Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Искусствоведческие работы, Изобразительное искусство
© Токтосунова Г.И., 2007
© Бейшембеков А.Б., 2007
Материалы публикуются с разрешения художника и автора вступительной статьи
Не допускается тиражирование, воспроизведение представленных материалов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 6 июня 2010 года

Гульчахра Искендеровна ТОКТОСУНОВА

Художник Асхат Бейшембеков

Альбом с репродукциями картин А.Бейшембекова открывает удивительный мир гор – мистический и таинственный, с его философией и поэзией.

Публикуется по книге: Художник Асхат Бейшембеков. – Б.: 2007. – 88 с.: илл.

 

Мой путь лежит за край голубых небес, там где белые облака плывут неостановимо
(изречение даосского художника)

 

По поводу творчества художника Бейшембекова Асхата следует отметить, что его картины сочетают в себе классику и современную новаторскую технологию в изображении окружающей среды. Его пейзажи, особенно горные массивы, внушают восхищение – горы – могучая печать Вселенной.

Желаю этому талантливому художнику дальнейших удач и успехов.

Чингиз Айтматов
    14.08.2007 г.

 

ЦВЕТЕНИЕ В НОЧИ

Асхат Бейшембеков – художник с тонкой созерцательной душой, с присутствием в ней иррациональных начал, на которых прорастают его оригинальные мысли. Эти мысли рано или поздно оформятся в теоретические концепции, благодаря еще одной данности художника – умению стройно и логически излагать их. Пока же импульсы души выносят на поверхность то, что переполняет ее в изобразительные цвето-пластические образы. Виденное, по-своему осмысленное, отражено на холстах и иллюстрирует эти самые концепции.

Первая и главная – мир и человек в нем, общая для искусства концепция, касается каждого размышляющего художника. Если точнее – философствующего художника, к коим мы относим Асхата Бейшембекова.

Сложный неоднозначный мир в его творчестве выступает в картинах природы, сокрывшей в себе неразгаданные тайны. Их предстоит открывать, углубляясь в недра, как ему, так и его зрителю.

Это многоемкие, не лишенные ассоциаций, пейзажи, внешне воспринимаемые как фрагмент горной местности или водной стихии и всего того, что рождается и развивается «в природе» – от малой частицы до завершенной природной формы. Описывать произведения или даже попытаться их объяснить – бесполезный труд: их нужно видеть (!) или призвать воображение, в котором единовременно «поместить» суммарное впечатление от ароматов, звуков, красоты камней, цветов, умиротворенных животных, насекомых, ягод, плодов в некоем мистическом единстве на «земляничной поляне». Одни исполнены с натуры («Горы Кен-Кол», 2000, «Эчкилик-Тоо», 2000, «Мир удода», 2004, «Талас», 2000) и словно препарированы в стремлении дойти до сути. Художник изучает строение гор, их покров, обнажая его, исследует рельеф «мышц», артерии «вен» — рек, где каждый кусочек говорит о дыхании живой плоти земли.

Другие – вымышлены, слагаются из реальных компонентов (пузырьков воды, мха, перьев птиц, включая бесформенные – воздух, ветер, разлившуюся воду) в фантастические сюжеты с преобладанием чистейших цветов карминных, лиловых, изумрудных оттенков. Вот их названия: «Фея реки», 2005, «Влюбленный павлин», 2005, «Сон суфия», 2004 и др. Картина «Семь мудрецов в тумане» (2004) и своим названием и своим содержанием выдает приоритеты Бейшембекова, ценящего китайское средневековое искусство, использовавшего метод китайцев, при котором отбрасывается все случайное, незначительное, а выявляется сущность изображаемого. Сущностью же «Мудрецов в тумане» является скрытая от людского взора истина, добыть которую можно, лишь пройдя тысячи ли по горным кручам, чтобы понять многообразие, величие и гармонию мира.

Опору художник видит не только в искусстве Востока, но в творчестве европейских мастеров, как Леонардо да Винчи, Альбрехт Дюрер, Ван Гог, П. Сезанн, В. Борисов-Мусатов, Густав Климт, Врубель, Р. Кент, Магритт.

Беспокойная душа художника воспевает покой, чтобы прийти к нему. Глядя на картины живописца, мы с удивлением открываем многоликость их автора, столь отлична одна картина от другой. Общее для них – отвлеченная чистая красота, уподобленная возвышенной музыке.

О его картинах «Цветение» I, II (2003), «Маки в горах Кен-Кол» (2003), «Танец павлинов» (2004) можно сказать, что это медиативное искусство. Многозначна картина «Мир воина» (2004), где множество точек зрения, представляющих в каждом фрагменте целые миры крупным и удаленным планом. Ее можно смотреть долго и не пересмотреть за один раз. Потому что требуется настрой и спокойствие ума, чтобы войти в пространство картины и совершить путешествие по ней…

Никогда еще ни одна эстетическая теория не умела угадать, в каком направлении пойдет мысль художника, и где лежат границы его творческой деятельности. У каждого художника свои методы и свои сокровенные отношения с чистым полем холста.

Бейшембеков не утверждает какую-либо жесткую схему в композиционном построении своих работ. В его творчестве также отсутствует социальная жизнь людей, он не высказывает категоричных суждений о политике ни в беседах, ни на полотне. Мы также не увидим этнических, национальных сюжетов, назойливой экзотики, заполонившей рынок искусства, адресованного интуристу.

Живописец-философ предстает странником, одиноким путником, рассекающим пространства ноосферы, воспаряя мыслью и взором над землей в неведомые миры, исповедальным творчеством воссоединяя их в целостность.

Грань веков ХХ и ХХI-го с крушением одних идеалов, на их обломках строящихся новых.

Идет вновь поиск истины, оправдывающий предпринятые шаги к духовности. На этот период кризиса идей, определения национальных приоритетов приходится становление художника Бейшембекова, входящего в пору зрелости.

Искусство для него как спасение и религия, где мистическое действо и осознание смысла собственной явленности в этот яростный мир, где до его рождения и после земля сотрясалась ужасами и пытками, вынуждая жертвовать правдой за человечность.

Из всей мировой истории художник избрал для себя дух Востока, где в философских теологических текстах усмотрел характер единства индивидуальной души с лежащей в основе всего мировой душой. Когда «Я» не выпячивается, а сливается с Целым, Безмолвием. Если «Я» само по себе индивидуально – оно коряво и негибко. «Я – истинно Единое, и Един Господь и Аллах…» (Г.Гачев. Семейная комедия. М., 1994). Мы – остальные частицы Единого. Теряешь «Я» – приобретаешь мир.

Произведения Бейшембекова предстают перед нами как метафизика в физике предметов. «Творчество есть утверждение связи меж миром внешним и незримым миром. Мир внешний и мир внутренний сомкнулись. Здесь точка единения двух миров». (В.Сидоров. Семь дней в Гималаях. Ж. «Москва», 1982, №8).

Для себя Бейшембеков уяснил совершенно определенно, что в творчестве нельзя идти по чужому следу. Учиться надо у самой Природы (в этом он совпадает с Леонардо до Винчи). Понимание как интуиция мгновенно. Оно не есть продукт долгих размышлений. Оно, как озарение, задано свыше…

Весьма показательно, что кыргызские художники открывают для себя учение Востока. В жизни и творчестве Бейшембекова оно стало путеводной звездой, практическим руководством, разъясняющим целостность мира. Тексты, с которыми работает художник, – это тексты Кришнамурти, Ошо.

Ему близки искания Г.Гессе, Шопенгауэра, Г.Гачева, Рерихов, обращавшихся к мудрости Востока. На одном из выступлений на Конгрессе мира (Нью-Дели, 1983) Индира Ганди заметила: «Нельзя все рапзложить по полочкам: это наука, это религия, это образование, а это искусство. Если мы не признаем неделимости жизни, мы можем пасть жертвой устаревших представлений о том, что, совершив зло, можно принять омовение в Ганге, и последствия его будут устранены».

Высказанные мысли созвучны устремлением Асхата Бейшембекова. В интервью, данном два года назад (МСН, 2005, №1, стр. 9), на вопрос о счастье он ответил: «Счастье – это согласие с самим собой и с окружающим. Каждое мгновение дарит нам радость. Надо уметь слышать эту радость. Надо уметь слышать это мгновенье. Принцип жизнеощущения таков: диктата одного над другим не должно быть. Творчество, семья, друзья – все важно и равно, целостно и едино. Во всем надо оставаться художником, т.е. созидателем».

Искания художника позволили ему найти ключ к новому знанию, выйти на новую орбиту. Единство, о котором говорилось, пожалуй, и есть творческий метод художника, когда стоит задача проявить то, что уже есть, но не видимо и не выражено мыслью художника. Надо взять кисть, успокоиться, почувствовать, увидеть внутренним зрением, услышать хорал Природы.

Погружаясь в картины живописца Асхата Бейшембекова, преисполняешься тем же восхищением перед красотой мира, какую переживает он, созерцая ее вокруг и творя ее на холсте своей чуткой кистью.

 

Г.Токтосунова, искусствовед.
    Август 2007, Бишкек

 

ОБРАЗЦЫ КАРТИН:

Озеро в горах Кен-Кол    Озеро в горах Кен-Кол

Талас    Талас

Осень в Кен-Коле    Осень в Кен-Коле

Эчкилик-Тоо    Эчкилик-Тоо

Мир лиса    Мир лиса

Сон суфия    Сон суфия

Вечер в горах Кен-Кол    Вечер в горах Кен-Кол

Мир волка    Мир волка

 

ОТКРЫТЬ альбом со всеми иллюстрациями в формате PDF, 7324 Kb

 

Примечание. Телефон Асхата Бейшембекова (моб.) +996/ 779/ 05-07-49

 


Количество просмотров: 4629