, это вызвало бы у вас бурю эмоций негативного характера. Однако наш герой никак не отреагировал на столь грустное заключение. И сожалеющий взгляд врача вызвал у него лишь отвращение к своей личности. Ему было крайне неприятно осознавать, что его жалеют, более того его раздражала мысль, что сидящий перед ним человек, знает о его смертельной болезни. Наш герой, Брайан Смит, этим и отличался от других. Никому он не раскрывал свою душу и, пожалуй, никто не видел его слез, ровным счетом, как и улыбки на его лице. Имея невзрачный внешний вид, он обладал сильным характером, однако был сломлен препятствиями, которые создала для него жизнь. И когда из уст доктора прозвучала настолько грустная новость, в глубине души Брайан был даже рад, что все разрешится таким вот образом, и ему не придется накладывать на себя руки. Единственное, что его разочаровало, так это то, что ему придется ждать еще целых три месяца, ожидая, пока этот вирус, окончательно не поразит все его жизненно важные органы. Брайан отвел глаза от доктора, и пред ним предстала картина трехдневной давности.

 

В тот дождливый вечер, столь привычный для английского городка Итон, он бродил по пустынным улицам, прокручивая в голове события последних лет, которые повлияли на всю его дальнейшую жизнь. Вспоминая все это, его посетила очередная мысль о том, что он совершенно не приспособлен к жизни, и это не результат тех событий, а просто так было всегда, на протяжении всей его жизни. Брайан всегда стремился к тому, чтобы понять людей и быть понятым ими, но как бы он ни старался, у него ничего не выходило, все вело опять же к одному – предательству. Он потерял веру в себя, а главное в людей.

 

На улице, которая днем пестрит от ярких вывесок магазинов, горел свет в лишь одном из них. То был ломбард. Прижавшись лицом к запыленному стеклу, он начал рассматривать внутренность ломбарда. Что-то привлекло его внимание, и он устремил свой взгляд на серебристый револьвер с темно-коричневой рукояткой из дерева. Смотря на оружие, Брайан увидел в нем свое спасение, то что, наконец, избавит его от земных мук и поможет ему обрести покой. Стоя под холодным дождем, он был готов отказаться от своей жизни. Прикрепленная к револьверу желтая табличка гласила: «Английский кремниевый револьвер, цена £85». Последние цифры и остановили Брайана в осуществлении своей покупки. Обшарив карманы засаленных джинсов, он нашел лишь несколько мятых купюр: все, что у него осталось. Брайан был крайне подавлен этим, и стоя за стеклом ломбарда, весь промокший от дождя, он почувствовал себя ничтожным. Он не мог простить себе того, что он настолько жалок, что даже не в силах купить револьвер, чтобы поставить конец всем своим неудачам. И вот сидя в кабинете у врача, впервые за много лет он почувствовал облегчение в своей душе и внутренним голосом даже поблагодарил доктора.

Последующие дни ничем не отличались от тех, что были до объявления диагноза. Брайан был также погружен в себя, в свои мысли, в которых не было ничего положительного, и казалось, это еще хуже омрачало его внешний вид. Лишь изредка на его лице появлялась легкая ухмылка, когда он начинал представлять себе, с рассказов доктора, как вирус медленно, но стремительно поражает кровь внутри него и растекается по всему телу, поражая его органы. Это, похоже, еще больше вселяло в него уверенность, что процесс пошел и конец уже близок.

В один из субботних дней, когда было невероятно тепло для весеннего Итона, Брайан решил прогуляться на берегу Темзы. Прогуливаясь, он заметил церковь, расположенную на Уик Роаде, вернее он видел ее и раньше, но никогда не придавал этому значения. Увидев надпись о том, что эта церковь пресвятой Девы Марии, он подумал: «Надо же такая большая церковь, в таком маленьком городе». Оглядев, он был поражен ее архитектурной постройкой, нежели религиозным значением. Вдруг, неожиданно для себя самого он решил зайти в церковь.

Брайан сам не мог понять, зачем он это делает, но его тянуло туда огромная сила, которой он был неподвластен. Брайан никогда не был верующим человеком и не верил в загробную жизнь. Но сейчас, когда ему оставалось всего ничего на этой грешной земле, он решил зайти в церковь. Нет, не для того, чтобы отпустить грехи перед смертью, его просто влекло туда. Однако при входе Брайана охватило легкое волнение, перерастающее в дрожь во всем теле. Войдя в церковь, внутри он увидел античные алтари, между которыми находились различные фигуры, олицетворяющие мир и спокойствие. Над алтарем он заметил копию картины испанского художника Эстебана Мурильо «Непорочное зачатие». В тот час, перед алтарем сидело всего несколько прихожан. В церкви было настолько тихо, что был слышен шепот, человека сидящего впереди, молящегося с закрытыми глазами. Его морщинистые, сухие руки, напомнили Брайану картину Альбрехта Дюрера «Руки молящегося» и ему показалось, что они обладают неведомой силой. Стараясь не нарушать покой, Брайан решил сесть в конце огромного зала. Не зная о том, что надо говорить при мольбе и как надо себя вести, он начал разглядывать присутствующих. Все были погружены в себя, и никто не обращал на него внимания. Оглядев их, он перевел взгляд на девушку, которая сидела рядом с ним. Она обладала королевской осанкой, и локоны ее волос спадали на тонкие плечи. Она сидела, положив руки, молясь, и ее взор был устремлен на алтарь. Брайан был поражен ее необычайным взглядом. От ее рук, от ее взора, от всей ее самой исходила невероятная сила веры. В ее взгляде было все: спокойствие, вера, теплота. То, чем никогда не обладал Брайан. Почувствовав на себе чей-то взгляд, девушка повернулась в его сторону, а он быстро отвел глаза на одну из тех фигурок на алтаре, будто бы он и не смотрел на нее. После случая в церкви, Брайан не мог войти в обычную для него колею, все его мысли были заняты той девушкой. Невольно он представлял ее взгляд, который настолько задел струны его души, что он уже не мог думать ни о чем другом. Все последующие дни он ходил в церковь как на важную миссию, лишь бы снова увидеть ее и тот взгляд, который вселяет в него покой. А после церкви он снова не переставал думать о ней и с большим нетерпением дожидался следующего дня, чтобы снова увидеть ее. Позже он напишет в своем дневнике: «Открываю глаза, вижу ее, закрываю глаза, вижу ее, смотрю на других, вижу только ее, будто весь мир превратился в нее…». Однажды после очередного похода в церковь, украдкой насмотревшись на девушку, он уже собирался уходить, как на крыльце его окликнули:

− Мистер!

Брайан был погружен в свои мысли и продолжал спускаться по лестнице. Второй раз обращение прозвучало громче, что заставило его обернуться. У парадной двери в церковь стояла та самая девушка. При свете дневного света она выглядела еще красивей. Брайан смотрел на нее своим коронным колючим взглядом, выражающим презрение, хотя в душе он чувствовал совершенно другое. Его сердце учащенно забилось, как только он увидел ее, и он еще больше умилялся, смотря в ее голубые, бездонные глаза.

− Мистер, неужели вам не жалко времени, которое вы тратите на то, чтобы приходить в церковь и украдкой смотреть на меня? − улыбнулась она. Только теперь он заметил ямочки на ее щеках, отчего ее личико делалось очень милым.

− Нисколько не жалко, − сухо произнес Брайан и немного погодя добавил: − Мэм, не возражаете, если я вас провожу?¬

− Не возражаю.

Эмили оказалась девушкой жизнерадостной и открытой, отчего Брайану было легко в общении с ней. Она работала медсестрой в местной больнице Итона, Короля Эдварда VII. В основном она ухаживала за больными детьми и как подобает медсестрам, она обладала удивительным даром окружать близких людей теплотой и заботой. С того момента, как Брайан проводил Эмили, у них незаметно для обоих, начались духовные отношения, и они стали больше времени проводить вместе. Чем больше он узнавал ее, тем сильнее становились его чувства к ней. Они могли часами разговаривать обо всем на свете, и ему было хорошо, лишь оттого, что он находится рядом с той самой единственной, которая подарила ему второе дыхание. С появления Эмили в его жизни, он все меньше думал о своей болезни и старался не думать о будущем.

 

Однажды прекрасным весенним утром, они гуляли в парке вблизи озера Ллангорз. Погода радовала своей теплотой и легким дуновением ветра. Брайан прибывал в романтичном расположении духа, вдыхая вместе с легким ветерком аромат любимой девушки. Смотря на Эмили, он не переставал восхищаться ею. В душе, он признался, что, только встретив Эмили, он понял истину, о том, что мир един и все в ней части друг друга, и человек не должен быть один, он должен сосуществовать с кем-то. «Любой человек может повлиять на судьбу другого, так же как и Эмили повлияла на мою», — подумал он. Однако он не мог признаться в этом самой Эмили, так как у него осталась прежняя привычка держать все переживания в себе.

− Правда, прекрасное место? − прервала его мысли Эмили.

В ответ он лишь слегка кивнул головой. Действительно, то было прекрасное место, красоте, которой Брайан никогда не придавал значение. Вдруг на берегу Ллангорз к ним подошел молодой мужчина и предложил лодочную прогулку по каналу. Брайан взял Эмили за руку и повел к лодке, которая слегка покачивалась от мелких волн. Лодочник, лихо, справляясь веслом, медленно отдалял их лодку от берега. Брайан и Эмили смотрели друг на друга и оба понимали, что уже не смогут жить порознь. Эмили улыбаясь, смотрела на него и осознавала, что он именно тот человек, которого она всегда ждала.

− Почему ты никогда не улыбаешься? − игриво спросила она.

− Потому что нет повода, – сухо ответил Брайан.

− Для этого не нужен повод, просто наслаждайся тем, что есть. Посмотри, как здесь красиво, солнце греет нас, а пение птиц ублажает наш слух. Разве это не повод, чтобы улыбнуться?

− Ты права, но я не могу улыбаться, когда не хочу. Это же притворство, − убедительно сказал он.

Неожиданно она приблизилась к нему и прильнула к его губам. Столь неожиданный поступок поначалу вогнал его в ступор, но потом сердце его бешено забилось, как в тот самый раз, когда он увидел ее на крыльце церкви.

− А теперь улыбнешься? − спросила она, смотря ему в глаза, все так же улыбаясь.

В один миг, вся внутренняя нежность и умиление Брайана претворились во что-то физическое, в улыбку, которая озарила, его лицо и он, казалось, стал выглядеть моложе и счастливее.

− Я люблю тебя, − произнес Брайан вполголоса. И тут он ощутил, как его внутреннее Я всколыхнулось. В душе у Брайана шла борьба. Ведь никогда в жизни, он не произносил эти три важных слова с такой искренностью и нежностью. Он действительно полюбил Эмили всем сердцем, но до сего момента он боялся признаться себе в этом. Все его прежние принципы вмиг разрушились, превратились в прах перед самым сильным чувством на свете, под названием — любовь. Из самого несчастного и жалкого человека, Брайан вмиг превратился в самое счастливое создание на земле, которое способно любить. Его поразило, с какой легкостью он раскрыл свою душу перед человеком, которая стала очень близкой для него. Осознавая это, Брайан еще раз, только уверенней, произнес своей любимой заветные слова.

− Эмили, я так люблю тебя! − Брайан хотел еще что-то добавить, хотел ей признаться, что знакомство с ней, самое прекрасное, событие, которое произошло в его жизни. Но к его горлу поступил комок отчего, он не смог ничего произнести. Эмили смотрела на него влажными от слез глазами, что говорило об искренности ее чувств, и крепко обняла его. В этот момент, от напряженности Брайана не осталось и следа. Он обнял Эмили со всей нежностью, которая только присуща человеку.

− Ты научила меня любить, Эмили, − прошептал он ей на ухо. − Я раньше и не представлял, что во мне может быть скрыто столько любви.

− Любимый мой... − Только и смогла прошептать Эмили и крепче обняла его.

И с того самого момента в парке, они стали неразлучны. По истечении столь недолгого времени, когда в жизни Брайана появилась Эмили, его невозможно было узнать. Он изменился не только внутренне, но и внешне. Брайан весь светился от счастья и его глаза горели пламенем любви. Теперь он понял истину, что любовь-это болезнь внутренней нежности. По мере усиления его чувств, он понимал, что одновременно прогрессирует и болезнь. Брайан осознавал, что ему осталось недолго и та смерть, которую он с нетерпением ждал прежде, уже близка. Однако он не хотел об этом думать, будто стараясь убежать от этой участи. Только теперь он понял, что есть на свете человек, ради, которого стоит жить. Эмили была единственным человеком, который заставил его посмотреть на жизнь другими глазами. Она оказалась той, которая доказала ему своим примером, что на свете есть еще добрые и отзывчивые люди, что еще остались те, кто способен на бескорыстную любовь, в ее чистом и неподдельном виде.

Брайан и Эмили продолжали посещать воскресную проповедь в церкви. Однако Брайан так и не стал религиозным человеком. «Вера во что-то высшее, наверное, дается от рождения», — говорил он Эмили. Однако ему нравилось слушать хоровое отпевание. Чистый звук пения хора, казалось, передавал ему ощущение благодати, вселяя уверенность, что все непременно будет хорошо. Все это время он никак не мог собраться с силами и признаться своей любимой о смертельной болезни. Единственной и самой главной причиной тому было то, что он не хотел ей причинять боль. Брайан жил в неведении, и его самое ближайшее будущее было словно покрыто темной вуалью. Брайан все откладывал свой поход к доктору, боясь услышать дату смертельного приговора. Он осознавал, что уже цепляется за свою жизнь и не хочет уходить из нее, когда он только-только начал жить и научился видеть прекрасное. Только теперь жизнь обрела для Брайана ценность. Он осознавал, сейчас что у него другие жизненные принципы, он хочет быть как все – жить, дышать, любить и быть любимым.

Чтобы, наконец, поставить точку своим предположениям, он набрался мужества и решился таки пойти к доктору. К своему удивлению, на этот раз Брайан волновался больше прежнего. Пройдя обследование, он долго слушал доктора, который объяснял ему про его болезнь медицинскими терминологиями. Но суть была одна: гемобластоз, диагноз Брайана, перестала прогрессировать, однако смертельный исход ему все еще грозит. Доктор произнес заключение неуверенно, но все же это дало Брайану хоть какую-то надежду на выздоровление. Взору Брайана тут же предстала Эмили, и он тотчас решил признаться ей.

 

Прибежав в ту больницу, где она работала, он без труда нашел ее в одной из палат, где она делала утренний обход маленьких пациентов. У входа он остановился, увидев ее. Прислонившись к косяку, он смотрел на нее, словно видел ее впервые. Эмили сидела на кровати у маленькой девочки и гладила ее лоб, произнося добрые слова о том, что скоро она выздоровеет и поедет отдыхать летом с родителями на море. Эта, казалось бы, обычная сцена, защемила сердце Брайана. Мысль о том, что у них могли бы быть дети, окончательно подкрепило его решение бороться до конца за свою жизнь, за полное выздоровление. Эмили, заметив его у двери, подошла к нему.

− Привет, что-то случилось? – взволнованно спросила она.

− Ты никогда не задумывалась, о том, что у нас могли бы быть свои дети? − ответил вопросом на вопрос Брайан.

− Конечно, задумывалась, любимый. Я всегда мечтала о большой и дружной семье, − произнесла Эмили.

В тот день Брайан рассказал ей о своей болезни. Эмили восприняла эту новость на удивление стойко, похоже медицинское образование повлияло на ее восприятие. Когда Брайан закончил свой рассказ на том, что у него появилась цель — выздороветь и завести детей. Эмили тотчас же уверила его, что это осуществимо, ибо болезнь Брайана – излечима.

***

Жаркое лето в городе Итон, медленно сменялось осенью. Несмотря на пасмурную погоду, Брайан и Эмили весело что-то обсуждали, шагая по алее, усыпанной желтой листвой. В это время года, озеро Ллангорз выглядело одиноким, среди опавшей листвы и тумана. Чуть больше года прошло, с тех пор как именно здесь, Брайан впервые признался Эмили в любви. Сейчас, гуляя по парку, они вспоминали все хорошее, что с ними произошло. Брайан полностью излечился от болезни с помощью принципа «плацебо», который был применен в его излечении. Держа свою супругу за руку, Брайан видел в ней олицетворение добра и спасения, которая была послана ему свыше. Вдруг, он внезапно остановился и произнес:

− Дай-ка посмотреть на тебя. − И, улыбнувшись, посмотрел на ее округлый живот.

30.04.09

 

© Мырзабекова А.М., 2009. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 2201