Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика
© Орлов Д., 2010.
© «Моя столица – Новости», 2010.
Статья публикуется с разрешения редакции газеты «Моя столица – новости» и автора
Дата размещения на сайте: 23 января 2010 года

Дмитрий ОРЛОВ

«Последний пророк» кыргызской литературы

Интервью с Султаном Раевым – директором Государственного агентства по культуре при правительстве КР, писателем, драматургом и режиссером театра, лауреатом Государственной премии имени Токтогула, членом Союза писателей Евразии. Впервые опубликовано в газете «Моя столица – Новости (МСН)» 8 января 2010 года, в рубрике «Без галстука», ведущий Д.Орлов

 

Директор Государственного агентства по культуре при правительстве КР, писатель, драматург и режиссер театра, лауреат Государственной премии имени Токтогула, член Союза писателей Евразии Султан Раев убежден: литература прозорливее любых аналитиков и политических предсказателей.

— Пример тому — проза Чингиза Айтматова и стихи Владимира Высоцкого, — говорит Султан Акимович. — То, что они предсказывали в своих произведениях, в наше время сбылось чуть ли не до мелочей. Если бы люди прислушивались к классикам, можно было бы избежать многих бед.

     Султан Акиммович Раев

 

Вдохновение — мать творения

— Вы который год занимаете высокие государственные посты. Остается ли время на творчество?

— Время на творчество есть всегда. Люди напрасно думают, будто я пришел во власть ради каких-то привилегий, которые она дает. Моя сущность — творчество. Я им живу. Что же касается государственных постов… По-вашему, Салтыков-Щедрин — хороший писатель?

— Это даже не обсуждается. Или вы вспомнили его потому, что он был саратовским губернатором?

— И “государева служба” не помешала его творчеству. Древний китайский поэт Тао Юаньминь был советником императора, а Омар Хайям служил при дворе математиком и астрономом. Еще можно вспомнить дипломата Грибоедова и таможенника Крылова. Конечно, я не сравниваю себя с этими литературными гигантами: просто хочу сказать, что Султан Раев — далеко не первый пример такого рода.

Я творю, когда есть вдохновение, а это не подчиняется никаким регламентам. Понятно, что не в ущерб государственным делам. Если знаешь проблемы изнутри, разбираться в них всегда легче. Кроме того, считаю себя деятельным человеком. Причем настолько, что не сразу осознал, что стал дедом. Так что неустанная работа не дает состариться.

— И как вам новый статус? Считается, что быть дедом — еще большая ответственность, чем отцом.

— Пока я только привыкаю к новому званию. Но это большая радость, когда в семье появляется новый член. Прихожу домой с работы уставшим — ничего вроде не надо, но увижу внучку, и все проблемы исчезают, остается только этот маленький человечек. А насчет ответственности… Деды со “стажем” говорят: самое главное — соблюсти чувство меры в воспитании внучки. Не надо создавать ей проблем, пока она маленькая. Иначе потом, когда внучка вырастет, проблемы начнутся у тебя.

— Каким вы, дед, видите ее будущее? Насколько известно, ваши дети относятся, скорее, к читателям, нежели писателям. Так, может, внучка “пойдет в литературу”?

— Человек должен решать сам, кем ему быть. Задача родителей — максимально подготовить ребенка к взрослой жизни, а не навязывать свою волю при выборе жизненного пути. Сколько родителей подобным образом искалечили своим детям жизнь. Захочет внучка заниматься литературным трудом — пожалуйста. Обязательно объясню ей, какие трудности ждут ее на этом пути. Не испугается — ради Бога, пусть пишет стихи, пьесы или романы.

 

Как завещал папа Хэм

— Начинали вы газетчиком, были даже главным редактором.

— Работа в газете — хорошая школа для писателя. В год моего рождения в газете “Парижское ревю” вышло интервью великого Хемингуэя, где он сказал: “Работа в газете не нанесет никакого вреда молодому писателю и даже поможет ему, если он вовремя уйдет”. Папа Хэм прав: журналистика учит не только вовремя сказать, но и промолчать там, где нужно. Теперь я публицистикой не занимаюсь, и если появляюсь в газетах, то только как собеседник.

— Почему вы несколько раз сами ставили свои пьесы? Не доверяете нашим режиссерам?

— Нашим режиссерам доверяю всецело. Дело в том, что с детства мечтал быть режиссером, правда, кино. Кроме того, каждая моя пьеса — эксперимент. Поэтому иногда хочется лично довести этот эксперимент до конца. Вот и весь смысл моей постановочной деятельности. Руководители театров идут мне навстречу. И не потому, что я их начальник, постановки мне доверяли и раньше.

— Помнится, из-за одной такой постановки вы даже в диссиденты попали.

— Это спектакль “Кашар”, поставленный в 1996 году на сцене Нарынского областного драматического театра. По сюжету, герои построили дом, но забыли прорубить в нем дверь и окна, поэтому остались замурованными внутри. Там был главный герой, который говорил только одно слово: “Строим”, а что и как — ни он, ни кто другой не представляли. Артист оказался внешне очень похожим на тогдашнего президента Акаева. На премьере было областное начальство, и замгубернатора области сказал: “Султан, за этот спектакль тебя и всех актеров посадят”. Но обошлось — никто в тюрьму не сел. С “Кашара” и начался мой режиссерский путь.

— Теперь спектакли по вашим пьесам идут не только в Кыргызстане и ближнем зарубежье.

— В европейских театрах долгое время шел спектакль по моей пьесе “Плач царицы”. Недавно получил компакт-диск с антологией спектаклей, поставленных на радио Би-би-си. Сюда вошли лучшие пьесы драматургов мира. Мне очень приятно, что среди них есть моя пьеса “Последнее завещание”, которую радиостанция поставила на английском языке. Ваш покорный слуга — пока первый кыргызский автор, чьи произведения звучали на Би-би-си.

 

Все впереди

— Над чем работаете сейчас?

— Заканчиваю философский роман “Последний пророк”, который начал еще в 1991 году. “Пророк” — весьма сложная вещь, оттого и писалась так долго. Человек, воспитанный на чтиве в стиле “пиф-паф” и “чмок-чмок”, ничего не поймет. Но я уверен, что своего читателя мой роман обязательно найдет. Роман написан непривычно для кыргызской литературы — без точек и запятых, в духе “Улисса” Джеймса Джойса.

— Но ведь в “Улиссе” без знаков препинания написан только финальный монолог одной из героинь.

— Я решил таким образом написать целый роман. Но “поток сознания” выбрал не из-за формы. Когда человек мыслит, он ведь не ставит знаков препинания. Так и у меня в книге.

— Как вы думаете, станет ли “Пророк” вашей главной книгой?

— Спросите любого писателя насчет его главной книги. Готов поручиться головой, что каждый творец ответит: “Мое главное произведение — впереди”. Так что пока есть силы и вдохновение меня не покинет, буду продолжать писать. А читатели пусть сами решают, какая моя книга для них главная.

 

В 2002 году Султана Раева пригласила на свой юбилей английская королева Елизавета II. Протокольная служба Ее Величества уведомила Раева: следует облачиться в национальный костюм или смокинг, который, как выяснилось, стоил 500 долларов. Поэтому Султан Раев решил идти в чепкене и высоком Бакай-калпаке.

В подарок королеве Султан Раев преподнес видеокассету со спектаклем “Плач царицы”.

 

© Орлов Д., 2010. 
    © «Моя столица – Новости», 2010.

Кинорежиссер Болотбек Шамшиев, президент кинокомпании "XXI век Фокс инт" Панич Санфорд, Султан Раев

 


Количество просмотров: 1870