Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия / — в том числе по жанрам, О животных / — в том числе по жанрам, Бестселлеры
© Шульгин Н.И., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 13 ноября 2009 года

Николай Григорьевич ШУЛЬГИН

Животным о детях

(наверное, юмористический рассказ)

Юмористический рассказ из будущей книги известного писателя-юмориста из Бишкека Николая Шульгина не оставит равнодушным читателя, который любит и умеет посмеяться. Детям о животных рассказывали испокон веков. Но пробовал ли кто-нибудь когда-нибудь, наоборот, рассказать животным о детях – Больших (т.е. взрослых) и Малых?!.. Первая публикация.

 

— Вот не любите Вы животных… Вот по глазам вижу, не любите.
— Товарищ, не хватайте меня за руки… Я вегетарианец…

 

Предисловие

Мы привыкли подсовывать своим чадам книжки под общим названием «Детям о животных».

«Вот, смотри, Петя, – это удод!»

«Улод», — повторяет Петя, потому что всегда говорит из вредности вместо букв «р» и «д» букву «л».

«Нет, Петечка, ты правильно скажи – удод!»

«Улод.»

«Это ты – урод! Почти два года уже соску сосет, а даже на скрипке не может…»

«Не ори на ребёнка!»

«Если такая умная, – иди и сама занимайся с этим удодом!»

«Я занята! Я жарю вам на ужин животных.»

«Каких?»

«Цыплят.»

«Ну, ладно… Вот, видишь, Петя, это – урод. Повтори…»

«Удод.» — повторяет Петя.

«Слышь, Зинка, получилось!..Молодец, Петюн!..»

«Да слышу, слышу! Бросайте всё. Пойдем воробьев жрать!»

«Ты же говорила цыплят!?» — возмущаются папа и Петя.

«Да разве ж это цыплята? Одно название…»

Вот.

Мне показалось несправедливым, что дети, даже типа Пети, знают о животных очень много, а животные о детях – ничего. Из этой мысли получилась маленькая книжка.

Почему – маленькая?

Потому что и дети и животные больших книжек боятся, чувствуя подвох. И правильно. Большой книжкой по башке во много раз больнее, чем маленькой, а кончается всё, как раз этим.

Какой-нибудь — вроде меня — пузатый, может сказать:

«А как это животные будут читать? Ведь они же не умеют?»

На что от всех занесенных и незанесённых в Красную книгу, на которой стоит его немытая сроду сковорода с жареным цыпленком, я этому «удоду» отвечаю:

«А твой Петюн умеет?.. Он даже на скрипке не может… Ты ему читаешь… Или Зинка твоя бигудястая!»…

И вот мы (добрые люди) выйдем на скамеечку, покрошим воробьям хлебушка и начнем им читать. А там и кошечки подтянутся из соседних подвалов.

 

Инструкция №1
    Воробьям о детях

«Почему это воробьям – первым?» – спросят любители питбулей.

Потому что воробьи – Хозяева Жизни. Они, как и питбули, конечно, живут только в Москве, но – в отличие от питбулей – могут летать.

Могут! Но никогда не улетают искать легкого счастья в ближнее теплое зарубежье.

Зимой они мерзнут с алкашами в подъездах, а летом парятся, как и все остальные счастливые ожидатели всенепременного Рая, возле вонючих фонтанов.

Той позорной лимите, которая проводит зимы в ЮАР, передавая секретные сведения о наших аэродромах ихним какаду, и прилетает к нам только за песнями в июле, Хозяева Жизни – воробьи говорят с шипом – «Понаприлетали тут! С… нерусские!»…

Воробьи какать хотели на таких непатриотичных птиц и просили меня не писать их названия в моей книжке. Да я и не знаю их названий. Что я вам – Гоголь, что ли, птиц по Днепру гонять?... Скворцы, может, только?... Или они тоже мерзнут на чердаках?... Не помню… И не в этом дело!

Дело в этой главе – в воробьях!

Воробьи – преданные Родине птицы.

Они, если и летают куда отсюда, так это в Питер, на Фонтанку, водки попить. Попьют, посерут на финнов, которые за этим же по воде приплывают… И – «алга» назад по воздуху… Но это так… На выходные…

Воробьи не рвут задницы собственных хозяев – кормильцев – из-за пустяшных обид, как питбули. Во-первых, потому что они сами – «Хозяева Жизни», как уже было замечено ранее, а во-вторых – какать они хотели на эти мелочи.

Вообще свое отношение к жизни воробьи чаще всего выражают этим незамысловатым образом.

Воробьи могут делать неимоверные вещи своими какашками. Они могут обкакать всё: дома, машины, тех же питбулей и даже милиционерские фуражки…

Придет это работник органов домой с работы. Снимет фуражку. Бросит её ползущему ребёнку поиграться. Спросит:

— Ну, как там дела в низшем образовании?!

А ребёнок лизнёт каку с фуражки и спросит папу, одновременно демонстрируя неимоверную память:

— Удод?..

Удод, удод… Кому же ещё на милицейские фуражки дристать в средней полосе России…

Итак, удодам – о …

Да что я с этими удодами… В жизни не видел, только название слышал…

 

Итак, воробьям – о детях

 

Дети бывают Большие и Маленькие. Большие Дети называются «взрослые», а Маленькие – просто «дети».

Большие Дети очень опасны для Маленьких, и поэтому Маленькие Дети прячутся от Больших, где могут. Особенно в шкаф и за занавеску. Большие их всё равно находят и бьют… Но об этом позже…

Большие дети совершенно не опасны для воробьёв. Воробьи могут подлетать к Большим Детям на любое расстояние безо всякой опаски. Особенно безопасны Большие Дети с бутылочкой в руках. Вокруг них всегда много крошек и они не видят мелких предметов. Свой собственный клюв, который они называют «рот», потому что он смешной, и бутылочку с чем-то приятным они тоже не видят, и находят этой бутылочкой рот наощупь.

Так как в отличие от воробьёв, что мы доказали в предыдущем предложении, как у Больших, так и у Маленьких Детей нету клюва – выражение: «Не щёлкай клювом в компании друзей» — набор бессмысленных слов.

Функции клюва у Детей выполняют два обрубка висящих у них по сторонам вместо крыльев. На конце обрубки кто-то покрошил на пять более мелких обрубков. Этими мелкими обрубками они иногда ковыряются в земле в поисках червячков, складывают их в железную баночку и несут к воде. Там они сажают червячков на гвоздик, привязывают гвоздик к невидимой (опять же только для них) веревочке и бросают в воду, причем некоторые червячки при этом умудряются сбежать, а некоторые – спрятаться в рыбке, которую Дети вытаскивают из воды.

Дети едят только тех червячков, которые прячутся в рыбках. Объяснить это можно тем, что у Детей нет не только клюва, чтобы резким движением подкинуть червячка прямо из земли и тут же съесть на лету, но и мозгов, раз они так усложняют процесс добывания и приготовления пищи к проглатыванию.

Большие Дети (напоминаю – это те, которые называются «взрослые»), когда ходят мочить червячков в речке, — всегда берут с собой бутылочку, и, соответственно (вы помните) не видят мелких предметов. Опытные и особо дерзкие воробьи умудряются красть червячков у таких Детей прямо из баночки. Это очень опасно, потому что «взрослый» с бутылочкой может неожиданно — даже для себя – упасть и задавить неосторожного воробья вместе с баночкой и червячками.

Впрочем, и тут особенно ловкие и шустрые пернатые могут извернуться. Лично я рекомендую после небольшой паузы попытаться проникнуть в карман пиджака упавшего, потому что там могут быть семачки.

Семачки!..

Cемачками торгует «взрослый» ребенок дядя Сема! Он стоит возле подземного перехода и вместо того, чтобы смотреть под землю – нет ли там червячка, смотрит, питбуль такой, в небо – нет ли там воробьёв, потому что воробьи очень любят его семачки…

Хоть воробьи и хозяева жизни, у воробьев нет денег, и не может быть. Небритый Бог сказал триста сто тысяч миллионов лет назад воробьям и другим, которые не успели сбежать в тот момент, что будет кормить всех сам. Работать Бог как-то не рекомендовал. То есть проще — разрешил всем брать всё, что плохо лежит на земле или хорошо лежит в мешке дяди Сёмы.

Жлоб дядя Сема считает, что то, что хорошо лежит в его мешке, брать нельзя и называет это воровством…

Животные! Это говорит о том, что Большие Дети забыли Бога и воробьи, вместо того, чтобы просто питаться всем, что видят и до чего могут долететь, вынуждены красть… Слово «красть» для них обидное, но, что поделаешь? Не все же понимают, что воробьи – Хозяева Жизни…

Дядя Сёма этого совсем не понимает. У него вообще очень плохая память на все гадости, которые он сделал по жизни. Этот недоразвитый питбуль, уже забыл, как сам воровал арматуру, когда работал на складе арматурного завода и думает все забыли…

Щас! Бог, хоть и побрился наголо, чтобы на улицах не узнавали и не кидались с просьбами «замочить» конкурентов, всё помнит!..

Большого ребенка Сему не посадили случайно.

Прокурор спросил:

— Таки никак не пойму с раза! Зачем Вы воровали арматуру, дядя Сёма?

На что дядя Сёма ответил:

— Так же в этом же ж складу больше ничего нет, шобы воровать!? Вы можете посмотреть…».

Дело отправили на доследование — «шобы посмотреть»…

«Посмотрели» в карман дяди Сёмы и сказали:

— Или тут же расстрел, или вот эти деньги мы, как бы, возьмем себе!

— Хорошо, — сказал дядя Сема, — Уломали! Вот вам ещё деньги, потому что завтра всё равно – дефолт. Только разрешите возле перехода семачкой торговать.

— Вот – «говна-пирога», — сказал капитан в стиранной невысохшей фуражке, которому был поручен расстрел или «на усмотрение», — Торгуй хоть чем, только не Родиной… Клянешься собака?!».

Дядя Сёма скрестил пальцы за спиной и сказал:

— Клянусь!..

— Товарищ капитан, — сказал честный свидетель, которых всегда, как грязи возле интересного, – Он пальцы за спиной скрестил!..

— А что это значит, Дефолт? Типа – Морфлот, что ли? — спросил малообразованный и от этого честный капитан.

— Это значит, он, как бы, не взаправду клянется. Это ж воробью ясно… Я же вам сигнализировал – он пальцы за спиной скрестил!..

Капитан, хоть и дурак был, но очень везучий. Его головой управлял ветер. Ветер поднял его голову, как сухой опавший лист к небу, и капитан крикнул:

— Товарищи воробьи! Я прощаю вам вчерашнюю фуражку. Черт с ней! Только скажите честно — подтверждаете слова товарища?

Воробьи на бреющем полёте обкакали «свидетеля» с ног до головы и улетели в сторону старой колокольни на стрелку с Бутинскими воронами.

— Бог шельму метит! — заключил капитан, глядя, как активный гражданин пытается очистить кепку, – Не лезьте в органы, гр-р-р-ражданин(!), а то органы залезут в вас!..

Честный свидетель ушел, мысленно клянясь из вредности кого-нибудь обидеть рублей на восемьсот и спрятаться на даче у тети, которую потом тоже убить и забетонировать в крыльцо…

— Торгуй, дядя Сёма, — сказал последнюю реплику капитан, — и не забывай постовых угощать – у них жизнь тяжелая.

— Молодец капитан, — сказал какой-то бритый прохожий, — присваиваю тебе внеочередное звание майора!..

И сорвал с капитана ненужные капитанские погоны…

— Служу… — попытался отчеканить капитан, но бритый прервал его:

— Вот тебе рупь. Сходи в военторг, купи новые майорские погоны. Зинка подошьёт, я ей сегодня отгул дал…

«Уголовное Дело» ребёнка дяди Сёмы, укравшего немеряно арматуры, но не ставшего от этого счастливее воробья ( в свою очередь укравшего у него семачку), потеряли при переезде и при пожаре одновременно. Таким образом, и стал он первым легальным советским предпринимателем…

Один раз у воробьёв было Счастье. Возле дяди Сёмы случилась небольшая драка, которая как-то незаметно всосала и самого дядю Сёму. Мешок с семачками, конечно, перевернули и смешали со снегом…

Это было зимой, назло лимитчикам, и все досталось воробьям… И это справедливо!!!...

На другой день дядя Сёма с пробитой головой, замотанной длинным непарным коричневым чулком «золотой» жены Софочки пришел за своим мешком. Он поковырялся в снегу длинным музыкальным пальцем, нашел воробьиную какашку вместо семечек, и тут же улетел в теплые страны. То ли – в Израиль, то ли – в Узбекистан…

— Жизнь даже вкуснее семачек! – сказал он на прощание, поправляя повязку на голове, чтобы было удобнее смотреть в иллюминатор. А потом добавил:

— Гораздо вкуснее!..

Это он вспомнил, что второпях забыл в шикарной, разрисованной тараканами под гжель, коммуналке подержанную, но, однако же, вечную «золотую» Софочку и такой же медный примус…

 

Воробьи остаются! Воробьи остаются всегда! Поэтому они – Хозяева Жизни и должны знать об этом!

«Об этом», к сожалению, не знают Дети, которые не «взрослые», а «просто».

Эти Дети ужасны.

Они ужасны оттого, что их бьют родители, и они вынуждены тоже кого-нибудь бить, чтобы восстановить справедливое равновесие незаслуженных обид в природе.

Дети бьют животных, которые меньше их размером.

Детей пятеро:

1. Отличник
    2. Двоечник
    3. Троечник
    4. Наташка с соседнего двора и засранец Петюн, который недавно «выучил удода».

 

— Удод, — кричит Петюн из коляски, показывая пухлым пальцем на воробья, который чистит мостовую от всяких крошек, и кидает в воробья соской. Соска, к которой Петюн привязан резиночкой, возвращается обратно и смачно бьёт его по лбу.

— Вя-а-а-а-а-а!!!! – сигнализирует Петюн родителям об опасности.

— Кто тебя? – спрашивает родитель, выдыхая уже из своей соски Петюну в нос горький дым.

— Удод! – говорит Петя единственное знакомое ему слово.

— Сам ты – удод! У всех дети – как дети. А у нас – ни на скрипке, ни в футбол… Скажи: «Папа!»

— Удод! – говорит Петя и ему на лоб падает воробьиная какашка…

Папа плюет себе на руку, вытирает рукой петюнский лоб, а руку вытирает об петюнские же штаны. Потом нюхает руку и говорит.

— Твоя кака, сынок, между нами говоря, пахнет гораздо противнее…

Петюн абсолютно безопасен для Хозяев Жизни – воробьев. Но воробьи никогда не нападают на него первыми, хотя и могут…

 

Самый опасный из детей – это Отличник.

Отличник носит на носу железки со стекляшками и всегда читает книжки. Даже на ходу.

Он равнодушен к живой жизни и её хозяевам. Именно благодаря его равнодушию с воробьями иногда случаются несчастья, которые им приносит Двоечник.

Сволочь Отличник, как бы не замечает этого, и не делает ничего, чтобы спасти воробьёв от Двоечника. Это Отличник во всем виноват!

У Двоечника были тяжёлые роды, поэтому он не виноват, что не любит воробьев и уроки.

Поскольку он не может стрелять из рогатки по урокам, он стреляет из неё по воробьям.

Двоечник очень меткий или, как он сам себя называет, — «целкий». Но, я боюсь, что он просто украл это сочное слово из лексикона взрослых Детей, с которыми уже полтора раза ходил пить пиво. Полтора, потому что первый раз он дошел до пивной и ему даже разрешили «сброситься» (правда, пива не дали), а второй раз на полдороге его выловила классная – Зинаида и уволокла в школу…

Так вот. Меткий Двоечник в среднем поражает одного воробья с пяти выстрелов…

Если в видимости стрелка Двоечника появляется Отличник, Двоечник сразу же переносит огонь всех «батарей» на него. С десятого выстрела, когда снаряд попадает в стекляшку на носу, читающий Отличник отвлекается от книжки и спасается бегством, тем самым опять подставляя под удар несчастных Хозяев Жизни – воробьев.

Во всём виноват Отличник!

 

Троечник завидует Двоечнику.

Он тоже хочет быть таким же смелым, чтобы не ходить в школу, и таким же метким, чтобы его боялся Отличник, который во всем виноват.

Если бы не было этого гада – Отличника, родители Троечника не долбили бы ему каждый вечер:

— Вот! Посмотри на Отличника! Что за чудо парень. Сколько он знает! Он весь в синяках, потому что читает на ходу и падает. Где твои синяки, бестолочь!

— Вот! – говорит Троечник и показывает синяк под глазом от кулака Двоечника.

— Этот не считается, — говорит папа, — Таких я и сам тебе сколько хочешь могу наставить. Ты на теле покажи.

«Надо будет завтра старшеклассников попросить, чтобы отпинали», — думает Троечник, плюет на книжку «География для 6-го класса» и переворачивает страницу.

— То-то! – говорит папа и «пукает» пивной пробкой.

 

Наташка!!!

Наташка вкусная, как семачка. К Наташке надо подлететь. Сказать:

— Чири!..

И она отщипнет чего-нибудь от себя, и бросит под свои же красивые ноги.

Если из какого-нибудь подвального окна в этот момент выглянет противный голодный кот, она просто скажет ему:

— Иди, Барсик, это – не тебе. Я тебе потом принесу.

И кот уйдет.

Двоечник и Троечник при Наташке не вытаскивают рогаток, а просто смотрят издали, как воробьи облепляют Наташку со всех сторон.

Они стесняются.

Они влюблены…

Отличник, уткнутый в толстую (мы такие не любим) книгу, проходя мимо, столкнётся с Наташкой, скажет:

— Простите…

— Да что Вы, не за что! – скажет Наташка, покраснеет и от этого станет ещё красивее…

Отличник, даже не подозревая, что это он во всем виноват, прочапает в свой подъезд. По дороге собьёт коляску Петюна, опять скажет:

— Простите…

— Удод!.. – простит его Петюн… и Воробьиное Счастье закончится…

Наташка забудет о воробьях, вспомнит о себе и пойдет гулять, куда глядят её красивые голубые глаза, из которых капают соленые капельки…

Двоечник с Троечником достанут рогатки, рыжий чумазый кот поползет на брюхе к воробьям, думая, что его дурака никто не видит, и воробьи взлетят одновременно с первым залпом рогаток, который целиком угодит в глупого кота…

Воробьи полетят в разные стороны, потому что они самостоятельные и не любят колхоз.

В тот момент, когда они ещё не совсем улетят в разные стороны, какой-то бритый старик крикнет им во след:

— Кто вы, воробьи?

— Мы – Хозяева Жизни! – крикнут воробьи привычную фразу и в первый раз в этой своей короткой жизни усомнятся. Усомнятся, но виду не подадут…

«Отчего я их назвал «Хозявами Жизни», — подумает бритый, – ведь они просто маленькие вредные птички?..»

В мире очень много вопросов, на которые нет ответа… и не обязательно искать этот ответ. А то потратишь на поиски всю жизнь, и не найдешь ничего.

А в конце жизни придет к тебе какой-нибудь бритый и скажет:

— Делать вам нечего – о воробьях всю жизнь думать. А жизни-то один день остался. Пусть себе летают. Трогают они вас?

— Да нет, вообще-то, — ответишь ты, вытираясь, и «почапаешь» в свой подъезд: в одной руке – клюшка, в другой – книжка, а под ручкой – Наташка… Постаревшая, но все равно хорошенькая…

Она лучше всех. Она будет ходить к тебе на могилку. И воробьи будут прилетать за крошками, а коты нет…

Только старый кладбищенский сторож, похожий на Двоечника, будет заглядывать иногда и говорить ни с того, ни с сего:

— Эх! Наташка, Наташка! Лучше бы ты за меня пошла!.. Жили бы сейчас себе припеваючи. Свободные, как…как…как воробьи?..

Наташка промолчит.

Двоечник-сторож пробьёт три раза в кладбищенский колокол и крикнет, то ли людям, то ли птицам:

— Кладбище закрывается – идите спать по домам! Завтра придёте...

Он, как бы нехотя, пройдет к воротам, откроет их в последний раз во всю ширь, чтобы проехала большая черная машина директора, и закроет на длинную ночь…

Машина директора остановится на светофоре, подумает немного… и свернет к казино…

Толстый директор спросит своего шофера:

— Коля, а ты на скрипке играешь?

— Упаси Бог, Петр Александрович! – ответит Троечник

— То-то… — скажет директор, — Ты смотри у меня, Удод… Шучу!....

— Ха-ха-ха! – из вежливости засмеётся шофер…

— Ха-ха-ха! – подхватит услужливый милиционер…

— Хи-хи-хи! – подпоют старушки, торгующие вместо дяди Сёмы семачками у перехода…

— Чирик! – удержится старый воробей от желания обкакать Мерседес…

Все хотят на видном месте похорониться!..

И только бритый дядька почешет лысое темя, плюнет в клумбу и пойдет в сторону трёх вокзалов учить цыганок гадать на трефового короля. Ему помирать не надо.

 

Инструкция №2
    Питбулям (ну, нате вам!) – о детях

Во-первых. Мне трудно скрыть своё глубокое разочарование матерью природой, которая изобрела вас. Вас, то есть и животных с соответствующим названием, и их хозяев…

Давайте, я буду обращаться к вам комплексно, и называть одним словом…

Итак, питбулям – о детях…

Самое интересное, что Вам по фиг, что я вам сейчас расскажу.

Из тех немногих животных, с которыми я сталкивался по жизни, вы – самые нелюбопытные. Вам – неинтересно…

Но я вам всё равно расскажу.

Замрите на мгновение. Упритесь красными свиными глазами в дождевую лужу…

Там – небо…

Страшно ступить, суки? Есть ощущение беспредела?.. Нет?... А если с этой стороны?.. Лужа как лужа?..

Да… Ни хрена Вам не страшно… Не видите Вы неба в луже…

Но всё равно…

Отвлекитесь на секунду от сиюминутных мыслей, если вам есть чем их думать. Направьте извилину на мой рассказ…

Дети и Большие, и Маленькие – это не цели. Это такие маленькие «вселенные»…

Ах, да!.. Вы не знаете слова «вселенная»…

Ну, вот представьте себе, что у вас, как бы,миллиард «бабок», а вон у того пацана в песочнице – не сосчитать!..

— Как это – не сосчитать? Позвать мымров с компьютерами – они сосчитают. Ну, ещё «бычков» поставить, чтобы купюры в сиськи не толкали…

— Да нет, Вы не понимаете меня… В принципе невозможно сосчитать…

— (пауза)… А если КАМАЗами?

— Что – КАМАЗами?

— Не тупи, мясо!.. КАМАЗами бабки считать. Набить под завязку и считать… Раз Камаз – Два Камаз… Если что – прикладом в глаз…

— Вы стихи сочинили сейчас…

— Какие стихи-михи?.. Ты не переводи от бабок… Мни вопрос дальше…

— Значит так. Вы можете мысленно представить миллиард долларов в материальном выражении?

— Конкретно в смысле?

— Да.

— Как раз, КАМАЗ и будет.

— А миллиард миллиардов?

— Опять тупишь, Писюкин?.. Миллиард КАМАЗов и будет, чё тут представлять?..

— Ну, объясните, как вот Вы это представляете в материальном выражении?.. Опишите что ли… Наглядно…

— Конкретно в смысле?

— Да.

— (пауза)… Ну, типа, дорога большая… Ментам проплатить, чтобы все «лохмуты» по просёлкам растолкали… И по дороге Камазы идут… В каждом – водила… Пара с «калачами» — в кабине… и четыре – в кузове на деньгах… Тоже с «калачами»…

— Это сколько получается?

— Чего?

— Охранников и шоферов?

— Спецом тупишь? Семь миллиардов и получается, если в каждой машине по семь штук…

— Так на земле вообще только семь миллиардов человек живет…

— (пауза)… Предлагаешь негров подключить?

—  Семь миллиардов это вместе с неграми… И с теми, что по просёлкам на лохмутах…

— (пауза)… А ты не простой, сучонок!..

 

Да. Я не простой.

Я умею разговаривать с животными на их языке. Только что, «конкретно» поговорил…

Нет!.. Если кто меня правильно понял, я вовсе не имею ввиду, что вот я такой умный и смелый, а питбули – дураки и всегда понос. В какой-то своей сфере они знают гораздо больше меня…

Просто мир многогранен, и даже в крепкую питбульскую башку может что-то не попасть, если не положить специально…

Главное, что я хочу «положить»: Питбу-ули! Дети не мишени!..

Разберём по порядку:

 

1. Двоечник

 

Его кусать неинтересно, потому что он вас не боится. Кстати, вы замечали, что те Дети, и Большие, и Маленькие, которые вас не боятся, в свою очередь, вызывают страх в вас…

Вы пытаетесь понять — почему?.. И от этого «зависаете»…

Через вас «зависшего» в богатый дом проходят все, кому не лень, писают в бассейн хозяина и уходят, попахивая бензином…

Почему бензином? Объясняю.

У меня есть один друг, бывший двоечник, который нигде не работает, но каждый день — сыт и пьян.

Что он делает?..

Темной ночью он выходит из дома с двумя руками. В одной руке всякие тряпки, а в другой – бутылёк с бензином. Он подходит к забору, за которым от него скрывается облюбованный заранее питбуль, обливает тряпки бензином и обматывает ими себя. Он знает, что у вас, питбулей, аллергия на бензин. Потому что Вы никак не можете понять — почему вода горит!?..

Пока вы страдаете из-за запаха, жалобно скуля, этот друг одевает на вас видавший виды намордник, внутри которого тоже тряпочка с бензином, и привязывает вам на шею потрёпанную веревочку. За веревочку он ведет вас через весь город на Свальный рынок к началу рабочего дня.

Рабочий день на рынке начинается с четырёх утра. Прекрасное время! Вы когда пойдете, обратите внимание на Восток…

Небо на Востоке в эти ранние часы начинает слегка краснеть. Как будто бы ему немножко стыдно, что до сих пор на земле есть Свальные рынки. От этого Восток становится ещё красивее…

Взгляните на него в последний раз — он того стоит…

Мой знакомый сосед поведет вас к огромным котлам с маслом. Это ваш персональный ад. Вы его заслужили…

Он передаст веревочку в руки угрюмого волосатого, как вы, Ребенка большого роста, возьмёт у него какие-то шуршащие бумажки, снимет с вас видавший и не то намордник, и уйдёт со словами:

— До, свидания Жучка…

Потому что знает, что и его где-то вдали ждёт похожий котёл. Это его свободный выбор…

У вас в отличие от моего соседа выбора нет…

— Это как это хорошо у вас на Свальном рынке такие дешёвые и вкусные чебуреки –

говорят иностранцы, которых туда водят на экскурсии, чтобы показать жизнь со стороны полной жопы.

— А это, — говорят экскурсоводы, — спасибо вам, родные гости, — капитализьм. Свободная, как говорится, конкуренция, которая делает товар дешёвым и прерасным по качеству…

— Вот видишь, Эльза! – скажут туристы, — а ты говорила, что нас тут не любят…

— Любят… Любят… — скажет угрюмый волосатый Ребёнок точа огромный ножик специальным камушком…

 

2. Троечник

 

Его, конечно, можно слегка прикусить…

Напугать можно неожиданным рывком в его сторону и резким гавком. Он напугается. Возможно, даже обкакается…

Это очень смешно. Вашему хозяину эта шутка понравится и он даже может приосанится, весело оглядываясь по сторонам…

Но кусать троечника до крови, а тем более есть нельзя совсем…

Не то, чтобы у него пистолет или там острый нож в кармане… Нет, он боится этого всего… У него – другое…

У него папа непредсказуемый… Его папа – пролетариат!..

А пролетариат, бл… это штука загадочная и опасная… Это вам не безобидный «бомбила» с кастетом в кармане. Эта гадость гораздо серьёзнее…

Вот представьте: вы серьёзно укусываете Троечника… Сразу ничего не произойдет, если его папа находится в состоянии ремиссии, конечно. Но!..

Состояние ремиссии длится недолго. Максимум — месяц. А потом папа Троечника начинает пить всё, что горит…

Чувствуете, как внутри вас запахло паленым?..

Вспомнили про Свальный рынок?..

Здесь будет проще. Когда папа Троечника в запое, его талант на всякие гадости вырастает до неимоверных размеров. У вас пасть настолько не откроется…

Папа месяц пьёт и мстит за те унижения, которые он пережил в тот месяц, когда не пил. Его не остановит ни что. Ни то, что ваш хозяин ездит на крутой машине, ни что он сказал ему месяц назад:

— Если ты, сучара, моего питулика хоть одним пальцем, — то…б…х…во все дырки…пасть… кишки намотаю…в бетон…

Наоборот…

Пролетариат промолчит, когда трезвый, но запомнит всё (!). Потому что мля — пролетариат…

Допустим, придет к вам сучка на случку. Хозяева оставят вас в огороде для знакомства и взаимопонимания, и пойдут в сауну…

— Давай, — скажут. — Альма, сделай нашему Ральфу приятно… Не фиг целку корчить перед пенсией…

А тут, во время ухаживаний, (всякое случается) вам приспичит пукнуть… Ну, неудобно же при даме. И вы, конечно, дескать:

— В будке медаль забыл, сейчас принесу покажу… Оставлю Вас, буквально… Не успеете блошку словить… А потом секс, конечно… Без вопросов…

И всё…

Вы – шасть в будку. А папа Троечника – хоп будочку на крючочек снаружи… керосинчик из салафана… спичечка… И, так сказать, любовь была короткой, как никогда, да и любовь ли это?..

Альфа походит-походит… От старости забудет зачем пришла… И поссыт на пепелище…

А ты планы строил… Отличника хотел тяпнуть…

Пролетариат – это не фикус в кадке… На него ноги лучше не задирать… Пролетариату даже смерть не страшна, потому что он давно умер…

На твоих похоронах большие дети – Садовник и Сторож выпьют, чокаясь, чем окончательно вас унизят…

 

3. Отличник

 

Отличник не замечает ничего на чем нету букв, которые он мог бы прочитать. Поэтому на ваши гавки и броски под ноги никак не среагирует…

Ну, может, скажет, глядя сквозь вас:

— Так… Питбуль… Скрещенная порода… Отличается большой силой и свирепостью… Были случаи, когда съедали своих хозяев… Выведена в Англии собаководом…м-м-м… Как же его фамилия?.. Я же знал… Простите, господин питбуль, не будучи представленным, осмеливаюсь спросить – как фамилия вашего прародителя… Что Вы молчите?.. Ах да… Вы же, некоторым образом, собака… Вы тявкаете… Это ужасно, когда нет дара речи… Прощайте, голубчик…

Когда он закончит свою речь, которая придавит вас к земле глубиной интеллектуальности, он обязательно наступит вам на ногу уходя, потому что его очки в этот момент будут уже в книге…

А самое обидное – это вот «голубчик»… Это что же получается? Та сучка за гаражами не в счёт?… Ну, там с Альфой не получилось – это понятно… Обидно же и унизительно слышать «голубчик», обладая такими физическими возможностями и таким авторитетным хозяином...

Теперь самое главное об очкастых.

Как я говорил и раньше – от отличников одно горе. Сторонитесь их, пока им не захотелось посмотреть, как у вас внутри все устроено.

Они гады тихие-тихие… А потом:

— Здрасьте, моя фамилия профессор Павлов… А Вы, стало быть, собака… Питбуль говорите?.. Любопытно… Какое смешное название… Похоже на рюмочку перед ужином… Я, знаете, позволяю себе вечерком… И Вам, кстати, рекомендую… Расширяет, так сказать, до невозможного… Очень… Очень приятно… Вот сюда на клеёночку будьте любезны… А мы вам потом памятничек на помостике… Что бы вам такое?.. Коллеги, а как вы на предмет сибирской язвочки под кожу…

— Конгениально, профессор, конгениально…

Полные вам «вилы» с одной буквой «л», господа питбули, если на пути попадётся отличник… Это даже хуже пролетариата… Там хоть сразу…

 

4. Петюн

 

Этого можно. И за задницу, и за ногу, и за всё… Отрывайтесь от веревочки и…

Только надо дождаться, когда у него закончится колясочный период и начнется самостоятельно-ходовой…

Причем нужно словить момент, когда никого не будет вокруг… Ваш хозяин не считается… Он вас не заложит…

Всего Петюна сжирать нельзя. Тут ведь тоже, знаете, не так всё просто…Нужно откусывать по чуть-чуть, чтобы его родители не заметили, а то папа-то – гаишник…

А вдруг чего заподозрит?.. И, на всякий случай, попросит кого-нибудь из своих должников вас тихонько задавить?..

Да, вот так просто. Прямо в родном дворе…

У него должников по городу – уйма. Им питбуля задавить – только давай…

Задавит, гад, и на дверце новую звездочку рисует…

Коллеги – шоферы-убийцы ему:

— Не стыдно, Петрович? Кобыздоха задавил и звездочку рисуешь, не по понятиям вроде?.. Не считается…

— Не скажите, мужики… Питбули по сволочизму, практически, не уступают человеку… Так что, ещё как считается…

Придут Дворник и Сторож к твоему владельцу на третий этаж, спросят по среднеазиатски:

— Ете ваш там сопаке питбол во дворе?

— А чё, в натуре, кому-то помешала? Сейчас порешаем…

— Да нет. Всё нормальный. У нас просто один вопросов… Она теперь плоский… Если вы сами с аспальта скребайте, вопше нет… Бесплатна…Или мы… Тогда сто руплей ната… Дезинпекций купим…

На твоих похоронах большие дети Дворник и Сторож выпьют «дезинпекцию», конечно, чокаясь, чем окончательно дважды опять вас унизят…

 

5. Наташка

 

Наташка вкусная… И так, и вообще…

Но кто же её будет есть или кусать, если она вас любит…

— Иди сюда. Мой хороший!.. Вот тебе косточка… Это я специально вот в этом месте не доела, чтобы тебе было вкуснее… «Педигрипалы»-то надоели наверное?..

— Да, как не надоесть?.. Вкуса нет, вонь одна… А не сожрешь – хозяин палкой по хребту… А у вас ещё есть косточка?..

— Ой, я забыла!.. У меня же в другом кармане ещё одна… Вот… Дайте-ка я вам глаза вытру, что они у вас мокрые какие-то?.. Вам надо глазных капель закапать – это воспаление от злости…

Вы жуете косточку и думаете о том, что в жизни вам очень не повезло. Ведь могла бы вас «завести» Наташка, а не Вован этот… И были бы вы не питбуль Ральф, а пудель Артемон с бантиком на хвосте… бегали бы с Детьми вокруг песочницы и защищали бы их от котов…

— Девочка! Прекрати портить мне собаку… Ральф – фу! Фас! Взять! Сожрать!..

— Да пошёл ты!

— Что? Что ты сказал, гаденыш?

— Да что слышал…

— А ну, пойдем домой!.. Иди домой, слюнтяй… Штуку баксов отдал, а ты, сучара, – кошка, оказывается…

— Хорош пинаться!

— Это ты мне? Своему хозяину и повелителю?.. А палкой по башке?..

— Я сказал – хорош пинаться! Ты, бифштекс!

— Я – кто?

— Уже – никто!

Вы прыгаете на своего кормильца и впиваетесь ему в сонную артерию крепкими отточенными о педигрипал клыками…

Наташка плачет. Во двор заезжает «МЧС»…

— Как же это ты, Артемон?.. Не удержался?..

— Не смог, Наташка. Знать судьба моя такая…Да, пускай усыпят. Зато на одну суку меньше на свете станет. Прощай, Мальвина!

— Прощай, Артемон!..

— Уберите ваши сетки… Я сам… Куда идти?..

— Вот сюда. В дверочку. Осторожно, лестница скользкая, в кровище вся… Вы сегодня пятый у нас…

Машина пукнет выхлопной трубой в сторону Уральского автомобильного завода и нехотя тронется…

 

— К профессору? Или сразу утопите?

— Кто же тебя утопит, дурака? Ты же уйму денег стоишь… Ещё одного «вована» сожрешь…

— Товарищ! Тьфу!.. Господин хороший! Да, вот Вы на внедорожнике… Питбульчика не желаете за полцены… у нас и документики… Так сказать – год гарантии… А там уже само покатит…

— А он хоть злой? Не фуфляк?..

— Да. Господь с Вами, станем мы врать… Только что одного уделал насмерть… Вон ещё кровь не просохла на губах…

— Ну, тогда конечно не вопрос… Скоко?

— Тонночку…

— Тонночку?.. Тонночку в питомнике платят. Лоха что ли нашли?.. На «трёху» и кати отсюда свою душегубку…

— Премного Вам благодарны Ваше благородие… Если будут заказы. Вот и карточка моя… Ну, засим…

— Стой!.. А документы?..

— Ой, извините, в торопях же всё… Вот пожалуйте… Долгих вам лет жизни!.. Алё!.. Лёлечка?.. Беги за вискасом, будет тебе сегодня персик… Конечно настоящий персидский… Ну, что мы мало зарабатываем?.. НИИ же всё-таки, не маслосырбаза… Ну, пока, а то у меня совещание… Руки убери, падла от денег!.. Я всё развёл, а ты пасть разеваешь?.. На полтинник… И не дай Бог ляпнешь профессору… Скажем — сбежал при задержании и всего тебя искусал… Дай-ко руку-то сюда… Я клыком… Да не ссы!.. До свадьбы заживет… Женат, говоришь?.. Значит разводись… Трогай, Михалыч, на Свальный рынок, пока всех кошек не сожрали… Я дочке подарок обещал…

 

Инструкция №3
    (исключение)
    Моему коту Остапу – обо мне
    (конкретно)

Ты, мочалка персидская!

Я понимаю, что в твоём, помутнённом от обжорства сознании, я предназначен только для того, чтобы хлопать дверью холодильника, вынимать оттуда разноцветные блестящие баночки и сгибаться в поклоне, накладывая в твою специальную фарфоровую тарелочку чего-нибудь вкусненького…

Остап, не обольщайся, я простой, хоть и Большой, Ребенок.

Во мне ещё не умерло желание доказать, что человек – Царь природы, и в иерархии топчущих и обсерающих планету существ он выше всех, даже воробьев.

Бог дал нам животных для еды!..

Не для того, чтобы они ели нас, как думают питбули, а наоборот.

Ты бессмысленен, потому что несъедобен. Тебя даже персы в твоей пыльной Персии не стали бы есть. Пока из твоей шерсти выкопаешь мясо, — уже компот несут…

Я верю в победу разума.

Я верю, что когда-нибудь моя жена уедет в командировку или краткосрочный отпуск по беременности... Хотя бы на неделю…

Знай, гад! Ты у меня ответишь за всё: за теракты исламистов, за тупость правительства, за коррупцию, за нарушенную тобой экологию нашего жилья и за то, что ты не умеешь играть хотя бы полонез Огинского, хоть и проводишь полжизни на фортепиано тупым рылом в клавишах. Меня не волнует, что ты тащишься там спать!

Теперь ты волнуйся!..

Тебе отольются слёзы всех мужчин, которые по пьянке наступали на котов, и были ими вероломно поцарапаны до инфаркта их миокардов!..

Я включу твой «любимый» пылесос «Вихрь» производства Пензенского товарищества глухонемых, которым его жуткий свист по фигу, и привяжу тебя к нему. Вы будете шипеть друг на друга до самой смерти… пылесоса или твоей…

Вы оба её заслужили…

Ещё страшнее! Всю неделю ты будешь есть то, что ем я!..

Выдержишь ты эту неделю?..

Если выживешь – тебе не страшна глубокая лужа с кирпичом на хвосте, из-за которой погиб в детстве соседский кот Матрос, который в своей жизни ничего вкуснее деревянной мышки не пробовал…

Я буду готовить тебя в спецотряд «Альфа». Кирпич и веревочку я уже присмотрел…

Это, как говорится, — раз!

Далее. Я знаю, что Вы – «коты одомашненные» рафинированные — спите 20 часов в сутки, остальное время истязаете хозяев. Так вот, как только жена и тёща (Дай Вам Бог здоровья, Лидия Андреевна!) уедут в командировку или кого-нибудь рожать в цивилизованную страну, я куплю заводную собаку, которая будет гоняться за тобой и день, и ночь, и ночь, и день, и звонко лаять встроенным таким магнитофончиком… Кстати, это будет приятно не только тебе, но и тому тинейджеру с пятого этажа, который решил, что должен обязательно научиться играть на бас-гитаре на дому, пока этот гадский инструмент не отменило министерство культуры…

Ты не умрешь от разрыва сердца, потому что у тебя сердца нет. У тебя есть только два отверстия. Одно — куда подаётся пища и другое, откуда появляется то, что из этой пищи делается внутри тебя.

Я не буду вязать тебя узлом и соединять эти отверстия в одно, потому что я в отличие от тебя гуманен.

Это, как говорится, если выживешь, — два!

Ещё далее. Когда-то теща (Дай Вам Бог здоровья, Лидия Федосеевна!) решили тебя кастрировать. Они, то есть моя тёща, не знали, что я уже брал у одного пацана кошку, чтобы сделать тебя мужчиной. Я тогда верил, что мы можем мирно сосуществовать несмотря на разные, системы устройства…

Та атомная бомба в лице худющей помойной кошки, которую принёс пацан, была также неопытна, как ты, и думала, что секс – это бегание по стенам, срывание занавесок, царапание обоев и издавание звука «ш-ш-ш-ш-ш-ш», когда ты к ней из боязливого любопытства приближался…

Зрелища не получилось и пацан, рискуя жизнью, выкинул кошку в окно…

Кошка упала на питбуля, который, по приказу хозяина какал на асфальт возле подъезда, и тем спаслась…

Питбуль получил инфаркт… Но инфаркт зажил на нем, как на собаке, тут же, потому что он очень хорошо «опорожнился» от неожиданности…

Так вот, когда теща (Дай Вам Бог здоровья ещё раз, Лидия Федосеевна) решили тебя кастрировать, они поручили это мне…

Они сказали:

— Зять, Ваш ровесник Даниил с третьего этажа уже – председатель общества кролиководов Южной республики, а Вы – только в пивную ходить. Ттак уже отнесите по пути кота на кастрацию. Вы же видите, как мучается животное!?

— Я поимею сердце и вообще сделаю всё, что прикажете, за Вашу ко мне доброту, Лидия Федосеевна… Только откуда у Даниила на третьем этаже кролики?..

— Идите уже, умник! – ответила Лидия Федосеевна. Она была скупа на слова к тем, кто не был хотя бы председателем общества кролиководов…

Я кинул тебя в мешок и когда проходил мимо двери Даниила постучался и спросил:

— Вы председатель общества кролиководов и кроликоносов?..

— А вы – сдавать? – ответил председатель, глядя на мешок, откуда ты сипло мяукал — это ко мне в офис завтра, а сегодня уже поздно – я ем…

Так я узнал, откуда берутся кролики…

Пока я пил пиво, с тобой что-то сделали в вонючей ветеринарной клинике молодые симпатичные девчата.

— Не напартачили там ничего? – на всякий случай спросил я, помня строгость Лидии Федосеевны.

— Что Вы, – ответила самая красивая из них, — сделали по высшему разряду, как себе…

— Простите, Вы не замужем? – спросил я в ответ, чтобы поддержать разговор.

— Нет, — ответила она, — но за каждого встречного не пойду.

— А за председателя общества кролиководов?

— Это Вы то – председатель?

— Нет. Я за соседа хлопочу.

— Мне бы посмотреть на него…

— Хорошо. Сколько с меня.

— Нисколько. У нас акция…

— Ну, тогда я пошел…

— А про соседа как же?..

— Приведу попозже… У вас до которого числа акция?..

Она не ответила…

Ответил ты, мой, горячо любимый Лидией Федосеевной (Дай ей Бог здоровья!) кот…

В первый же день, после того, как ты проснулся от наркоза, ты грязно надругался над её мохеровым шарфом…

— Ерунды поручить нельзя, — сказала Лидия Федосеевна, и понесла тебя назад в ветеринарку…

Вернулась тёща грустная.

— Что мама? – спросил я с выражением, — переделали?

— Нет… Сказали, что он видимо имел сексуальный опыт до операции… Но в любом случае детей от него не будет, потому что он просто подсознательно делает движения…

— Жаль… Мы бы могли торговать мохеровыми шарфами…

— Не смешно – сказала Лидия Федосеевна, но после этого случая за вещами следила, когда приходила к нам в гости…

Теперь ты «трахаешь» всё, что в состоянии затащить под диван.

У меня к тебе вопрос:

— Я не пойму, у вас – котов – что, положено так? Каждый день – с разной?.. Почему ты всё время норовишь утянуть под диван что-нибудь новенькое?... Почему – не как у людей?.. Почему ты не можешь, как Даниил с третьего этажа, ограничиться ветеринаршей?.. Ведь живут же… Притерлись как-то…

Я устал от тебя.

Я уже не хочу тебя казнить.

Общество кролиководов всё равно закрыли.

Живи как хочешь.

Просто знай:

Ты не один на этой земле, то есть в квартире, откуда ты – не выездной…

Имей совесть вместо мохеровых шарфов…

От совести может родиться что-нибудь и без зачатия…

Прости меня, Господи, за богохульство…

Это, как говорится, — тысяча, потому что богохульствую я много. Тебе, мой друг-котяра, и не снилось…

Пожрать, говоришь?... А что будешь – сосиску или сардинку?... И то, и другое?.. Я знал… Это я так спросил…

Лови, скотина…

 

Инструкция № 5
    Остальным, совершенно бесполезным животным, живущим в телевизоре

Основных животных я охватил в предыдущих главах. Осталось совсем немного…

Более того, многие из этих немногих похожи на тех, к кому Автор уже обращался…

Вот тут опять, какая-нибудь активная на легкие скандалы, общественность вякнет из форточки:

— А чё это ты к себе, как к Президенту – в третьем лице, да ещё с большой буквы обращаесся?.. Вообще не буду покупать твои книжки…

— А ты покупал?.. Я же тебе по-соседски, как бывшему председателю общества подарил, сволочь!…

Повернемся к этой сволочи тем местом, на которое у питбулей слюна течет, и продолжим…

Почему мы ограничились только воробьями, собаками и кошками?..

Потому что мы – Дети – обитаем с ними бок о бок…

Все остальные «не люди», которые живут на земле, известны нам в основном по рассказам «биологши» Тамары Афанасьевны и по телевизионным передачам типа «В мире животных»…

За какие-то заслуги перед Отечеством придумали эту передачу для её ведущего. Чтобы он ездил по белу свету и пробовал всякой еды из тех, якобы животных, которых он нам там в телике показывает…

Плывет чего-то – не поймешь, где нос, где вымя…

Я смотрю на хитрую рожу ведущего, и хочется спросить:

— Ну, скажите честно, дядечка, – это вы в фотошопе с художником отмочили, или дочка из цветной бумаги вырезала?..

— Что Вы… что Вы… Это я в Бирюлёвском пруду сам видел, а потом художнику рассказал…

Если животные ни разу меня не кусали, не царапали или не какали на мою шляпу — их на свете не существует!..

Нет их в моей жизни, значит – нет вообще!..

Да! Я ем мясо, товарищ бывший председатель общества, и даже знаю из чего делается кролятина, но я не знаю из чего делается, так называемая, «говядина»… Хотя и догадываюсь, когда слышу это слово…

 

У меня друг один есть – тихий анашист. Он на полном серьёзе говорит, глядя на луну, когда дневной свет гаснет и играть в футбол уже невозможно, а курить в самый раз:

— Ну, кто сказал, что она круглая. Вот же серп, как бы!

Мы ему:

– Дурак, а Жезлонг Вильгельмович по астрономии?! Ты, что его не уважаешь?

— Ну, почему. Уважаю. Я к нему ни разу не ходил, а он мне четверку поставил.

— Так чего ж тебе?

— Почему четверку-то?

— А тебе, что пятёрку надо, козлу?

— За козла – ответишь… Не надо мне пятерку… Мне нужно, как всем – тройку. Вот ты был на астрономии?..

— Да, три раза.

— Чё у тебя?

— Три.

— Вот, а у меня – четыре. Как я могу такому Жезлонгу доверять насчет луны, если он хернёй в журнале занимается?.. Я вообще, чего не пощупаю, в то не верю…

— А ты, что месяц щупал?..

— А я вот, например, верю, что у Колесниковой большие титьки… Хоть и не щупал…

— Я щупал… Правильно веришь…

— Сравнили тоже – титьки с космосом…

— Пошли… А то лысый сторож питбуля спустит…

— Пошли…

— Слушай, а чё ты пишешь в этом рассказе, как-будто ты взрослый?

— Если догадаются, что только 16 лет, – подумают, что анашист, и не напечатают…

— Ты ж не куришь?..

— Так они там тоже не верят… Пока не «пощупают»…

— Везде – одно говно…

— Много…

— Что?

— Много говна… Не веришь?.. Можешь пощупать…

— Лысый сказал: «Блажен, кто поверит, не щупая»…

— Лысый – нормальный пацан, только старый, и питбуль у него не злой…

— Дети! Дети!... Марш по домам, а то Ральфа спущу…

— Лёгок на поминках…

— Идём!.. Идём уже…

 

Прощайте, животные. Я не злой. Просто – настроение плохое.

Живите, конечно, покуда вас не поймает и не съест другое, более сильное и хитрое животное. Пусть у него изжога потом будет три дня, чтобы вам хоть какая-то компенсация…

 

© Шульгин Н.И., 2009. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 2084