Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Научные публикации, История / Научные публикации, Этнография, этнология
© Койчуев Т.К., 2006.
© КРСУ, 2006.
Статья публикуется с разрешения КРСУ
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 30 августа 2011 года

Турар Койчуевич КОЙЧУЕВ

Кто же мы – кыргызы?..

(Легенда и быль)

Размышление автора о прошлом и настоящем кыргызов. Из литературного альманаха КРСУ.

Публикуется по книге: Чабыт / Порыв: Литературный альманах. Вып. III. – Бишкек: КРСУ, 2006. – 217 с. Тираж 150 экз.

УДК 82/821
    ББК 84 Ки7-4
    Ч-12
    ISBN 9967-05-228-7
    Ч 4702300100-06

Редколлегия: В.М. Плоских, М.А. Рудов, Л.В. Тарасова

 

В древние времена на северо-востоке Азии жили племена, говорившие на языке, который сейчас называется тюркским. Это были рослые, физически сильные и выносливые белые люди с голубыми раскосыми глазами и рыжими волосами. На той же земле или на соседних территориях жили и другие иноязычные племена. Племена то находили общий язык и уживались мирно, то ссорились и воевали друг с другом. Суровые природные условия, скудные ресурсы для жизни заставляли племена искать и применять различные способы выживания, в том числе военные. Сама судьба вынуждала их быть воинственными. Они не имели постоянных пристанищ и в поисках лучших природных условий, теплых и щедрых, вели кочевой образ жизни. Средствами передвижения были лошади и гужевой транспорт.

Порою кочевой путь становился длинным и долгим. Открывались новые географические просторы. Так, начав путь с территории современного Дальнего Востока, пройдя через Алтай и минуя озеро Байкал (раньше его называли Байкол – богатое озеро), племена достигли Центральной Азии. По пути следования кочевье оставляло часть своих людей для освоения земель, по которым оно проходило. Таким образом, и на Алтае, и у озера Байкол, а затем и в Центральной Азии оседали люди из этих племен. Вели их Кыргыз, Казах, Туркмен (Тюрк) – так назывались вожди, предводители племен. И представителей этих племен стали называть по имени их предводителей.

Поселенцы не только осваивали новые земли, но и стремились управлять другими местными племенами, усваивали их и передавали свой жизненный опыт, смешивались с местным населением, женили своих сыновей на их дочерях или выдавали замуж за их сыновей своих дочерей. Это вливало новую кровь в их организм, вследствие чего изменялись цвет кожи, волос, глаз и их разрез.

Часть племен, оставшихся в Центральной Азии, называли кыргызами (в переводе «неистребимые») по имени вождя Кыргыза других казахами (правильно «казак» – в переводе «белые гуси») – по имени другого вождя (наверное, когда тот родился, в небе заметили перелетных белых гусей); третьих называли туркменами – по имени третьего вождя Туркмена (Тюрка).

…А путь шел все дальше и дальше на запад. Они вышли к Средиземному морю и Балканам. Передовые отряды, дошедшие до этих географических точек, стали осваивать эти земли, обустраивать по-новому жизнь, переходить на оседлый образ жизни. Смысл жизни стали видеть в мирных заботах, а не в войнах. За оседшими у Средиземного моря сохранилось название тюрки. Тюрк в переводе означает «видный».

Самое ценное, что объединяло эти племена от Дальнего Востока и Алтая до Средиземного моря, – это единый язык. В корне он сохранился, хотя стали появляться региональные диалекты.

На территории современного Узбекистана в те времена великого кочевья случилось так, что кочевники столкнулись со многими другими племенами. Произошел сплав различных племен и их языков, и впоследствии людей здесь стали называть по имени предводителя Озбек (в переводе – «свой вождь»), который не был выходцем из племени кочевников, но объединил всех рядом живущих в один народ, который также стали называть Озбек (в русском языке произносится «узбек»). Этот новорожденный из смеси народ перешел на тюркский язык, влияние которого было более сильным, учитывая присутствие кыргызов и казахов.

Менялись цвет кожи и волос, разрез глаз. Кыргызы – в основном темноволосые, желтолицые, темноглазые и раскосые. И казахи такие же. Узбеки смуглые, порой сильно, но с теми же чертами лица, которые характерны для кыргызов и казахов. Свои особенности имеют туркмены и тюрки Тюркии.

Вот так на протяжении вековых процессов образовались в большом географическом пространстве «самостоятельные» народы, имеющие единый исток. Уже отдаленные друг от друга пространствами, ведя хозяйственную и иную деятельность на своей территории, они стали приобретать и «свои» особые народные черты, сохраняя, вместе с тем, общие характерные черты, берущие начало из одного истока.

Кыргызы в Центральной Азии облюбовали горы Тянь-Шань. Величественные горы, чистые горные реки, плодородные долины и восхитительное озеро Иссык-Куль (в переводе «теплое озеро»). На этой земле Кыргыз жил со своими сородичами. Здесь родились его дети, дети детей. Так создавался кыргызский народ. У Кыргыза было много детей – сыновей и дочерей. От его сыновей потом пошли кыргызские роды.

Одним из отважных, умных, благородных, несущих мир и благополучие людям был Солто. Постепенно у кыргызов образовался род солто. Солтинцы обосновались в Чуйской долине, у подножья гор Ала-Тоо. Благодатная для жизни долина. На западе и севере солтинцы граничили с казахами, на востоке – с кыргызами другого рода, сарбагыш. На юге горы отделяли Чуйскую долину от других территорий Кыргызстана. В Чуйской долине солтинцы занимали ее западную и центральную части, можно сказать, целиком, а на востоке долины вместе с ними обитали кыргызы и из других родов.

Кыргызы, разбившись на роды, стали обособляться. Появились свои экономические, собственнические интересы, которые защищались и отстаивались по родовому признаку. Роды нередко вели междоусобные «драки», «войны». Потом мирились, находили «правду», согласие. Такие же разногласия в интересах случались (и более жестко) между родственными народами. Нередко это приводило к крупным столкновениям. Потом наступал мир. Да, между ними случались войны, но коренное единство и близость не могли исчезнуть. Связь и общение не прерывались, сохранялись и развивались, чему способствовали и семейные узы. Кыргызы женили своих сыновей на казашках, выдавали дочерей замуж за казахов. Родство народов было глубже, чем вражда.

Восточную границу Чуйской долины от казахов защищал Жаил, батыр из рода солто. Он был одним из праправнуков Солто. Это был физически сильный и бесстрашный духом человек, с прозорливым умом, мудрый в решениях, справедливый и добрый к людям. Был миролюбив и старался сохранять мир с соседями-казахами, заключал межнациональные браки.

Но не всегда его благородство оценивалось и понималось другой стороной. Неправомерный интерес к земле кыргызов со стороны некоторых предводителей казахских родов привел к трагедии. Однажды родственники-казахи пригласили Жаила со всеми его сыновьями в гости и убили их всех, за исключением одного, самого младшего сына Жаила – Итике, которому один из казахов помог ночью сбежать. Итике был еще совсем юным, неженатым. Ему одному выпала, таким образом, судьба продолжить род Жаила.

Миролюбие также было особенной чертой Итике. Его сородичи разводили скот, выращивали зерно, вели, в основном, натуральную хозяйственную жизнь и, вместе с тем, осуществляли товарообмен с казахами и узбеками. Мудрый был Итике. Трагедия, случившаяся с его отцом и старшими братьями – шире, с его родом, – привела к переосмыслению ценностей жизни. Он видел будущее своего рода, в особенности материального достатка, в приобщении к образованию, в мирных связях с другими кыргызскими родами и соседними народами, родственными и иными. Потому он пользовался большим уважением.

Эти жизненные ценности передавались «по наследству» его сыну Медеру, внуку Назару и правнуку Ормокою. Они не имели много богатства, которое отличало бы их от сородичей, жили на равных условиях с ними, были демократичными. Уникальным в этом отношении был Ормокой. Он не имел много скота даже по меркам, необходимым для надобностей семьи. Его любовью и страстью стало садоводство. В зимнем стойбище у подножья гор, рядом с ущельем, где протекала река Карабалтинка, было построено всего три саманных дома. Все остальные местные жители зимовали в традиционных кыргызских войлочных юртах. Так вот, один из этих домов принадлежал Ормокою. Он далеко на летние пастбища не кочевал. Много скота у него не было, а для малого количества пастбище находилось рядом. Практически, Ормокой вел оседлый образ жизни. Он был пионером в этом смысле. Ормокой развел рядом с домом огромный сад, в горах находил дикие сорта яблонь и урюка и «придомашнивал». Он был самородком – самоучкой-селекционером и экспериментатором.

Ормокой старался обучить детей грамоте и дать возможное им по тем временам образование. Он отправил своего сына Койчу учиться в Кемин. В то время Кемин был «столицей», где жил хан киргизов. Там же появились первые очаги образовательных учреждений.

Ормокой был высоким, светлым, с голубыми глазами, красивым, с мощным голосом-басом. Может быть, в его генах смешалась кыргызская и казахская кровь? Это потом мы, его потомки, стали смуглыми, желтыми, черноволосыми, черноглазыми. Кровь нашей бабушки Куручбек эне, которая была родом из Аламедина (что рядом с Бишкеком), оказалась сильнее. Бабушка была гораздо моложе дедушки. Его все местные жители – и свои сородичи, и из других родов – очень уважали за справедливость, мудрость и доброе отношение к людям.

В стойбище, где обосновался Ормокой со своим родом, жили также люди из других родов: рода джаил, рода медер – по имени внука Жаила Медера – и рода джетиген, которые в результате междоусобицы решили перекочевать из Кемина, где обитали, в Талас. Мудрый Жаил остановил их и предложил остаться в Чуйской долине, забыть обиды и жить в мире и дружбе. «Кыргызам делить нечего, вместе надо улучшать свою жизнь и умножать род», – говорил он. Конечно, на бытовом уровне ссоры, стычки между жителями бывали, но никогда не было крупных межродовых столкновений. В этом в Сары-булакском стойбище немалая заслуга была Ормокоя. К нему все приходили за советами.

В Сары-булакском стойбище жили потомки Медера, а вообще, большая часть рода Жаила жила по соседству в других стойбищах и занимала территории нынешних Жаилского и Панфиловского районов. Численность населения в стойбищах росла, и постепенно предприимчивые люди старались освоить новые, свободные еще земли.

В те времена незанятыми были земли вдоль реки Кара-Балта, где ныне находятся села Сосновка, Каирма, Боксо-Жол. Как-то молодым жигитам из рода медер приглянулись эти места: неосвоенные плодородные земли, рядом вода для орошения, удобные участки для оседлости и постройки жилищ, дорога в ущелье и оттуда выход на летние богатые пастбища Суусамыра. Эту мысль поддержал и старший сын Ормокоя Рыскул с сыновьями Нурбача и Абдыбача. Ормокой сказал: «Если все потомки Медера сообща решили, что надо перекочевать и там перейти на оседлый образ жизни, то надо быть вместе с ними. Я вам разрешаю. Но я уже в годах и дом у меня здесь построен, сад посажен цветущий и приносящий плод. Я останусь здесь с вашими младшими братьями Койчу и Ибраимом. Места, куда вы обратили взор, совсем недалеко отсюда: не то что на лошади, пешком можно пройти недолгий путь. Утром выйдете – задолго до обеда придете. Когда надо, всегда можете навестить. А вас благословлю». Так и обосновались в Сары-Булаке, ставшем селом после перехода обитателей этого места к оседлости, сыновья Ормокоя – Койчу и Ибраим. В начале тридцатых годов умер Ормокой.

Советская власть многое сделала для ликвидации безграмотности. Кыргызы стали обучаться новым профессиям, активно вовлекаться в новую жизнь. Койчу, уже обучавшийся грамоте, прошел соответствующую подготовку, освоил профессию учителя и работал в школе. Затем он поступил в открывшуюся во Фрунзе юридическую школу и стал выпускником ее первого выпуска. Он был первым по успеваемости.

После окончания юридической школы Койчу до начала сороковых годов работал в прокуратуре и судебных органах. Это был образованный, умный, мудрый человек; обязательный, строгий в делах; справедливый и добрый в отношениях с людьми, принципиальный в позициях; непреклонный в достижении цели и решительный в поступках; обаятельный – к нему всегда тянулись люди.

Когда началась Великая Отечественная война, Койчу был призван на фронт, где доблестно сражался с фашистскими захватчиками. Вернулся инвалидом: потерял одну ногу. Долго болел. Однако надо было ставить на ноги не только своих детей и свою семью, но и поддерживать семью брата Ибраима, который был на фронте. Койчу приглашали в правоохранительные органы республики, но отсутствие жилищных и других бытовых условий обусловили решение пока остаться в селе: легче было решать жилищные, продовольственные и другие житейские вопросы и содержать две семьи.

Он не остался невостребованным в селе. Таких образованных и имеющих значительный опыт управленческой работы в селе не было. Колхозниками он был избран председателем колхоза и избирался неоднократно. Как организатора колхозного производства его уважали в районе. Затем он возглавлял Сельский совет. Из-за ранений, полученных на войне, Койчу мало прожил (всего 57 лет), но многое для своего народа, для односельчан и близких успел сделать. Если бы действительно был Бог, он объявил бы его Святым!..

 

© Койчуев Т.К., 2006.
    © КРСУ, 2006.

 

СКАЧАТЬ всю книгу: Чабыт / Порыв: Литературный альманах. Вып. III. – Бишкек: КРСУ, 2006

 


Количество просмотров: 3923