Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические / — в том числе по жанрам, Про любовь
© Камышев А.М., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 16 января 2010 года

Александр Михайлович КАМЫШЕВ

Повесть о деревенской любви

Дела молодые: Андрей любит Юлю, и Таню, и Ирину, а Витька – тоже Таню, но и Наталью… Сложный клубок взаимосвязей и противоречий, недоговоренностей, интриг, обид. На фоне милой русской деревни, лесов с грибными полянками, ночевок в шалаше под дождем. Первая публикация рассказа.

 

Хороша была Танюша, 
Краше не было в селе…
Сергей Есенин

 

Поезд прибывал на станцию Плотниково в половине четвертого ночи. Молодой человек, опасаясь пропустить свою остановку, простоял в тамбуре около часа, любуясь при свете огромной луны знакомыми местами. Проводница, обещавшая его разбудить, крепко спала, закрывшись в своем служебном купе. Он обратил внимание на эту молодую явно деревенскую девушку в униформе еще при посадке в Чите и сразу заговорил с ней.

— Алёна, — представилась она.

— Андрей, — протянул ей руку молодой человек. — Будем знакомы.

За двое суток пути она несколько раз заглядывала к нему в купе под различными предлогами, а вчера вечером, когда количество пассажиров заметно сократилось, пришла поговорить. С наивной непосредственностью она пересказывала случайному попутчику всю свою короткую биографию с печально закачивающимися увлечениями, а он, в свою очередь, подыгрывая на гитаре, напевал ей про голубые города, про запахи тайги и о героических буднях геологов-романтиков. Хотелось как-то успокоить, развеселить девушку, и потому Андрей наговорил ей массу комплиментов, о том, какие у неё прекрасные возможности встретить хорошего человека, имея такие обворожительные данные, да и характер её работы представляет ей миллион шансов. Все у неё будет прекрасно — в такую добрую открытую девушку, а к тому же красавицу сложно не влюбиться. Алена села рядом, и он все говорил и говорил, поглаживая её руки. Растроганная проводница молча слушала, моргая черными ресницами, и все же ласковые речи не усыпили её бдительность. Как только парень попытался обнять её, она вдруг вспомнила, что уже поздно, и ушла, пообещав заранее предупредить, когда поезд будет подходить к его станции.

Робко постучав в её купе чтобы попрощаться, но так и не дождавшись ответа, Андрей решил сойти с поезда самостоятельно. Конечно, можно было просто поднять площадку и спустится по ступеням, но тогда он наверняка подведет молодую проводницу, поскольку тамбур останется незапертым. Парень решил прыгнуть с верхней площадки, пытаясь при этом захлопнуть за собой дверь вагона. Трюк удался, но приземление на мокрый щебень прошло не совсем удачно: на все четыре конечности. Тяжелый рюкзак с прицепленной к нему гитарой больно ударил по затылку. Оглянувшись по сторонам, «каскадер» с удовлетворением отметил, что его падение никто не засек, а то к вечеру весь родной поселок судачил бы о его мальчишеской выходке. Поезд, простояв положенную минуту, тронулся, и пассажир весело помахал ему в след: — Пускай не везучая на любовь проводница выспится.

Хотелось петь и совершать добрые дела. Приподнятое настроенье объяснялось не только предстоящей встречей с друзьями и близкими, но и удачным завершением преддипломной практики, когда при расчете будущий горный инженер получил такую уйму денег, что чувствовал себя новоявленным Ротшильдом. В рюкзаке лежали подарки для всех родственников и огромная банка с вареньем из голубики, собранной в якутской тайге, импортный костюм для предстоящей свадьбы и белый польский плащ, призванный сразить деревенских девчат своей изысканной элегантностью. Дома он не был всего год, а сколько событий произошло за это время! И самое главное, — он познакомился с большеглазой девушкой Юлией с химико-технологического факультета, и через неделю избранница обещала приехать к нему в деревню на смотрины и благословения от его родителей.

 

Почему-то вспомнилось, как прошлой осенью он уезжал с этого вокзала в институт после встречи с одноклассниками. Именно тогда Татьяна, которою он считал своей девушкой, при прощании ошарашила его известием, что выходит замуж за его друга. Оказывается, Виктор сделал ей предложение еще полгода назад, а вот недавно она дала согласие. Старая обида кольнула в сердце, и настроение испортилось.

 

Друг детства Витька Кондрашев был на год старше Андрея и ужасно этим гордился. Он жил по соседству у бабушки Шуры и с юных лет выполнял всю мужскую работу в доме. Его мама изредка наезжала из города, одаривая сына сладостями, которыми Витька щедро делился со всеми соседскими ребятишками. Об отце Виктор говорил словами своей бабушки «что он где-то собакам сено косит». Сам он считал себя городским и вел себя соответственно, поглядывая свысока на деревенскую мелкоту. У него имелся фильмоскоп и масса диафильмов. Когда бабушка уходила из дома, он натягивал на стене простынь и крутил «кино», собирая до двух десятков соседских пацанов. Кроме того, Виктор единственный в деревне владел велосипедом «Школьник» и навыки вождения двухколесной машиной вся деревенская малышня осваивала на ней.

Виктор продолжал опекать Андрея и в школе, рекомендуя, что необходимо прочесть, что посмотреть, как себя вести. Он даже затянул его в школьный оркестр, где сам он играл на контрабасе. Но оказалось, что у Андрея напрочь отсутствовал музыкальный слух и он старательно играл на гитаре свою партию быстрее или, наоборот, медленнее остальных. Музыкальный руководитель промучился с Андреем больше года, поскольку Виктор поставил ему условие, что без своего друга он ходить на репетиции отказывается.

Виктор перешел в девятый класс, когда его избрали комсомольским вожаком школы. Он, в свою очередь притянул Андрея в руководители туристического штаба. С этого всё и началось. В регулярные походы по родному краю ходили многие школьники, и постепенно сложился костяк: учительница географии Елена Дмитриевна, Виктор, Андрей, Петька Жеманов (хулиган с соседней улицы) и Танечка. Она всегда была маленькой, смешливой, озорной и назвать её Татьяной язык не поворачивался, все называли её только Танечка или Танюшка. Ей это нравилось, возможно еще и потому, что имя Татьяна часто ассоциируется с пушкинской Лариной, а Танюшке фамилия, досталась совсем уже не благозвучной — Рожина. В школьные годы было принято употреблять клички, часто происходящие от имен и фамилий: так Андрея называли Первозванным; Жеманова Петра по первым буквам фамилии Пеже. Конечно, смешнее получалось, если поменять местами слоги, но буйный нрав и солидные габариты Петра никого не вдохновлял на такую замену. Географичка Ковалева Елена Дмитриевна соответственно стала Кедом; Виктору Кондрашеву повезло больше остальных, — его окрестили Виконтом, а вот глядя на миленькую мордашку Танюшки, никому в голову не пришло использовать производную от её фамилии.

Приключения и забавные истории сопровождали каждый из походов. Елена Дмитриевна придумывала для краеведов различные задания: сделать зарисовки красивых резных наличников, встретится с ветеранами войны и записать их воспоминания, или найти устье небольшой речки Юньга, которая протекала неподалеку. Однажды, обходя по периметру родной поселок, на околице у колодца Танюшка, игриво подмигнув Андрею, спросила подошедшую за водой женщину:

— А что это за деревня?

— Это не деревня, а поселок. Называется Плотниково.

— А что тут одни плотники живут? — не унималась Танюшка.

— Почему только плотники, у нас здесь и свиносовхоз есть и пивзавод, а вы-то сами откуда? — поинтересовалась женщина.

— Из города мы, а какие у вас тут достопримечательности?

Женщина, поставив ведра, стала подробно рассказывать об их родном поселке. Это казалось забавным, ребята живо интересовались деталями и радовались, находя в рассказах словоохотливой землячки массу неточностей, преувеличений и попросту домыслов о своем селе.

Как-то незаметно Танюшка стала третьей в паре неразлучных друзей. Теперь домой и в школу они ходили втроем. Витька в основном молчал, болтали лишь Андрей с Танечкой.

На зимних каникулах Виктор предложил совершить лыжный бросок через тайгу на расстояние более 80 километров. Елена Дмитриевна тщательно проработала весь маршрут, договорившись о местах ночевок в деревенских школах, хотя сама в кампании поучаствовать не рискнула. Путешествие не заладилось с самого начала, разыгрался буран и встречный ветер сорвал график движения. На третий день двое участников сошли с дистанции. Виконт предложил вернуться домой всем вместе, но Танюшка, единственная девушка в команде, высказалась категорически против, её поддержали и Первозванный с Пеже. Финишировали они вчетвером, пройдя чуть больше половины маршрута, и все же резонанс зимний переход старшеклассников имел огромный. О нем даже писали в прессе.

Летом Андрей с Еленой Дмитриевной задумали новую авантюру, отыскав в журнале «Турист» маршрут по Ильменскому минералогическому заповеднику, и снова в группу странствующих попали Виконт и Танюшка. Обязанность гида возложили на Первозванного, но проводником он оказался никудышным, ориентируясь на схему маршрута из журнала, он завел группу в топкое болото. Выбрались из него на следующий день испуганные, измученные все перепачканные тиной, но впечатлений и восторженных рассказов о холодной ночевке на небольшом островке не было конца. Танюшка и в этой ситуации, не унывала, выдумывала проказы, являясь их главным исполнителем. Тогда на острове, окруженном топями, она предложила разыграть учительницу. Андрея обмотали бинтами и измазали остаткам консервы «Килька в томате», а потом побежали к Кеду, сообщить ужасную новость: Первозванный упал с дерева и разбился. Взволнованная Елена Дмитриевна ощупывала «раны», а когда испачкалось «кровью», попробовав её на вкус, запричитала:

— Андрея срочно надо нести в больницу, у него от удара разорвался желудок, из которого вытекают съеденные утром консервы.

Хохотали над Танюшкиной шуткой и над поддельным испугом Кеда еще несколько дней.

После поездке на Южный Урал, Татьяна как-то зашла в бухгалтерию, где работали её мама и сестра Андрея. Рассказывая им о походе, она ляпнула нарочно или просто не подумав:

— Оказывается, ваш Андрюша такой горячий… с ним так хорошо спать.

После этого случая Андрей часто слушал смущавшие его насмешки деревенских теток за спиной: «Ходят слухи, что он такой горячий».

 

В десятом классе Андрей остался без друзей. Виктор поступил в Новосибирский сельскохозяйственный институт, а Татьяна в Новокузнецкий педагогический по специальности география. На первой встрече выпускников они долго гуляли втроем по заснеженным деревенским улочкам.

— Ах, как я устала, ноги не держат, — призналась Татьяна.

Андрей понял это как намек и поднял её на руки. Она показалась ему совсем невесомой. Виктор шел рядом и ехидно комментировал странную процессию, было заметно, что он завидует, и хотел бы оказаться на месте друга. Андрей не передавал драгоценный груз, (хотя Виконт несколько раз предлагал ему замену), и согласился с большим сожалением, когда его сил уже не оставалось.

— Хорошо иметь сразу двух ухажеров, — Татьяна обвила шею Виктора руками. Вот тогда Первозванный в первый раз почувствовал себя лишним.

Летом и он тоже уехал из поселка, поступать в Томский политехнический.

 

Андрей писал Татьяне длинные письма, как ему одиноко и как он скучает, вспоминая её заразительный смех и жизнерадостную улыбку, о том, что счастлив, знакомству с такой обворожительной и веселой подругой. Андрей писал обо всем, что чувствовал, какие события происходили вокруг него. Раньше он заносил свои размышления в дневник, но Татьяна сказала, что вести дневник – все равно, что кричать в пустой комнате, и предложила стать его слушателем, присылая в ответ коротенькие, юморные, но содержательные рецензии на его опусы. Андрея одолевали сомнения: любовь эта или не любовь, и может ли хорошая дружба с милой девушкой длиться долго, не переходя за условную грань. Разве можно, прогуляв до полночи, не поцеловать девушку, потому что она друг и только. Какая это, однако, ерунда и сплошная путаница и неразбериха. Почему он не мог понять этого раньше? Что ему мешало? Ведь не было слепой любви – была дружба. И что вдруг поменялось? Почему он все время, думает только о ней и с нетерпением ждет её писем. Может, всплеск чувств вызван соперничеством с Виктором?

 

Тогда на вокзале признание Татьяны прозвучали совсем неожиданно, неделю летних каникул они провели вместе и почти не расставались, днем ходили за ягодами вечером на танцы, нанесли визит своей учительнице географии, где долго пили чай и вспоминали свои походы. Уже в прихожей Елена Дмитриевна задержала Андрея на мгновение и тихонько шепнула на ухо:

— Не упусти девушку, вы с ней просто созданы друг для друга.

— Не упущу, — самоуверенно заверил Кеда Андрей.

А через три дня Таня сказала ему, что они с Виктором решили пожениться следующим летом.

— Ну, и что мы загрустили? Конечно, надо было сказать тебе сразу, но Виктор попросил не афишировать нашу договоренность, но скрывать это от тебя не имеет смысла. Мы все равно останемся самыми лучшими друзьями. Правда, Андрюшенька.

Этот неожиданный удар лишил Андрея дара речи — как же так, ведь они встречались и гуляли чуть ли не до утра каждый вечер, и все складывалась как нельзя лучше, а все это время она уже считалась невестой его друга. Старая обида вновь сдавила сердце, хотя пора бы и успокоиться.

 

Едва вступив на порог родного дома, Андрей услышал от мамы потрясающую новость. Виктор женился на «городской» и вчера привез молодую познакомить с бабушкой.

— Такая она из себя пава, на драной козе не поедешь, зовут Наталья, а Витька называет её смешно, как француженку, — Натали. Приехала вся измалеванная, а посмотреть не на что. Баба Шура сказывала по секрету, что её отец в Новосибирске высокий пост занимает, вот они по быстрому и охомутали Виктора.

— А как же Татьяна? — не удержался от вопроса Андрей.

— А что Татьяна? Она девка видная, одна не останется, её распределили в наш район, будет учительствовать в соседней деревне. Мать ожидает её приезда со дня на день, а пока она где-то по горам алтайским лазит. А что это ты Таню вспомнил? У тебя теперь своя невеста есть.

 

Развязывая рюкзак, что бы раздать гостинцы, Андрей обнаружил, что банка с вареньем из голубики видимо при экстремальной высадке из вагона открылась и залила новый белый польский плащ, которым он хотел удивить своих земляков. Настроение совсем испортилось. Дорого же ему обошелся галантный поступок, а проводница про него, наверняка, и думать забыла. Почти рассвело, и на улице стали раздаваться окрики односельчан, собирающие свою скотину в стадо, а Андрей, укладываясь спать, вспоминал свое последнее письмо к Татьяне.

 

Здравствуй, или точнее доброй ночи. Сейчас ты, наверно, уже спишь крепким сном, а твои длинные волосы рассыпаны по подушке. Мы расстались всего три часа назад, и поезд уносит меня все дальше от дома и от тебя. За окном глубокая ночь, но спать совершенно не хочется. Я вспоминаю наши встречи с тобой, как так вышло, что только сейчас я вдруг понял, что ты для меня больше, чем друг. Меня всегда восхищали твоё остроумие, непосредственность, мне казалось, я понимаю тебя с полуслова, между нами не было недомолвок, мы обсуждали с тобой всё, и наши экстремальные походы, мечтали о будущем и болтали, гуляя по родному поселку, как легко и просто было мне с тобой общаться. Я начинаю чувствовать, что это и есть настоящее счастье, когда рядом есть друг, которому можно рассказать о своих проблемах и удачах, и он будет искренно тебе сочувствовать или радоваться вместе с тобой. Ты именно такой друг. И мне выпала удача находиться с тобою рядом, слушать твой голос, любоваться твоим шелковистыми волосами, обижаться на твои откровенные шуточки. Мне казалось, так будет продолжаться вечно. И вдруг все резко изменилось, между нами появился Виктор. Хотя почему появился? Он присутствовал всегда, как тень отца Гамлета. Я видел его неуклюжие потуги завоевать твое внимание, но не воспринимал их серьезно и был беспечно спокоен за него, мне он казался таким хладнокровным и рассудительным, что создавалось впечатление неспособности его на лирические чувства, и вот гляди-ка — созрел. А может все иначе и это ты выбрала его? Я все время думаю о причинах своего поражения, почему ты предпочла Виконта.

То, что Виктор – мой друг, мало меня утешает. Безусловно, у него масса достоинств – он старше, опытнее, к тому же красавец, спортсмен, музыкант, общественник, хозяйственник, без пяти минут агроном, морально устойчив, я бы даже сказал, железобетонно правильный. У него все разложено по полочкам, он спроектировал свое будущее до мелочей до самой пенсии и многого добьется в жизни, я уверен, станет председателем совхоза. Его супруга степенная и красивая, нарожает ему кучу детей, таких же правильных и… скучных. Виктор будет отличным семьянином и верным мужем, преимуществ у него передо мной масса, и если бы не моя эгоистическая привязанность к тебе, как истинный друг я должен бы благословить вас и пожелать семейного счастья. Вот только незадача, будешь ли ты с ним счастлива, уживется ли импульсивный, словно шаровая молния сгусток энергии, вместе с рассудительным спокойным и даже холодным прагматиком.

Милая Танюшка, ты сделала свой выбор. Я опоздал со своими признаниями, да и что я мог предложить тебе — постоянный неуют и вечные скитания по геологическим партиям вдали от цивилизации против обустроенного и надежного быта с Виктором. Я понимаю всю несоизмеримость его преимуществ перед моей кандидатурой, правда, у меня есть козырь, который я, как шулер, долго держал в рукаве, но так не сумел им воспользоваться. Это уже ничего не изменит, но знай, Танечка я тебя люблю. Люблю очень сильно. Не скрою, осознание этого пришло ко мне недавно, хотя раньше меня тянуло к тебе, вспомни наши разговоры не о чем, когда мы ночи напролет гуляли по родному поселку. Мы вместе потихоньку взрослели, и те теплые близкие отношения, которые нас связывали, переросли во мне в нечто большее. Я осознал, какое это огромное счастье быть всегда с тобой рядом. Оттачивая свое искусство в написании любовных посланий, я думал, что этого достаточно, а надо не только страстно и самозабвенно любить, но и не допускать малейшей возможности для сомнений у партнера в своих чувствах. Может, потому ты предпочла меня Виктору?

Иногда мне кажется, что мы участники мелодрамы, где под занавес должно произойти какое-то роковое событие. Все мы знаем об этом, но не пытаемся поменять сюжет, он определен заранее, потому что зрители любят трагические концы. Я очень волнуюсь за тебя, за себя и Виктора. Перспектива друга семьи меня совсем не устраивает, хотя мы и добрые приятели, но видеть тебя в качестве супруги моего друга для меня будет тяжко, к тому же я не уверен, что смогу сдерживать свои чувства, и потому встречаться, да и переписываться нам больше не стоит. Выбор сделан. Рубикон перейден. Назад пути нет. Прощай, Танюшка.

 

Отоспавшись, Андрей вышел во двор и увидел в соседнем огороде Виктора. «Городская» сидела рядом с ним на скамейке и чистила картошку.

— Здорово ночевали, — нараспев поздоровался он. — Хлеб да соль вашей хате, не хворает ли скотина, много ли сена на зиму заготовили, не поел ли картошку жук колорадский, — но на этом его деревенский сленг иссяк и он, перепрыгнув через плетень, подошел к другу и протянул ему руку:

— Здравствуй Виконт, давай знакомь с супругой.

«Молодая» отреагировала на его кривляния, презрительным взглядом. Назвать её красавицей было бы преувеличением, совсем еще юная, со вздернутым носиком и копной пышных рыжих волос, завязанных в тугой узел, однако высокая грудь, которая притягивала взгляд, делала её неотразимой и привлекательной. Андрей бесцеремонно осмотрел девушку и вслух выдал своё заключение: – Хороша. Одобряю.

Виктор крепко пожал протянутую руку, загадочно улыбаясь.

Девушка представилась сама:

— Ирина, а вы как я понимаю, — Андрей, деревенский ловелас и Дон-Жуан.

Андрей немного опешил не столько от лестной, но несоответствующей действительности характеристики, которая могла исходить только от Виктора, сколько от маминой ошибки, сообщившей, что невесту зовут Наташа.

— По этой части пальму первенства у нас за Виктором, прошел слух, что он женился на Натали, а он знакомит меня совершено с другой, – пожал плечами Андрей, сбитый столку.

Из дома вышла блондинка с кислой недовольной миной.

— Ирина, я там картошку жду, а ты тут шуры-муры разводишь.

— Здравствуйте, я так полагаю, это вы Наташа, вот явился под ваши светлые очи, засвидетельствовать свое почтение, — шагнул Андрей к супруге Виктора навстречу.

— Чем юродствовать, лучше бы помогли, через час уже гости придут, а мы ничего не успеваем приготовить, — раздражено бросила Наталья.

— У нас в деревне принято вначале здороваться, а уж потом ругаться, — Андрею сразу не понравилась супруга Виктора. Видимо, попав в незнакомую для неё среду, она совсем растерялась.

— Здравствуйте, извините, замоталась совсем, газа у вас нет, на печке я готовить не умею, а на электрической плитке вода уже полчаса не закипает.

Вечеринка получилась какая-то натянутая, молодая хозяйка была всем недовольна и не стеснялась показывать свое раздражение. Андрей попытался развлечь гостей игрой на гитаре, но его никто не захотел слушать. Расходились рано, даже не уничтожив все спиртное, щедро расставленное по столу.

— И зачем я сюда поехала, — гундела Наталья, — Чтобы весь день у плиты торчать. Какие у вас здесь в деревни развлечения? – обратилась она к Андрею.

— Давайте завтра с утра за грибами сходим, я знаю грибное место, где груздей и белянок пруд пруди, — предложил он.

— Я еще грибы не солила, — сыронизировала Наталья.

— Зачем солить, их можно и пожарить, — продолжал настаивать Андрей, словно не замечая её сарказма.

— А что, хороша идея, — ввязалась в разговор Ирина, как оказалось, младшая сестра Натальи.

— Значит, договорились, часов в восемь я за вами зайду.

 

Утром, когда Андрей постучал в калитку Виктора, молодые еще спали. Наталья сказалась больной, Виктор решил не оставлять хворую супругу, а Ира после недолгих сборов вышла одна. Её наряд совершено не соответствовал задуманному мероприятию, она облачилась в яркую цветную кофту с воланами и глубоким декольте, мини-юбку, а на ногах красовались башмачки на небольшом каблучке.

— Э, так не пойдет, — изумился Андрей её непрактичности. — Так мы далеко не уйдем.

— Я ничего с собой больше не взяла, — заморгала ресничками Ирина.

— Подожди минутку, — Андрей сбегал домой принес резиновые сапожки и теплую серую кофту сестры. — Одевай!

Ирина обула сапожки и лишь накинула кофту на плечи.

— Видела бы меня сейчас моя мамочка, наряженную, как деревенская тетка.

Андрей промолчал, хотя ему было неприятно, и он уже пожалел о своем предложении.

Вначале разговор не клеился. Андрей принялся рассказывать о дружбе с Виктором, пытаясь, между прочим, выяснить обстоятельства, приведшие к столь неожиданной для него свадьбе. Ирина сообщила немного: Виктор с Натали однокурсники, после защиты диплома отдыхали вместе на Иссык-Куле, а вернулись и по-быстрому расписались.

— Я догадываюсь о причинах такой поспешности, но они оба молчат как партизаны, — ухмыльнулась она.

Понемногу Андрей разговорился, вспоминая о походах и приключениях, о своей работе в Якутии и зачем-то о сокровенной мечте — об Антарктиде. В одном научно-техническом журнале он прочитал, что через два года планируется начать бурение глубокой скважины на пятом континенте. Он написал в Московский институт, который проектировал проходку скважин во льдах, письмо с просьбой включить его в состав экспедиции. Ответа не поступало. Шансы у молодого специалиста попасть в буровую бригаду даже простым помощником бурильщика равнялись нулю, но юношеский напор и самоуверенность в успехе вызывали у него ощущения реальности задуманного. Ирина, в свою очередь, поведала о своей семье. Её папа работает вторым секретарем в Новосибирском обкоме партии. Они с сестрой дважды выезжали в рубеж. Отдыхали в Болгарии и Югославии. Ирина восторженно делилась своими впечатлениями о роскоши гостиниц и обилии товаров в бутиках. Так за разговорами пришли в камышовый лог, протопав около десяти километров. Место действительно оказалось грибным, и они уже набрали полные корзины, когда неожиданно пошел дождь. На этих сенокосных делянках Андрею приходилась бывать не раз, и он вспомнил про шалаш, спрятанный в буреломе. Укрытие отыскали быстро. Это был даже и не шалаш, а небольшая землянка, и кто-то недавно здесь отдыхал, набросав на пол свежее сухое сено.

— Тут переждем дождь, — сказал Андрей, пропуская девушку вовнутрь.

— А сам отрицал, что он Дон-Жуан, а гляди-ка, и в шалаш привел и сено приготовил, — Ирина развязала намокшую косынку и сбросила с плеч кофту. Рыжие волосы рассыпались по плечам, — И чем мы займемся?

Андрей, взяв её за руку, подтянул к себе

— А что бы ты хотела в самых сокровенных своих мечтах?

— Ну, и развратник же ты, Андрюша, – Ирина громко расхохоталась.

То, что было дальше можно назвать лишь порывом стихии.

Они не выходили из шалаша, когда дождь уже кончился. Произошло какое-то наваждение. Андрея одолевали смешенные чувства — зачем мне это надо, через неделю приезжает невеста, а он так опрометчиво связался с почти незнакомой девчонкой.

Ирина достала откуда-то пачку сигарет:

— Ты просто чудо, Андрей, не буду лукавить, у меня уже есть небольшой опыт в таких делах, но ты был великолепен. Теперь я понимаю свою сестричку, почему она остановила свой выбор на деревенском парне, хотя у неё вырисовывались и другие, более заманчивые партии. Ты, может, и не поверишь, но я ехала специально познакомиться с тобой. Виктор мне про тебя все уши прожужжал: «Мой друг такой умный и веселый и перспективный». Правда, он на тебя еще обижался, что ты у него какую-то деревенскую дурочку отбил. Сознайся, я тебе понравилась?

— Ира, я даже выразить тебе не могу свои чувства. Мог ли я мечтать о таком блаженстве.

— Все в твоих руках, стоит тебе лишь заикнуться, и мой папа устроит все в лучшем виде и свадьбу на высшем уровне, и карьеру тебе, и, если очень хочешь, то и Антарктиду.

— Ирина, я не успел тебе сказать, у меня есть девушка.

— А что это меняет?

— Как-то все неожиданно и скоро получилось.

— А я не тороплю с ответом, у нас еще уйма времени. Я уезжаю только послезавтра.

Возвращались молча, на околице их перегнал грузовик, обдав клубами пыли. Машина остановилась, и из неё вышел Петька Жеманов, набравший после окончания школы еще килограммов двадцать живого веса.

— Андрюха, это ты, а я засмотрелся на твою кралю, а тебя и не признал. Ты что такой доходной, устраивайся к нам на пивзавод, там на пиве со сметаной мы тебе быстро откормим. Давно приехал? А это невеста твоя, давай, познакомь? Слышал, Виктор какую-то мымру из города привез?

Андрей толкнул приятеля в бок, а Ирина рассмеялась:

— Информация у вас в деревне поставлена на высокий уровень.

— Садитесь, довезу, — распахнул дверцу грузовика Пеже.

 

Виктор и Наталья встречали их у ворот.

— Где вас черти носят, мы уже изволновались все. Совести ни на грош, это дурочка еще молодая, а ты-то соображать должен. И даже не сказали, в какую сторону пошли, где вас искать, — набросилась на них Наталья.

— А что вы беспокоились, у нас здесь волки не водятся, а я в своем краю из любого места с закрытыми глазами выведу, — оправдывался Андрей, словно не догадываясь, в чем его винят.

— Ладно, не шумите на все деревню, пойдем в дом, — начал успокаивать свою супругу Виктор.

— А ты всё не уймешься, — накинулась уже на сестру Наталья. — Мало тебе приключений дома, и здесь решила роман завести. Завтра же уедешь домой!

— Да хоть сегодня, — взорвалась Ирина, — достала ты меня своим полицейским надзором!

Сестры пошли в дом, а Виктор, Андрей и Петр остались у калитки.

— Серьезная у тебя супруга, — начал разговор Петр. — Хотел на рюмашку напроситься, да уж как-нибудь в другой раз. Бывайте, мужики, — и он заспешил к машине.

— Первозванный, я тебя забыл предупредить, с Ирой связываться не стоит, она еще та штучка. Ты тоже хорош, мы вас к обеду ждали, а уже шестой час.

— Вить, ты меня не первый день знаешь, и чего было шум поднимать. Ира, между прочим, девушка совершеннолетняя.

— Так значит, ты уже с ней переспал, шустрый ты, однако.

— Давай мы эту тему закроем.

— Мой тебе, Андрюша, совет — держись от неё подальше, ты по наивности и не представляешь, чем это может для тебя обернуться.

 

«После радости – неприятности, по теории вероятности», — крутился в голове Андрея назойливый мотив. Сели ужинать поздно, настроение было подавленное. Мама сообщала последние новости. В деревне уже обсуждают их с Ириной грибную вылазку. Предположение разные, но их поступок никто не одобряет, а поскольку Виктор вечером отправил свою свояченицу в Новосибирск, то заключение однозначное: что-то было. Однако самую важную информацию мама приготовила напоследок:

— Татьяна приехала, уже заходила, просит помочь ей вещи перевести. Не хотела тебе говорить, так она все равно завтра с утра прибежит. Ёй про женитьбу Виктора уже доложили, так она и ухом не повела, все хихоньки, да хахоньки.

 

Оказалось, что Татьяне как молодому специалисту в деревне Калинкино предоставили большую комнату в новом щитовом доме, но прежде, чем перевозить в неё скарб, необходимо было произвести косметический ремонт. Андрея пригласили в качестве бесплатной рабочей силы, хотя Танюшка намекала, что у неё запасена бутылка домашнего бабушкиного вина. Уходя из дома Андрей, предупредил маму, чтобы она не волновалась, если он задержится или вообще не сможет вернуться.

— Андрюша, я прошу тебя, не езди к ней. Ты как с цепи сорвался, у тебя же невеста скоро приедет, откажись.

— Ну, мама, что я маленький, что ли?

— Не пущу, ты всего не знаешь, а я сказать не могу.

— Перестань мама, я уже пообещал.

— Погубит она тебя, присушит и всю жизнь переломает. Не езжай. Вот ты не знаешь, что её бабка-колдунья в молодости мужиками в деревни крутила как хотела, они из-за неё все с ума посходили, которые спился, а один даже повесился. И мать у неё еще та ворожея. Останься. У твоей Тани глаз очень нехороший, как посмотрит своими гляделками, у меня аж мурашки по коже. Бабка с матерью ведать её всем своим колдовским хитростям научили.

— Мамочка, не говори глупостей.

— Ой, Андрюша, щемит мое сердце, добром это не кончится. Крепко подумай, не делай глупости. Приворожит она тебя, глазом моргнуть не успеешь и вино у неё, как пить дать, бабкой заговоренное. Послушай мой материнский наказ, если доведется вино пробовать, обведи пальцем левой руки по краю стакана, а перед тем как пригубить сдунь тихонько в сторону.

 

Работы было много, «новая» квартира оказалась в запущенном состоянии, предстояло побелить стены, отмыть окна и покрасить полы. Трудились без перерыва до позднего вечера и едва успели на последний автобус.

— Вино так и не попробовали, — сокрушалась Танюшка, — приходи завтра ко мне утром часов в десять

Когда на следующий день Андрей пришел к Татьяне в гости, его встретила её мама.

— Ну, проходи жених, буди свою соню, а я уже на работу опаздываю.

Татьяна спала, а может, только делала вид, что спала, уж очень красиво она лежала. Легкая ночная рубашка на лямочках почти не скрывала девичьи прелести, пухлый ротик был полуоткрыт, а длинные волосы рассыпаны по подушке. Невозможно было оторвать взгляд от этой картины. Андрей наклонился и поцеловал Татьяну в губы, она что-то пробормотала спросонок и открыла глаза. Андрей встал на колени, обнял её и снова поцеловал. Она обвила рукой его шею и вдруг прыснула от смеха.

— А если мама войдет, вот умора-то будет, дочка полуголая и кавалер на коленях.

— Твоя мама ушла на работу.

— Ты на что намекаешь? Соблазнить меня пытаешься?

Она потянула простынь к груди и снова рассмеялась: — Видел бы ты, Андрюша, себя в зеркале, у тебя такое глупейшее выражение лица.

— Будешь надсмехаться, я тебя покусаю, — обиделся кавалер и потянул за простынку, которая медленно сползала, словно на торжественном открытии памятника, предоставляя жадному взгляду прекрасное человеческое творенье.

Татьяна поднесла тыльную сторону ладони к своему лицу, изображая смущение светских жеманниц со старинных полотен.

— Ах, я вся дрожу от страха, — и она снова расхохоталась. — Полюбовался, теперь отвернись, мне одеться надо.

— А если не отвернусь?

— Тогда ты не джентльмен, а молодой распутник, — Татьяна встала с кровати и сладко потянулась.

— Для наглых молодых развратников показывается эксклюзивный домашний стриптиз. Уа-ля! — Она сбросила бретельки ночной рубашки с плеч, и та упала к её ногам.

Андрей сделал шаг навстречу.

— Попрошу без рук, у нас, как в музее, экспонаты руками не трогают, — Татьяна провернулась вокруг своей оси. – Правда, я чудо.

Ответить Андрей не мог, у него пересохло горло. Танюшка, маленькая смешливая девчонка, как она прекрасна. Пока он стоял, открыв рот, Татьяна накинула халатик:

— Пойдем чай пить, развратник.

 

Опускался вечер, скрывая в своих сумрачных объятьях место событий, которые повлекут за собой еще неизвестную развязку. Двое медленно брели по дороге. Говорила в основном она, он лишь изредка поддакивал или, перебивая, успокаивал свою попутчицу. Разговор шел о третьем лице, о подлом поступке их друга — а для неё больше, чем друга, его измене и неожиданной женитьбе.

— Ты представляешь, — повторяла она, — он знаком с ней более двух лет, а когда я его спросила, почему ты не отвечаешь на мои письма, может, у тебя кто-то появился? Он написал, что нет, просто все ему надоело, а потом предложил оставаться друзьями. И знаешь, что он написал напоследок? — голос её задрожал, но был наиграно веселым. — Он поинтересовался: ты хотя бы меня любила?

Он прижал её к себе, и она уткнулась головой ему в грудь, но неожиданно снова отпрянула:

— Ты её видел? Она очень красивая?

— Как тебе сказать, по-моему, полная твоя противоположность.

Андрей не мог понять друга и не мог простить его. Ну, почему он не предупредил его об изменении своих планах хотя бы полгода назад, все сложилось бы по-другому. Сжималось сердце от обиды за себя и Татьяну, он считал своего друга верхом порядочности, и даже проглотив обиду, ушел в сторону, почувствовав себя лишним. Если она выбрала его, зачем стоять на пути влюбленных, а Виконт поступил не по-товарищески, обнадежив одну, строил на стороне планы с другой. Неужели он не видел, как развивались отношения его друга с Танюшкой. Он предал не только её, но и его.

— А правда, мне тут соседка рассказывала, что ты амуры с Витькиной родственницей закрутил?

— Да, не чего особенного, сводил «городскую» за грибами.

— Ой, Андрюшка, не финти, все вы мужики сволочи, что же ты мне не рассказываешь, что на днях ждешь невесту. Мама твоя мне все отрапортовала. Андрюшенька, дай ей телеграмму, пусть она не приезжает. Давай вычеркнем этот подлый год из памяти и начнем все заново. Ты меня еще любишь?

— Да, — не задумываясь, ответил Андрей, это была правда и неправда. Сразу вспомнилась холодная комната в студенческом общежитии и шепот красивой доверчивой девушки, прижавшейся к нему всем телом: «Ты меня любишь?» И тогда Андрей тоже сказал: «Да, больше всех на свете». Так кого же он любит? Надо выбирать. Уже не получится выглядеть добреньким для всех, кому-то из двух этих милых его сердцу созданий придется нанести жестокую травму. Сказать «нет» Танюшке, подруге детства, которой он объяснялся в страстной и вечной любви, и которая еще не оправилась от предательства их друга, или Юлии, отказавшейся ради него от столичного распределения и не испугавшейся тьму-тараканьских перспектив жениха. Как он может судить Виктора, который по своей доброте, а скорее всего по капризу избалованной девицы тоже попал в непростую ситуацию и был вынужден отказаться от своей любви, а может быть, и счастья.

 

Перевозили Татьянины вещи на следующий день после обеда, договорившись с Петром о помощи. Загрузили в его машину кровать стол и пару стульев и узелок с постелью. Вот и все пожитки.

— Небогатое приданное, — иронизировал Пеже.

Когда занесли вещи в квартиру, Петр спросил Андрея:

— Ты остаешься или мне тебя подождать?

— Езжай, маме передай, что если задержусь, пусть не волнуется.

Оставшись вдвоем, они расставили по углам мебель, Татьяна положила на кровать матрас, постелила простыни.

— Надо испытать, прочно ли мы её установили, – она упала спиной на кровать, широко раскинув руки. Андрей присел рядом, погладил её волосы и, приподняв голову, поцеловал. Танюшка обвила его шею руками, а потом резко отпрянула:

— Не спеши, у нас с тобой вся ночь впереди, давай отметим новоселье, открывай вино.

Она разложила на столе привезенные продукты, а он разлил вино по стаканам.

— С новосельем, — Андрей осторожно провел пальцем по краям стакана и тихонько выдохнув, отпил пару глотков. — Хорошее вино у твоей бабушки.

Таня смотрела на него широко раскрытыми глазами, а потом вдруг громко и неестественно расхохоталась:

— Откуда, Андрюша, ты прознал про любовные привороты, и кто тебя научил этим штучкам?

— Каким штучкам? — притворился непонимающим Андрей, почувствовав, как краснеет.

— Не финти, Андрюша, с чего ты взял, что я надумала тебя привораживать? Ты же сам мне в любви клялся. Чего ты хотел? Посмеяться надо мной? Ты, оказывается, не лучше Виктора. Ну почему мне так не везет с мужиками? Один сбежал, другой испугался. Знаешь что, Андрюша, езжай-ка ты домой, пока трамваи ходят, и передай привет маме. Я правильно угадала, это она научила тебя колдовским премудростям?

Андрей неуклюже пытался объясниться, но увидав в ледяных глазах своей подруги всполохи ненависти, вышел, не прощаясь.

 

Встречать свою невесту на вокзал Андрей пошел один, она приезжала тем же поездом, что прибыл он, только с обратного направления.

Состав медленно подходил к станции, в открытых дверях первого вагона Андрей увидел Алену. Проводница весело замахала ему руками и спрыгнула, не дождавшись полной остановки поезда. Подбежав к Андрею, она крепко обняла его, прижавшись всеми своими пышными формами.

— Ты так неожиданно исчез, и я ужасно за тебя волновалась! Всю неделю о тебе только и думала. Почему ты не пришел ко мне в купе? Знаешь, я была уверена, ты обязательно выйдешь меня встречать. Напиши мне свой адрес, и я к тебе приеду.

Лицо девушки озаряла такая неподдельная радость, что огорчить её у Андрея язык не поворачивался:

— Запомни, Томск, улица Пирогова 18, не забудешь?

— Милый, я скоро приеду. Жди. — Она потянула губы для поцелуя.

Андрей лишь слегка коснулся её щеки:

— Беги, опоздаешь.

Улыбка на лице Алены, вдруг увяла:

— Прощай, геолог, я, наверно, опять ошиблась, — и она медленно пошла к своему вагону.

— Какая же я скотина, — думал про себя Андрей. — Хоть бы Юлия не видела эту сцену. — И он поспешил навстречу махавшей ему невесте.

 

© Камышев А.М., 2009. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1899