Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Детективы, криминал; политический роман
© Зеличенко А.Л., 2006. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 9 ноября 2009 года

Александр Леонидович ЗЕЛИЧЕНКО

Наркокурьер

Рассказы о реальных событиях из книги «Детектив без названия»

В предлагаемом вниманию читателей сборнике автор собрал написанное за много лет: «натурные» зарисовки в жанре минидетектива, правдивые лаконичные рассказы рубрики «За строкой оперативной сводки», вызывающие ужас миниатюры «Монстры», очерки об интересных людях, с кем сталкивала жизнь, повествования о секретных спецоперациях и, наконец, лирические эссе о юности, семье, о пережитом. В них много оригинального, интересного, поучительного. Они правдивы и трогательны. Читатель с интересом прочтет их.

Публикуется по книге: Зеличенко Александр. Детектив без названия. – Б.: 2006. – 208 с.

УДК 82/821
    ББК 84Р7-4
    З-49
    З 4702010201-06
    ISBN 9967-23-747-3

Книга издана благодаря финансовой поддержке бишкекской туристической фирмы “HORIZON Travel”

 

  Наркокартель
   
  В 1992-ом Служба по борьбе с наркобизнесом МВД Кыргызстана провела беспрецедентную операцию, конфисковав две тонны гашиша и марихуаны. 
   
  Случилось это за год до первой Чеченской войны. Газеты пропитались тревогой, ею переполнялось радио, TV. Журналисты вещали о повторе афганского синдрома. Бурлила российская Дума. Политики взахлеб винили Джохара Дудаева в сепаратизме, стремлении разрушить "единую и неделимую"... На личном самолете генерал-президент мотался по СНГовским далям, искал сторонников. 
   
  Как частное лицо, нежданно-негаданно, он вдруг появился в Бишкеке. Побывал на ипподроме, но официально принят не был. Репортеры расценили загадочный визит не иначе, как глубинный зондаж накануне весьма серьезных событий, чьим приближением уже налился воздух. Не обошли они и Кыргызстан. 
   
  ...Оперативники Дамир Джунусов, Куттубек Сыдыков, Сергей Алексенцев давно присматривались к "эдельвейсам" — так обозначили обосновавшуюся в Аламединском районе преступную группировку, специализировавшуюся на наркопоставках "по крупному". Вскоре в нее влились трое из самой Чечено-Ингушетии. Начались лихорадочные заготовки. Всего подряд: водки, сигарет, стройматериалов. Столь почтенная публика ну никак не могла обойтись без наркотиков. Где-то там наверняка имелся хитроумный тайник! Его-то сейчас и опорожняли, камуфлируя ширпотребом. 
   
  Наблюдение велось непрерывно. Использовали даже давно обосновавшуюся на ближней высотке армейскую точку. К ней привыкли, не замечали. Но когда "командование" поменяло л/с — "эдельвейсы", было, насторожились. Однако, подойдя с отарами ближе, успокоились. Солдаты в линялой, давно не стираной робе от прежних обитателей казармы не отличались. А небритый, с перегаром, прапор, быстро, совсем уж "по-нашему", махнул не глядя пару канистр дефицитной в ту пору горючки на предложенного барашка, выторговав в придачу литр местного первача-самопала... 
   
  Груз готовили основательно. Упаковывали кирпич, шифер, цемент, увязывали в брезент муку и консервы — все это днем. Но и ночью оживленные "маскировочно-погрузочные" работы не прекращались. А через три недели полученный по бартеру на местном автосборочном караван самосвалов двинулся на Кавказ, в Чечню. Улики взывали к действию... 
   
  Таможен тогда еще не было, и на посту ГАИ колонну остановил обычный милиционер. Проверили накладные, путевые листы — все честь по чести. Маршрут — Бишкек-Гудермес, из Кыргызстана в Чечню, за тысячи километров — Казахстан, Россия. Не хватало лишь визитки тех лет — разрешения на вывоз дефицита. К чему не замедлили придраться и начать разгрузку. "Заодно и наркоту поищем", — как бы невзначай сообщил главный. Реакции, однако, не последовало. 
   
  Первая, вторая трехтонка — пусто. Владельцы наглеют, качают права. "Когда из-под листового железа повеяло гашишем, — рассказывает майор Алексенцев, — меня пот пробил. Еще бы! Пятнадцать плотно утрамбованных мешков с наркотиком, такого мы еще не видывали!" 
  Вот так, с изъятия 151 килограмма марихуаны в кузове машины под управлением гражданина Чечено-Ингушской АССР Адама Мадыева, и началось это громкое дело. Дела, связанного с международным наркобизнесом. В тот же день опергруппа Дамира Джунусова перетрясла всех "эдельвейсов". Кило восемьсот граммов гашиша нашлось у Мужидова, 37 мешков с зельем — триста шестьдесят килограммов марихуаны — у Бидалова, 109 мешков "травки" — тонну 336 килограммов и пятнадцать кг высокопробного гашиша — у Салтыкмурадова. И все — по схронам, тайникам. Досталось тогда и нашим поисковым собачкам. Заполночь, "споткнувшись" на сотом мешке, последней свалилась с ног спаниель Дашка ... 
   
  На утро начались показания. Наркотик намеревались обменять на оружие: мешок зелья на два "Калашникова". Дознались и про канал. 
   
  30 июля 1992 года за приобретение, хранение и перевозку наркотических веществ в особо крупных размерах "эдельвейсы" получили тюремные сроки — от тринадцати и выше. И все без исключения — с конфискацией имущества. Об антинаркотиковых "профи" из Кыргызстана заговорили специалисты по всему СНГ.

Бишкек, 1992 г.

 

  "Наркотик – почтой"
   
  В августе 2003 года исполнилось 15 лет со дня проведения в республике первой операции "контролируемой поставки" наркотиков. 
   
  …На языке ООН под контролируемой поставкой понимается "проводимая уполномоченными на то государственными органами спецоперация по сопровождению обнаруженного ранее контейнера с наркотическими веществами с целью выявления и обезвреживания всей преступной цепочки". 
   
  Но это сейчас, после того, как в 1994-ом Кыргызстан, кстати, первым в СНГ присоединился к международным антинаркотиковым конвенциям, проведение таких мероприятий расписано буквально до мелочей. Тогда ж сыщики больше действовали по наитию... 
   
  Наркотики часто слали по почте. Проявляя недюжинную изобретательность, гашишем, например, начиняли фрукты. Марихуану ж частенько маскировали под соленья-варенья, закатывали в консервные банки, камуфлировали под обычные сигареты и отправляли в посылках-бандеролях. 
   
  В далеком теперь 1988-ом на Иссык-Куле, главной наркожитнице Кыргызстана, для перекрытия популярного канала начали применять розыскных собак. Кинолог с питомцем объезжал почтовые отделения, и улик находилось во множестве! 
   
  Одним из первых овчарка учуяла стандартный фанерный ящик без обратного адреса, идущий в таджикский Ленинабад. Его, как водится, вскрыли, и обнаружили килограмм высококачественного гашиша. Составив соответствующие бумаги, "контейнер" опечатали и, выяснив что к месту назначения дойдет он примерно через неделю, пошли готовиться к командировке. 
   
  Уже через три дня оперативники Марс Осмонов и Талант Дуйшенбиев узнали, что по указанному в квитанции адресу живет рецидивист Усманов. Вор так допек местную милицию, что узнав о возможности избавиться, та оказала всяческое содействие. Сняв с других заданий нескольких офицеров, за объектом установили круглосуточное наблюдение. 
   
  Посылка, наконец, пришла, и Усманов направился на почту. Предъявил паспорт, получил ящик и, не успев опомниться, ... оказался в наручниках. Для верности его пристегнули еще и к батарее отопления в стене. Обремененный криминальным прошлым, преступник сразу сообразил, что влип всерьез. Ведь адрес писал собственной рукой, чтоб ей отсохнуть! И, пока фанеру вскрывали и описывали, со знанием дела рассуждал, какой срок светит. И вдруг... 
   
  Усманов вопил и дергался так, что вместе с наручником отодрал от глины чугунный радиатор! Причины для радости на лицо — вместо гашиша и тюремного срока опера одну за другой извлекли из короба завернутые в тряпьё ... три банки балтийской кильки "Пряного посола". Ровно один килограмм! 
   
  Потом мы провели десятки удачных контролируемых поставок, но почему оказался комом первый блин, кто, где и когда изловчился поменять содержимое "смертоносной" посылки, так и осталось секретом. Не смотря на тщательное расследование...

 

  "В гробу тебя я видал..." 
   
  История эта случилась в начале 1990-х, во время, метко окрещенное "парадом суверенитетов". Многие из ее участников еще служат в системе правоохраны Кыргызстана, России. Некоторые ушли в бизнес. И да не будет у них проблем! А потому автор предпочитает обойтись без личных имен и фамилий... 
   
  В правоохранительной системе Кыргызстана тогда сложилось "двоевластие". Еще существовали структуры, напрямую подчинявшиеся Москве, но им буквально наступали на пятки новые, "суверенные". Что ни день появлялись ноу-хау: контролируемые поставки — поэтапно передаваемый наркогруз позволял выявить всю преступную цепочку; контрольные закупки — оперативникам, по американскому образцу, было позволено внедряться в банды и под маской покупателей даже приобретать какое-то количество "товара". 
   
  На сбытчиков марихуаны из соседнего Казахстана тогда одновременно вышла небольшая мобильная группа из Центра, и республиканский отдел по борьбе с наркобизнесом. Отдадим им должное — ведомственность преодолели легко. И, сопоставив данные, заключили: противник серьезный, дело поставлено на широкую ногу, наверняка имеется крутая "крыша". 
   
  Начали действовать. Ввязались в переговоры — "сколько, где, почем?" Те действовали осторожно, маскировались, то и дело меняя тактику. Купцам "из самой Белокаменной" казахстанцы заявили, что готовы представить хоть тонну наркотика. Лишь бы в цене сошлись. А еще продавцы наотрез отказывались транспортировать марихуану: "Сдаем, расплачиваетесь, а там уже ваши проблемы..." 
   
  Неизвестно, кто прикрывал преступников у соседей, а потому важно было вытянуть группу в Кыргызстан, заставить "пригнать" товар сюда. Доказывая респектабельность, "коммерсанты" за ценой не стояли: за несколько раз взяли "на пробу" в общей сложности 8 килограммов высококачественной чуйской анаши. Игра стоила свеч... 
   
  И сбытчики, казалось, поверили. Пообещали лошадьми перевезти 20 мешков из Мерке в наш приграничный район. Но только в им одним известное отдаленное урочище. А как их там проследишь? Вдруг, как часто бывало, вооруженное прикрытие на хвосте приведут? Снова переговоры, особая плата за риск. Для пущей убедительности пришлось поделиться планом дальнейшей транспортировки — чтоб обмануть посты, арендовать автобус... похоронного бюро. Но как, скажите, несчастный ПАЗик в ущелье то заберется? 
   
  Деньги ли, виртуозный артистизм москвичей — подействовало! Обговорили время и дату поставки. И начали планировать операцию. 
   
  Прежде всего — секретность. Чтоб обеспечить радиомолчание и заставить связистов в назначенный час работать только на нас, пришлось, к примеру, менять диапазоны и задействовать на базовой высокогорной станции МВД коллег из России. "Ритуальный" автобус гнали из самого Бишкека. Позади штабелевали семь новеньких пахучих гробов, в которых, якобы, и намеревались вывозить приобретенное. В нижний уложили омоновца — со своей экипировкой тот едва поместился. "Надеюсь, домовины не пригодятся" — пошутило высокое начальство. Как сглазило! 
   
  Недалеко от места предстоящей сделки, — вдруг понадобятся, — закамуфлировали джигитов из батальона конной милиции. Под рукой держали и три готовых в любую минуту сорваться с места оперативных авто с полными экипажами. Чуть дальше, чтоб лаем не выдали, разместили служебных собачек. Все готово... 
   
  Стемнело, как появились сбытчики. Семеро, на лошадях. Двое, не торопясь, спешились, деловито вошли в автобус, где, по договору, были лишь водитель и покупатель. Один из гостей завел разговор, второй же, пройдя назад, принялся как бы невзначай ногой гробы шевелить... 
   
  "Лежу, обливаюсь потом. Вдруг слышу — грохот над головой. Понял — проверяют! Сказать, испугался — ничего не сказать. Жуть взяла! Сейчас вот откроют, и пристрелят в упор, как лоха, броня не поможет! Вскочить? Сорву операцию! Подтянул автомат стволом вверх, откроют, думаю, выстрелю первым" — рассказывал потом бывалый сержант... 
   
  "Ей, что гремишь там?! Привезли или как? Опять все с начала, проверяться надумали?! У нас и бабки с собой, считайте" — открыв внушительных размеров дипломат, в сердцах сказал купец. Аккуратные, "запачкованные" сторублевки приковали к себе внимание — те плюнули на гробы. 
   
  "Мужики, не рискнули мы сюда товар тащить. Говорят, в Бишкек москвичи какие-то приехали, спецы по наркотикам. Давай к нам, там все схвачено. Да и недалеко совсем, километров семь вглубь. А? Сейчас джигиты наши еще раз трассу пробивали — тишина! А оттуда мы вас проводим, а?" 
   
  По легенде место встречи менять было нельзя никак. Но дрогнуло подполковничье сердце, столько сил в операцию вбухали, и — сорвется?! А может, погеройствовать захотелось, хоть в этом он никогда не сознается. Поехали! Шофер только тревожно в глаза старшему посмотрел и подчинился... 
   
  Так мы потеряли "Объект" — поисковый маячок в Казахстане работать отказался. Да и не готовы были к обороту такому...Через обговоренные полчаса начали осторожно подтягиваться к месту сделки и, не найдя никого, в тревоге взялись за проческу. Прошло часа полтора... 
   
  "Первый — "Горе". Перехватили радио из Меркенского РОВД. Дежурный там начальству о стрельбе докладывает. Да с перепугу — открытым текстом!" Вот, дождались! 
   
  На всех парах — в Мерке. А это — километров 30! На подступах заговорила рация. Подполковник-"купец" из автобуса на связь выйти пытался. Говорил на военном языке: "У нас — задержанные и "двухсотый". Просим передать в МВД Кыргызстана или в Панфиловский РОВД. Мы на окраине города, в районе ПМК. Прием!" В ответ, испуганно: "Вы кто???" 
   
  Примчались, картину застали такую: автобус под завязку (позже полторы тонны марихуаны насчитали) забит пахучим зельем. Поверх — хрипит продавец, из хорошо нам знакомых, с аккуратным пулевым отверстием во лбу. Омоновец под прицелом четверых на корточках держит. Тут же и "покупатели" с малокалиберными (серьезное оружие, чтоб не демаскировать, с собой не взяли) пукалками в руках трясущихся... 
   
  "Приехали, темно вокруг, какие-то люди маячат. Да всадников кругом понатыкано. Ну, давай они товар грузить. И расчет требовать. Тут я и скомандовал, руки, мол, вверх, уголовный розыск! Тот, раненый, обрез выхватил, да как даст по нам дробью! Ну я и выстрелил не целясь! И надо же, прямо в лоб! Хотел бы, так не попал! Тут боец наш из гроба восстал, это надо было видеть! Шум, крики, пальба, все в рассыпную...Что с подстреленным делать будем?" 
   
  Оцепили все вокруг, прочесали. Благо, рассвело, еще три мешка анаши нашли. Раненного немедленно в больницу, где он скоро скончался. Пока следователь занимался осмотром, отправил москвича-подполковника и нашего водителя в Бишкек, отписываться. Тут уж, собравшись с силами, и коллеги местные подоспели. 
   
  Пообещали им все объяснить потом, пока ж попросили помощи. И весь день допрашивали, обыскивали, задерживали. Результаты, по территориальности, пришлось подарить коллегам. Дело получилось красивое, с одиннадцатью обвиняемыми. 
   
  "Крыша" у наркоторговцев и у убитого главаря действительно оказалась внушительной. Но после поднявшегося на уровне трех республик шума даже она серьезно вмешиваться не посмела. Генпрокуратура интересовалась, почему без согласования вооруженные опера перешли суверенную границу, стрельбу устроили. Почему, наконец, такая серьезная операция не проводилась совместно силами двух республик. Пришлось объяснять что-то о спонтанности, неуправляемости событий... Впрочем, вскоре победные реляции в прессе об "обезглавленном наркоспруте" все расставили по местам. Победителей не судят!

  Сербия, июнь 2004 г.

 

  Наркокурьер
   
  Пост "Красный мост", что в Боомскоом ущелье, издавна слыл форпостом на пути контрабанды. В 60-х годах столетия прошлого, когда на Иссык-Куле еще цвели "алые маки", здесь задержали перевозчицу опия, использовавшую как тайник ... выпотрошенное тельце новорожденного. 
   
  Когда сеять мак перестали, его сменили гашиш и марихуана, приготовленные из конопли-дикушки, облюбовавшей окрестные горы. И вновь потянулись на Иссык-Куль наркокурьеры... 
   
  Прознав, оперативники возобновили "охоту". И была она подчас столь удачной, а наркотрафик — столь интенсивным, что рейсовые автобусы покидали пост изрядно опустев. Своеобразный рекорд — двадцать девять перевозчиков за день, в далеком 1979-м поставили автор и кинолог Слава Коношенко, выдрессировавший Найду не переносить анашу на дух... 
   
  В тот год союзным постановлением Иссык-Куль объявили заповедником, и запретили въезд туда на личных авто. Машины, порой даже с якутскими (!) номерными знаками, заполнили ущелье, вытянувшись змеей на несколько километров. На пост выбросили "летучий отряд" гаишников, призванный навести порядок. Но и это не помогло, народ же, как водится, виноватил милицию. И гневно роился вокруг поста. 
   
  ...В полдень от озера подъехал маленький ПАЗик. Билеты на жесткий, останавливающийся у каждого проселка бусик были много дешевле, а потому тряслись на таких в основном местные — курортники предпочитали комфортабельные "Икарусы". Паспортов не было, ехали недалеко, из Рыбачьего в Быстровку. И багажа мало. 
   
  Внимание привлек лишь один, явно не местный, сидевший позади. Пока разбирались с передними, он безучастно смотрел в окно. Да и потом особо не волновался, когда попросили, спокойно пошел на пост. 
   
  Небольшой саквояж был пуст, приступили к досмотру личному. И тут, совершенно неожиданно, пассажир вдруг взвился! Оттолкнув опера, рванул к окну. Перехваченный, боднул головой стекло и, у всех на виду, посеченный осколками, весь в крови, завопил: "Люди, спасайте! Убьёт милиция! Жизни лишают!!!" 
   
  Пытаемся оттащить, а тот все пуще! Народ, и без того взведенный, как-то вдруг сплотившись, пошел на нас. Стеной. Сначала молча, потом — "Бей ментов!" В руках — монтировки, в глазах — злоба... Гаишников как ветром сдуло! Толпа все ближе, мужик — все громче. Признаюсь — растерялся... 
   
  Старлей Николай Писаревский был старшим. И по возрасту, и по опыту. На посту этом он буквально вырос — старожилы помнят маленький магазинчик и столовку вблизи, где любили перекусить шофера. Здесь же, в изрытой пещерами превращенной в склад горе, жила семья поварихи. У нее и родился Николай. 
   
  "Держите, у него что-то есть!" — и, выхватив ствол — на трассу. Выстрел вверх, еще и еще. "Бандит на публику играет! По ориентировке мы его взяли, в Рыбачьем семилетнюю девчонку изнасиловал. Потому и идет на такое, знает, на зоне ему не жить! А вы и поверили!" 
   
  Скажи он — убийца, разбойник, не помогло б. А тут — насильник! У каждого дочь есть, сестрёнка. Сработало! Толпа замешкалась, но не разошлась. И тогда мы подняли шлагбаум, и сотня счастливчиков, забыв обо всем, рванула вперед! 
   
  ... К гениталиям задержанного хитроумным узлом был привязан пакетик с опием. В возне, исхитрившись, он порвал целлофан и сглотнул содержимое. Мешали, пытались разжать зубы — не удалось. Насытившись, тот сразу же успокоился. Назвался трижды судимым, что потом подтвердилось.

  Белград, август 2004 г.

 

Скачать полный текст книги «Детектив без названия» в формате MS Word

 

© Зеличенко А.Л., 2006. Все права защищены
    Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1933